Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Рэп на районе. Второй смысл Краснолесья

26 сентября 2013, 17:52
Рэп на районе. Второй смысл Краснолесья
Фото: 66.ru
Друг 66.ru Наум Блик прогулялся по молодому району в компании молодых рэперов с большими амбициями. Как принято, говорили о музыке и о жизни. Нечаянные, но настойчивые намеки на Пушкина прилагаются.

Не зря третий репортаж серии «Рэп на районе» я решил сделать именно с этими ребятами. За последнее время в Екатеринбурге крайне мало молодых групп, которые мне симпатичны своим подходом к музыке, позиционированием, поведением на сцене.

К тому же, мне было очень интересно пообщаться с новыми людьми в хип-хопе, с которыми нас разделяет 15 лет, и посмотреть, как они начинают свой путь, о чем думают, как живут.

Итак, встав утром в воскресенье, я направился в Юго-Западный район, микрорайон Краснолесье. Я вспомнил детство и то, как тяжело мне было вставать в школу. Все мое нутро протестовало против этой несправедливости. Я не понимал, зачем нужно просыпаться так рано и идти туда, куда ты не хочешь, вместо того чтобы делать то, что хочешь, а именно — еще немного поспать. По дороге в класс я часто спрашивал себя: что я вообще делаю на этой бренной земле и зачем я тут? С годами чувство несправедливости мира притупилось и я постепенно стал понимать что к чему.

Сухой ветер дул в лицо, затрудняя движение, но усиливая концентрацию. И вот я оказываюсь между бетонных домов, что стоят в объятиях соснового бора. С каждым годом дома раздвигают объятия шире, будто бы не хотят терпеть такие сантименты от деревьев.

Остановившись у нужного дома в ожидании парней, становлюсь невольным свидетелем разговора трех местных, вышедших из подъезда. Можно было догадаться, что троица идет до магазина и обратно. Всем своим видом они явно требовали продолжения банкета. В одежде преобладали трико и шлепанцы, а у долговязого из-под расстегнутой рубахи сияли зоновские наколки. Именно он и выслушивал негодование своего товарища: «Толян, тебе если надо ***ать, то я ***у! А разговаривать так со мной не надо. Я тебе не Пушкин, чтоб ты со мной так разговаривал».

С группой «Второй смысл» мы уже как-то пересекались. Я видел их в деле, но поговорить более подробно не представлялось возможности. И вот мы уже идем по направлению к месту их сборов — к супермаркету на Краснолесье.

— Как вас зовут, давно ли живете на бренной земле?
Глобус: Я Глеб, мне 19.
Jef Chen: Женя, мне тоже 19.
Алсэп: Я Александр, мне 20 лет.

— А отчество у тебя как, Александр?
Алсэп: Сергеевич.

Думаю: бывает же такое. С классиками на Краснолесье полный порядок.

Алсэп: Вообще, в группе нас пятеро эмси, есть еще Бразис и Фестиваль, и DJ Anqy music.
— Как вы познакомились и давно ли существует «Второй смысл»?
Алсэп: С Бразисом знались, когда я еще рэп не читал. А так живем на одном районе, просто пересекались раньше, а потом закрутилось, завертелось, сошлись через общих знакомых.
Глобус: Как объединение мы существуем 2-й год, но до этого у нас были какие-то сольные проекты.

— Что вы вложили в название своей группы. О чем оно?
Глобус: Ну, это некая обратная сторона вещей или высказывания, например. Мы стараемся избегать прямолинейности и показать то, что скрыто от торопливого, недальновидного взора.

Подходим к супермаркету. Из дверей выходит огромных размеров тетка с двумя пакетами еды, за ней торопливо поспевает невысокий, щупленький мужичок в жилетке, говорящий по телефону удивительно низким басом.

— Скажите, а что тут происходит по вечерам?
Алсэп: Мы собираемся тут с парнями почти каждый вечер. Открываем окна у машины, читаем рэп, обсуждаем тексты, взаимодействуем. Бывает, человек по 20 собирается. А недавно у микрорайона был день рождения и руководство устроило праздник, так вот на нем одни рокеры выступали.

— Вас не позвали?
Алсэп: Нет. Мы, видимо, неформат. Хотя, возможно, руководство микрорайона о нас в неведении.

— Каким темам в текстах вы отдаете предпочтение?
Алсэп: Нас волнует социальная проблематика, но мы не ограничиваемся только ей.
Jef Chen: Недавно сделали трек «Хип-хоп-нация», например. Сейчас хип-хоп не так един, как был в 90-х годах. Все тусуются своими компаниями, относятся к этому не так серьезно. В общем, тема объединения хип-хопа тоже для нас очень важна.
Глобус: Лично я пытаюсь раскрывать темы неверия, равнодушия, страха.

— Например?
Глобус: Например, страх перед ответственностью, переменами. Или тема лени на пути к какой-то своей цели. Вообще лень свойственна русскому менталитету.

