Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Невыездной рэпер Наум Блик написал песню-предчувствие за месяц до конфликта с цензорами. Интервью. Трек

4 сентября 2014, 13:13
Невыездной рэпер Наум Блик написал песню-предчувствие за месяц до конфликта с цензорами. Интервью. Трек
Фото: Евгений Лобанов, 66.ru
Песня называется «Круговерть». Премьера — на Портале 66.ru. А еще — подробный рассказ о том, как Наума Блика и трио Дениса Галушко не пустили за границу.

После того как мы рассказали, что екатеринбургских музыкантов не выпустили с концертом за границу, наш друг Наум Блик весь день отвечал на звонки и ходил в эфиры радиостанций. Всех интересовало, что это вообще было.

А было вот что: организаторы российской делегации международной книжной выставки в Бухаресте пригласили Наума и екатеринбургское джазовое трио Дениса Галушко съездить на упомянутую выставку и отыграть музыкальную программу, включающую в том числе стихотворения русских классиков под аккомпанемент джазовых композиций.

Но внезапно передумали и сообщили: взять с собой уральских музыкантов они не могут, потому что «музыка у них американская», а в Федеральном агентстве по печати и массовым коммуникациям к любым проявлениям проамериканской культуры «относятся очень настороженно». Предложили аккомпанемент сменить на музыку «какого-нибудь русского композитора». Наум от такого предложения отказался и публично возмутился, рассказывает он:

— Если бы мне просто сказали: «Извините, но мы вас не берем», — я бы отнесся к этому совершенно нормально. Обычная ситуация. Ничего страшного. Формально они мне ничего не должны, я им ничего не должен. Мы не подписывали никаких бумаг. Меня возмутил абсурд ситуации. Просить сменить музыкальное сопровождение из-за того, что джаз — это что-то американское, это ведь абсурд! Так, если разобраться, почти любая музыка — иностранная. Кроме народных каких-то сочинений разве что. Эти стереотипы, связанные с якобы вражеской, чуждой западной музыкой, они уже просто набили оскомину. Особенно тем, кто занимается рэпом, конечно.

«Попросить нас «взять русского композитора за основу» все равно, что предложить хоккеисту бильярдный кий вместо клюшки».

— Ты хотел поехать?
— Да. Хотел. Любой концерт с трио Галушко для меня — это событие. Вместе мы выступаем нечасто. И как правило — на каких-то культурных мероприятиях под патронажем государственных структур.

— Почему вы отказались сменить аккомпанемент?
— Просто не захотели. Мы и так играем русскую музыку. Да, это джаз. Но ребята вкладывают в него свою, русскую душу. Почему никому не приходит в голову обвинять БГ, например, в том, что он играет чуждую, вражескую музыку? Рок ведь тоже с Запада пришел. И что теперь? Показывать иностранцам только кокошники, балалайки и Елену Ваенгу? А попросить нас «взять русского композитора за основу» — все равно что предложить хоккеисту бильярдный кий вместо клюшки. Ну глупость.

— Не опасаешься того, что теперь в другие государственные учреждения культуры, с которыми ты работаешь, тебе тоже вход закроют? Слишком уж большой резонанс получился.
— Да. Резонанс внезапно вышел большой. Возможно, теперь будут какие-то последствия. Но что сделано — то сделано. Я не собирался из этого какой-то скандал раздувать. Я просто хотел поделиться с другими людьми этой странной, на мой взгляд, историей. Я хотел, чтобы мои знакомые, товарищи из музыкальной, культурной среды знали, что вот такие вещи уже происходят.

«Просто на повестке — политическое противостояние с Америкой. И конкретные чиновники в своих кабинетах стараются сидеть тихо и ничего лишнего не делать, чтобы начальники вопросов не задавали».

— Но ты ведь понимаешь, что это не «генеральная линия партии», а «мелкие перегибы на местах»?
— Да. Конечно. Я думаю, что никакой директивы — не выпускать идеологически неправильных музыкантов из страны — нет. Просто на повестке — политическое противостояние с Америкой. И конкретные чиновники в своих кабинетах стараются сидеть тихо и ничего лишнего не делать, чтобы начальники вопросов не задавали. Или наоборот, они хотели выслужиться перед вышестоящими коллегами. Мол, смотрите, мы тут тоже против США.

Тебе сейчас стоит песню об этом написать.
— Есть у меня уже об этом песня. И текст есть, и «минус». Я буквально за месяц до всей этой истории «демку» записал. Предчувствие прямо какое-то. «Круговерть» называется. Вот ее хоть прямо сейчас публиковать можно.

— Так давай опубликуем.
— Давай.

Наум Блик. «Круговерть» (prod — «ВЕСЪомый продукт», Баку)