Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«В жизни такого не видел!» Вице-мэр Алексей Бубнов — о решении проблем города и плюсах западных санкций

8 января 2023, 17:50
интервью
«В жизни такого не видел!» Вице-мэр Алексей Бубнов — о решении проблем города и плюсах западных санкций
Фото: Антон Буценко, 66.RU
Алексей Бубнов — заместитель мэра, который отвечает сразу за три сферы: благоустройство, транспорт и экологию, поэтому к нему обычно много вопросов. Главный редактор 66.RU Дмитрий Шлыков встретился с вице-мэром и поговорил о реконструкции парков, эффективности платных парковок, развитии общественного транспорта и нехватке кадров в «Гортрансе» и ДЭУ. Несмотря на то, что многие из перечисленных проблем кажутся вечными, Алексей Бубнов оптимистичен. Решить их, по его мнению, могут помочь (внезапно) нынешнее экономическое положение страны и международные санкции.

Интервью получилось достаточно длинным, и если у вас нет времени прочитать его целиком, воспользуйтесь этим оглавлением. По клику на короткий тезис Алексея Бубнова вы быстро попадете ровно в ту часть текста, где он раскрывается.

  • Парк «Уралмаш» реконструируют за 100 млн рублей. Он станет аналогом ЦПКиО.
  • В городе в 10 раз вырастет количество платных парковок. И это должно помочь пересадить людей на общественный транспорт.
  • В 2023 году Екатеринбургу купят 25 трамваев.
  • Екатеринбургу никак не обойтись без расширения метро. Новые станции должны соединять центр города с Академическим. Другим способом перевезти весь поток жителей этого района в центр просто не получится. Не поможет даже наземное метро.
  • Голосование за парки, которые нужно благоустроить, проходит совсем не так, как задумывалось изначально. Жители должны были сами делать свой выбор, но появились «заинтересованные люди, которые стоят за голосованием» и «понуждают» людей делать выбор в пользу той или иной территории.
  • «Гортранс» отдадут в концессию, только если это будет обязательным условием для получения федерального гранта.
  • Заключенных, которые будут работать в ДЭУ и «Гортрансе», поселят в общежитии на территории Кольцово.

«Парк «Уралмаш» станет аналогом ЦПКиО»

— Предлагаю начать с темы, которая появилась в повестке недавно. Это летний парк «Уралмаш», ставший по популярности вторым парком страны в рамках федерального голосования по благоустройству. Однако он проиграл соревнование за федеральные деньги. И теперь с ним происходит что-то непонятное. С одной стороны, горадминистрация выделяет деньги на проектирование реконструкции парка, одновременно с этим парк передали в управление ЦПКиО. С другой стороны — говорится, что парк передадут в концессию, но одновременно он значится в списке на голосование на 2024 год по программе «Формирование комфортной городской среды». Можете поэтапно объяснить, что с ним все-таки будет дальше?

— В любом случае его благоустроят. Если будут передавать в концессию, то однозначно не весь парк, а какую-то часть — аттракционы, например.

Окончательный план действий определим по итогам голосования. Если он попадет в нацпроект — это одна история; если нет — будем искать другие источники финансирования: областной или городской бюджет.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

— То есть концессия, как способ оплатить все работы, не рассматривается?

— Такого инвестора, который сделает все, мы просто не найдем. Вообще мы видим парк «Уралмаш» как небольшой аналог ЦПКиО.

— Что вы имеете в виду?

— Смотрите, у нас парк Маяковского подведомственен городскому управлению культуры. И это не только благоустройство, уборка территории, а еще и какие-то активности.

— То есть культурное пространство, а не просто прибранная территория, где можно посидеть на скамеечках?

— Именно так.

— Сейчас городской и областной бюджеты урезают. Насколько вероятно, что если не найдется денег в федеральном бюджете, то они будут у области или города? И о каких суммах идет речь?

— Пока не могу назвать сумму, потому что проектные работы еще не провели. Но, в моем понимании, это больше 100 млн рублей.

— Тема, которая беспокоит наших читателей, — это платная парковка в центре города. Вопрос сложный, и обычно представители администрации города неохотно его комментируют. Но в этом году парковка очевидно заработала — людям начали приходить штрафы. Почувствовали ли вы эффект от проделанной работы?