— Как вы считаете, насколько в наше время музыка политизирована? И должна ли она затрагивать политические темы?
Алсэп: Я считаю, что не должна быть политизирована. Если политика будет лезть в музыку, то не будет свободы.
Глобус: Политика — дело грязное, и если политика придет в музыку, то и музыка будет такой же.

— А как же Public Enemy, например? Ведь они в свое время очень много читали на политические темы.
Алсэп: Да, но это был их протест. Они были в оппозиции к власти и пытались своими треками изменить мир к лучшему. Боролись за права черных. Тут другое. Мы хотим сказать, что власть не должна подчинять себе музыкантов. Рэп должен быть свободным в своих высказываниях.

— Слышали о выходке Bloodhound Gang? Что можете сказать по этому поводу?
Алсэп: Меня возмутил сам факт этого поступка. Открытое неуважение к стране, в которой у тебя назначен концерт через два дня, — это глупо. Артист ведет людей за собой, он должен отдавать себе отчет в своих поступках. Я считаю, что есть какие-то рамки приличия, даже если эпатаж является характерной чертой артиста.
Глобус: Однажды я прочитал высказывание AL Solo о том, что артисту нужно воспитывать слушателя. То есть нужно стараться открывать своим творчеством в слушателе какие-то хорошие качества, что-то лучшее, нежели играть на низменных инстинктах.

Показав основные достопримечательности, парни предлагают зайти к ним на домашнюю студию, и мы разворачиваемся в другую сторону.

— Что нужно в наше время группе, чтобы добиться популярности?
Алсэп: Тут во многом все зависит от того, насколько человек суетится, насколько ему вообще это нужно.
Глобус: Сейчас очень много материала, притом не самого хорошего качества. И, по сути, из этого обилия весьма непросто выделиться. Сложно донести музыку до новых слушателей, до тех, кто не входит в твой круг общения.

— Как донести ее до них?
Алсэп: Сейчас люди больше расположены к восприятию визуальной информации. Кругом реклама, плакаты, картинки. Следовательно, видеоклипы в наше время больше внимания привлекают, чем сама музыка.

— Стало быть, визуал правит бал?
Алсэп: Да-да, именно!

— Что самое важное в творчестве?
Алсэп: Не важно, что ты делаешь: поешь, танцуешь или рисуешь. Главное — чтобы был свой стиль.
Глобус: Своя черта.
Jef Chen: Свой почерк.

— В чем заключается ваш почерк, какие темы вы не затрагиваете в своем творчестве, каких слов избегаете?
Алсэп: В первую очередь мы не используем ненормативную лексику. Также не пропагандируем наркотики, агрессию, бахвальство, пафос и т.д.

По пути на студию заходим во двор школы. Делаем несколько фотографий.

Неожиданно из вентиляционного отверстия подвала появляется настоящий хранитель андеграунда — полосатый кот. Похоже, появление котов в моих репортажах становится закономерностью. В следующий раз на интервью надо будет взять с собой колбасы.

Еще 10 минут — и мы уже на пятом этаже одной из многоэтажек, в квартире Алсэпа. В его комнату из прихожей ведет коридор, она располагается слева, а если пойти прямо, то упрешься в кладовку, которая недавно превратилась в студийную будку.

На стенах ковры, но это не дань советской моде, а самый доступный способ звукоизоляции. В стене, что соединяет будку и комнату, прорублено окно.

В комнате компьютер, книжный шкаф и диван, на котором вальяжно расположилась пушистая Узя.

Алсэп: «Это наша муза. Все время тусуется с нами во время записи, ей нравится быть причастной к творческому процессу».

Если в третьем интервью мне уже встречается вторая кошка, подумал я, то что же будет в самом конце проекта? Наверное, с последним героем мы пойдем в цирк на выступление Куклачева.

На самом видном месте стоит почетный трофей — приз за победу в фестивале. Выполнен он в виде микрофона, стоящего на небольшой подставке, на которой расположена табличка: «Гран-при победителям XII Областного хип-хоп фестиваля «РЕП ДЕБЮТ» г. Сысерть 2013 г.».

Слово «рэп» написано через «Е». Сколько же копий было сломано об эту злосчастную букву…

— Что думаете по поводу современного русского рэпа? Что можете сказать об общих тенденциях?
Глобус:
Рэп у нас в стране потерял корни. Мы видим, что многие, кто сейчас им занимается, не знают истоков и не интересуются ими.
Алсэп: Если ты хочешь привнести что-то в эту культуру, в историю, то обязательно нужно знать, что было ранее, я в этом уверен.

— Какие исполнители повлияли на вас больше всего?
Глобус: Из русских, наверное, «Каста». Альбом «Громче воды, выше травы». А из американских: Onyx, Mobb Deep, Wu-tang, Run DMC.
Алсэп: Группы 90-х годов оказали сильное влияние в основном. Именно то звучание нас вдохновляет. Не зря это время окрестили золотым временем хип-хопа.

