Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Прима Оперного театра Елена Воробьева: «Я никогда не мечтала о «Золотой маске»

23 апреля 2014, 19:55
интервью
Прима Оперного театра Елена Воробьева: «Я никогда не мечтала о «Золотой маске»
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Обладательница самой престижной театральной премии страны — о том, как не стать заложником собственных амбиций и заниматься своим делом, невзирая на мировые катаклизмы.

В эти выходные в Большом театре Екатеринбургский театр оперы и балета получил сразу четыре «Золотых маски». Исполнительницей лучшей женской роли была признана солистка театра Елена Воробьева, сыгравшая в постановке «Вариации Сальери».

Два года назад мы уже встречались с Еленой и говорили о том, при каких обстоятельствах она начала заниматься балетом, об огромной конкуренции в балетном мире и обычной жизни примы-балерины, а также побывали на репетиции и за кулисами, в гримерной звезды Оперного. Наш репортаж вы можете найти здесь. На этот раз мы спросили Елену и ее партнера в «Вариациях Сальери» Андрея Сорокина, что нужно сделать, чтобы получить главную театральную премию страны, и по каким критериям сегодня оценивают российских артистов.

— Вы говорили, что «Золотая маска» стала для вас неожиданностью. Почему?
— В этот раз я не ожидала, потому что в моей номинации было очень много достойных, сильнейших артистов с мировой известностью. Когда я увидела фамилии на экране, то подумала: «Ну, абсолютно точно не я». И сразу успокоилась.

— О чем подумали, когда услышали свое имя?
— У меня было ощущение полной расслабленности. Но о чем я говорила на сцене и что подумала, сейчас не помню. Но, скорее всего, именно из-за этого ощущения расслабленности я вообще смогла что-то сказать…

— В прошлом году вы также были номинированы на «Золотую маску», но тогда не сложилось. Это заставило вас задуматься, по каким критериям сегодня оценивают артистов?
— Я не задумываюсь об этом. Я стараюсь просто выполнить свою работу качественно. Стремлюсь к этому каждый день. Это началось несколько лет назад. Если говорить о том, по каким критериям оценивает жюри «Золотой маски», то я правда не знаю. Скорее всего, важны сразу несколько факторов: неординарность постановки, как человек выглядит в этом спектакле... На самом деле я думала, что «Золотую маску» получит Наталья Осипова. Но говорят, что постановка, в которой она выступала, была не очень удачной. То есть ей просто не повезло. А у нас как-то все удачно сложилось. Важно и то, что Слава Самодуров — наш, русский постановщик, и это его авторская, оригинальная хореография.

— Вы получили «Золотую маску» в номинации «Лучшая женская роль». Что для вас стало самым сложным в работе над спектаклем «Вариации Сальери»?
— На самом деле это был балет на основе классики, но с необычными переходами, с элементами акробатики. Действие развивается на огромной динамике, на смене коротких картинок. Мне этот спектакль безумно нравится.

— Можете себя похвалить — и за что?
— Я считаю, что я очень многое вложила в этот спектакль лично от себя. Я выполняла указания Славы (Самодурова, — прим. 66.ru), старалась делать то движение, которое он мне говорил, но при этом рационализировала его для себя. Мне было важно понимать текст, который я танцую. Для этого нужно было пропустить его через себя. Только тогда я смогу донести его до зрителя.

— Что дальше? Если говорить о неком условном потолке… Когда вы поймете, что вы его уже достигли?
— Я об этой награде никогда не мечтала, поэтому, если честно, к другим наградам не стремлюсь. Потолка нет. Как и в жизни нет потолка.

— Андрей, а вы?
Андрей Сорокин: — Мы недавно обсуждали это. Наград не так уж и много. Наверное, только «Бенуа де ля Данс». Но я думаю, что совсем не обязательно иметь награду, чтобы получить оценку твоего творчества. Если ты востребован серьезными театрами, тебя приглашают на мировые сцены, то это тоже можно считать признанием твоего таланта. Что касается «Золотой маски», то, на мой взгляд, в России это точно главная награда. Я не знаю ничего более авторитетного, более достойного, чем «Золотая маска».

— Наверное, вы часто ездите с гастролями. Куда бы хотели отправиться из тех мест, где еще не были?
Елена: — Мы на самом деле мало где были. Мир так огромен, стран так много. Я бы хотела побывать во Франции, в Париже.

— Станцевать в «Гранд Опера»?
Елена: — Вряд ли, конечно. Но мне вообще интересно посмотреть на эту страну, соприкоснуться с этой культурой.
Андрей: — Мне хотелось бы выступить в Англии, в Нидерландах… Ну, и заодно съездить в Париж. Лена пробьет дорогу, и я уже вслед за ней, по накатанной…

— Еще один номинант «Золотой маски», Театр музыкальной комедии, этим летом отправляется на гастроли в Крым. Такой вариант не рассматриваете? Или, может быть, вам уже предлагали выступить на полуострове?
Андрей: — Лично нам никто не предлагал, разве что предложение поступало в администрацию театра. Они ведут все переговоры такого рода. Может быть, да, а может, и нет. Мы не знаем.

— Отправляясь на гастроли в Крым сейчас, артисты, наверное, в какой-то степени проявляют еще и свою гражданскую позицию. Вам интересно то, что происходит в политической сфере, особенно если говорить в свете последних событий на Украине и в Крыму?
Андрей: — Разве что это может стать темой для спектакля. Но если брать настоящее время, то не думаю, что международные конфликты как-то могут повлиять на то, что происходит в искусстве.

— Вы наверняка слышали об экономических санкциях, которые вводятся в отношении России другими государствами… Что будете делать, если денег на искусство не останется?
Андрей: — Если не будет денег — не будет и постановок… Хотя на самом деле не важно, сколько стоит спектакль, если он сделан хорошо. Например, Владимир Варнава поставил балет с очень маленьким бюджетом. Тем не менее он был номинирован и удостоился награды. Даже если нет денег, можно сделать качественно.
Елена: — Искусство — это не работа, это призвание. К сожалению, наш мир так устроен, что мы должны зарабатывать себе на жизнь. Но даже если у меня будет другая работа, на которой я буду зарабатывать деньги, от искусства я точно никуда не уйду. Может быть, его станет чуть меньше, потому что на него будет уходить не так много времени… Но жизни вне искусства я себе не представляю.

Фото: Дмитрий Горчаков, Ирина Баженова, 66.ru; uralopera.ru