— Эффекта должно быть два. Первый — люди начинают чаще пользоваться общественным транспортом, второй — пустые парковочные места, чтобы была возможность ненадолго оставить машину в центре города. На сегодня пассажиропоток в общественном транспорте вырос на 5% и появились свободные парковочные пространства.

С сентября выписано более 6 тыс. протоколов, на очереди еще порядка 10 тыс. (зафиксированы, но еще юридически не оформлены, — прим. ред.). Дальше — еще больше.

Вообще у нас достаточно щадящая цена [за парковку в центре города] — 30 рублей в час. Я недавно был у дочери в Москве, там парковка в центре — 50 рублей за полчаса, а свыше получаса — 1500 рублей в час.

Фото: Антон Буценко, архив 66.RU

— Подождите, такое количество протоколов говорит скорее о том, что цели пока не достигнуты. Люди предпочитают приезжать, оставлять машину, нарываться на штраф, но не ограничивать время парковки и не пользоваться общественным транспортом.

— Требуется определенное время на перевоспитание. Окончательно предпочтения у ряда горожан еще не поменялись, но у некоторых — изменились. Те, кто получил штраф, начинают действовать по-другому.

— Есть контраргумент, что за парковку сложно заплатить: паркоматы работают некорректно, а специальное приложение в условном Google Play не найти.

— На самом деле в том же Google Play приложение «Горпарковки» (разработчик Smart City) найти просто. Весит оно где-то 19 мегабайт. У меня приложение стоит, работает прекрасно. А на паркоматах у нас есть QR-коды, по которым можно перейти и скачать приложение.

— А что будет с паркоматами? Планируете их заменить или отремонтировать?

— Нет. Как у любой сложной техники, здесь бывают поломки, но городская служба автопарковок быстро устраняет неисправности.

— Как будете дальше расширять сеть платных парковок?

— На сегодня у нас 2600 мест на платных парковках. Расширять будем точечно. К 2024 году в пределах «малого транспортного кольца» (в границах улиц от Челюскинцев до Большакова и от Московской до Восточной) их станет 12 000. К 2025 году — 25 000 мест в разных районах города. То есть рост примерно 10 раз. У нас нет задачи на этом заработать. Главные цели, повторю, — это освобождение парковочных мест и увеличение пассажиропотока в общественном транспорте.

«Жителей Академического без метро не перевезти в центр»

— Чтобы пересадить людей на общественный транспорт, он должен быть удобным и быстрым. Есть планы по закупке троллейбусов и трамваев. Насколько, с вашей точки зрения, этого достаточно и насколько реализуемы эти планы?

— Этого недостаточно, потому что менять надо все. Но денег нет, и мы действуем поэтапно. В этом году заключили контракт на поставку 45 троллейбусов, но по целевым показателям должно быть 50 новых троллейбусов к концу 2023 года. Весь парк — более 200 троллейбусов. То есть за раз поменять четверть парка — это достаточно много.

И эту работу мы будем продолжать. Другой вопрос, что пока непонятно, что с источниками финансирования. Поэтому озвучивать дальнейшие планы я пока не готов.

— Но мы же с вами понимаем, что все троллейбусы Екатеринбурга надо списать и закупить новые. И с трамваями примерно такая же ситуация.

— Понимаем. Так оно и произойдет, но только это не за год делается.

— А за какой период?

— Лет пять.

Фото: архив 66.RU

В 2023 году в городе поменяют четверть троллейбусного парка.

— Очень оптимистично для нашего города.

— Все зависит от того, как в стране будет развиваться экономика. Раньше у нас, например, производили 10–15 трамваев. Сейчас их выпускают сотнями. Оптимизма добавляет то, что федеральная власть повернулась в эту сторону. Недавно был на общественных слушаниях в Госдуме. Депутаты четко понимают, что электротранспорт надо производить уже тысячами, потому что менять транспорт нужно по всей России. Говорилось о том, что будут разработаны специальные федеральные программы.