— Чем еще вы интересуетесь, помимо музыки?
Глобус: Мне нравится рисовать карандашом. С красками не дружу особо. Мне карандаш более симпатичен.
Алсэп: Я книги читаю. Ломоносова, Пушкина. В основном классику, а из современного прочел «ДухLess» Минаева.

— Стихи читаете?
Jef Chen: Да, конечно. Маяковский нравится, Есенин, Лермонтов. Это помогает в развитии мастерства эмси.

— Где работаете, учитесь?
Алсэп: Закончил политехнический коллежд, сейчас в УрФу на заочном, «теплофак». Работаю в сфере теплоэнергетики — пошел по специальности. Но свое будущее связываю с музыкой.
Глобус: Большую часть зарплаты мы вкладываем в запись материала, в покупку оборудования, съемку клипов. Недавно вот скинулись на съемки дебютного видео.
Jef Chen: Я работаю курьером на своем автомобиле, развожу продукты по столовым, ресторанам и на дом.

— Со спортом дружите?
Глобус: Любим в баскетбол поиграть. Но у нас на районе покрытие на площадках баскетбольных песочное. Это так же, как в футбол на битом стекле играть. Кому в голову пришло сыпать песок на площадке, не знаю. Есть в Академическом районе хорошая площадка во дворе школы, но туда пускают только ее учеников, охрана на входе. В итоге площадка пустует и никто толком там не играет. То есть что в Академическом, что у нас особо никаких удобств спортивных нет. Одним бегом и турниками сыт не будешь.

— Как родители относятся к вашему увлечению рэпом?
Алсэп: Мои — положительно. Поддерживают. Кладовку вот выделили для будки студийной.
Глобус: Я не знакомлю родителей со своим творчеством. Они знают, но не следят за этим.
Jef Chen: Мои родители все же воспринимают это как хобби.

— Вы мечтаете стать профессиональными, известными артистами и зарабатывать своим творчеством?
Глобус: Для меня, скорее, важно сделать свой вклад в развитие культуры. Не исчезнуть впустую, получить свое место в этой музыке.
Алсэп: Цели у нас весьма амбициозные, хотим добиться успехов в этом деле, так как оно очень нам нравится. Лично для меня без рэпа жизнь была бы серой и пресной.

— Основываясь на своих наблюдениях, я сделал вывод, что русский рэп развивается циклично, волнами. Причем каждый такой виток развития, или, если хотите, моды, длится примерно 4–5 лет. Сначала была волна Bad B, потом появилась «Каста», чуть позже Krec, Смоки Мо, потом Centr, Баста, АК-47 и другие. Сравнительно недавно стал популярен так называемый ЗОЖ-рэп. Как думаете, что будет дальше?
Алсэп: Вообще, сложно сказать. Я надеюсь, что отечественный рэп станет в целом меньше что-либо пропагандировать, будь то наркотики или здоровый образ жизни, а вернется к своим истокам. Правда, сейчас идет мода с Запада на trap-музыку, но не думаю, что это долго продлится.

— Сколько у вас релизов выпущено?
Алсэп: Пока у нас только EP выпущен «Осенняя сага», «Ближе к свету», а как такового альбома нет. Но мы над этим работаем. На своей студии работа должна пойти более плодотворно.

— Какова ситуация с концертами у вас, как принимают?
Глобус: В других, менее крупных городах принимают лучше. Для них любой рэп-концерт — событие. Чувствуется отдача зала. В Екатеринбурге — по-другому, тут много выступлений происходит, и народ уже привык. Приходит в клуб просто потусить, пообщаться. А то, что происходит на сцене, уже не так важно. Просто как дополнение.

— Как изменить ситуацию?
Алсэп: Тут зависит все и от организаторов, и от артистов. В любом случае нужно, в общем, снизить интенсивность мероприятий. Сделать, чтоб такие тусы происходили более интересно. Чтобы народ ждал следующих вечеринок, готовился к ним.
Глобус: Но это практически нереально, потому что сейчас каждый может сделать себе презентацию альбома в клубе. Потому так много одинаковых мероприятий.

— Что бы вы хотели улучшить в Краснолесье?
Алсэп: Очень хотим баскетбольную площадку с хорошим покрытием.

Второй Смысл — «Куда летит звезда»

Когда я собирался на встречу, в глубине души надеялся увидеть в этих парнях то же самое, что было во мне в их годы: огонь в глазах, страсть к творчеству, веру в себя и свои силы, командный дух и чистые помыслы. И я это увидел. Я узнал в них себя, в то время когда хип-хоп у нас только зарождался и я делал в нем первые, робкие шаги. С годами эти чувства притупились, и я все чаще сомневаюсь в том, понимаю ли я что к чему.

Наум Блик для 66.ru