В моем понимании, в 2023 году Екатеринбургу нужно закупить порядка 25 новых трамваев. Механизм реализации проекта в моей голове есть, и думаю, что сразу после Нового года мы соберемся с коллегами из областного правительства и переложим это все на бумагу в виде протокола.

— Почему именно 25 трамваев? Это сколько сможем или сколько нужно?

— Это полная замена трамваев на магистральных маршрутах № 13 и № 18, которые ходят по центру Екатеринбурга. Нам надо и себя приучать к хорошему, и показывать гостям, что мы современные, красивые и удобные.

— Еще город так устроен, что большое количество людей приезжает на работу в центр, а потом уезжает обратно.

— В этом наша проблема.

— Но с этим мы же вряд ли что-то сможем поделать в обозримой перспективе?

— Тенденция выноса промышленных предприятий из центра городов есть во всем мире. Вопрос в том, что когда мы застраиваем районы типа Солнечного и Академического, надо сразу предусматривать транспортную инфраструктуру. Точно так же, как требуется строительство садиков и школ. Но, к сожалению, этого не было сделано.

Москва — прекрасный пример. Когда там идет комплексное освоение какой-то территории, к ней сразу же подтягиваются и дороги, и станция метро. Только после этого начинается застройка.

— Москва — не Россия.

— Как сказать. Мы отстаем от Москвы лет на 10. Помню, когда в 1999 году приехал туда — ужаснулся. Люди ездили на жутких желтых маршрутках. А с учетом того, что там сыпят очень много соли на дороги, они все были еще и гнилые. А сейчас приезжаешь в Москву — старых трамваев, автобусов, маршруток этих не видно. Думаю, лет через 10 у нас будет так же.

— И будем к новому району прокладывать станцию метро до того, как сам район построят? Да ладно.

— Опять же, Москва разогналась и строит по 15–20 станций метро в год. Рано или поздно количество этих станций закончится. И дальше строители со всеми этими компетенциями должны будут куда-то поехать, а мы — третий, четвертый город в России. Я верю, что они приедут сюда. А куда им деваться?

Фото: архив 66.RU

Алексей Бубнов уверен, что метро нужно продлить до Академического района.

— Может, ну с ним, с метро? Давайте перестанем о нем мечтать и начнем мыслить более рационально.

— Нет. Тот же Академический без метро чисто физически не перевезти. Даже если мы туда подведем наземную железнодорожную линию, как запланировали. Все равно ветка метро туда должна прийти.

— Я правильно понимаю, что планы гипотетического строительства метрополитена поменялись, и если деньги появятся, то их первым делом направят в сторону Академического района и ВИЗа?

— Вопрос даже не в деньгах. Позиция федеральной власти — метрополитен строят там, где пассажиропоток составляет 40 тыс. пассажиров на одной станции в день. У нас на всех станциях — 110 тыс. человек в день. Но рано или поздно мы к необходимому пассажиропотоку придем.

— А как мы к этому придем, если у нас пассажиропоток сокращается?

— У нас пассажиропоток растет. И в метро тоже.

— Тут же палка о двух концах. Люди переезжают и живут в новых районах. Ни из Академического, ни из Солнечного на метро не уехать. А на Уралмаше, откуда можно выехать на метро, остаются люди, которым в центр города уже не очень надо. Поэтому пассажиропоток тут не растет. За счет чего тогда он увеличится?

— За счет того, что мы пересадим людей на общественный транспорт.

— Помимо платных парковок, что входит в комплекс мер по пересаживанию людей на общественный транспорт?

— Ну, вы сами сказали: приобретение нового подвижного состава и обособленные полосы, чтобы увеличить скорость движения общественного транспорта. Трамвайная линия в Академический — тоже пример обособленной полосы. Более того, мы поставим там систему «приоритет» (трамвай подъезжает к перекрестку, и для него автоматически включается зеленый сигнал светофора, — прим. ред.). Она у нас уже работает на верхнепышминской линии в черте Екатеринбурга. В Верхней Пышме пока еще не закупили нужное программное обеспечение, но скоро это будет сделано.

«За голосованием по благоустройству стоят заинтересованные люди»

— В Генплане, который вынесли на общественные слушания, много трамвайных линий помимо тех, что вы перечислили. В частности, по Бориса Ельцина или смычка на Уралмаше (между Машиностроителей и площадью Первой Пятилетки). Можете сказать, какие из них приоритетнее? Очевидно, что все и немедленно строить не начнут.

— Смычка на площади Первой Пятилетки — первый приоритет. Она там просто необходима.

— Но это решение проблемы конкретного района, а не города.

— Все эти планы по отдельности — для решения проблем конкретного района. Каждому важно, чтоб у него дома что-то было. Инфраструктура в Академическом ведь совсем не беспокоит жителей Уралмаша. Они, может, вообще не появятся там ни разу за свою жизнь.

— Кроме тех случаев, когда парк в Академическом второй раз побеждает в голосовании за благоустройство.

— Мы же понимаем, как это все делается. Давайте честно скажем: есть заинтересованные люди, которые стоят за голосованием. Первоначально было задумано все совершенно по-другому. Жители должны были сами делать свой выбор.

Фото: предоставлено 66.RU пресс-службой РСГ Академический

Таким после реконструкции должен стать Преображенский парк в Академическом, победивший в голосовании.

Фото: предоставлено 66.RU пресс-службой РСГ Академический

— Включились выборные технологии. Наверно, это нормально.

— Наверно. Только это немного искажает предпочтения горожан. Мы, как администрация, ни разу не включались. А можем, и тогда результаты голосования будут совершенно другие. Сам я, если честно, каждый раз голосую за парк Энгельса, потому что это неухоженная территория в центре города.

— Возвратимся к общественному транспорту. Много лет проговаривался вариант отдать в концессию «Гортранс». С тех пор ничего не происходит: администрация молчит, потенциальные концессионеры теперь тоже ничего не говорят. Это уже забытый этап, или вариант концессии еще рассматривается?

— Концессия в любом случае будет стоить дороже по сравнению с тем, как если бы администрация делала все сама. Это вопрос политический и, скорее, не ко мне. Скажем так, мы рассматриваем концессию как способ привлечения денег.

То есть если это будет обязательным условием для получения федеральных грантов, тогда будет концессия. Если мы остаемся на уровне областного или городского бюджета, то, с высокой долей вероятности, мы делаем все сами. Потому что, как я уже сказал, это дешевле.

Если уж честно говорить по «Гортрансу», то падение пассажиропотока приводит к падению выручки, падение выручки приводит к тому, что транспорт будет ходить реже: водителей нет, соответственно, на линии меньше автобусов. Это как замкнутый круг. Это сейчас мы и стараемся устранить.

Хотим добиться 100% выхода техники на маршруты. Жители будут пользоваться общественным транспортом, только когда будут точно знать, что интервал движения четко исполняется. Железная дорога чем хороша? Там 99,5% выполнение транспортного интервала — человек четко знает, что он пришел и через пять минут уедет. А у нас люди стоят по часу на остановке и ругают администрацию как могут.

— Денег бы где-то еще взять на все это.

— Тут тоже очень простая история. Можно школу не построить.

— Нельзя школу не построить.

— Почему? В определенном отдельно взятом районе люди будут в школу ездить на автобусе. К примеру.

— Вы же понимаете, что нет?

— Нет, я не отвечаю за школы, поэтому я этого не понимаю. Вопрос перераспределения средств городского бюджета — это к главе и депутатам. Я же не призываю отказаться от строительства школ. Я говорю о том, что бюджет ограничен. Все почему-то считают, что мы тут сидим на мешках с деньгами и не знаем, куда их пристроить.

— Поговорим про людей? Когда мы обсуждаем общественный транспорт — мы говорим о трамваях и троллейбусах, когда про уборку города — о снегоуборочной технике. А кто там будет работать — совершенно не ясно. Вот я, как пользователь общественного транспорта, отчетливо вижу нехватку кадров в «Гортрансе».

— Не только вы, и не только в «Гортрансе». Есть определенные инструменты, как решить эту проблему, и мы стараемся это делать. Мы анонсировали повышение тарифов на проезд в общественном транспорте до 33 рублей. Это способ в том числе и для того, чтобы поднять зарплату работникам МУПа.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

— А как в ДЭУ (дорожно-эксплуатационных участках) решаете проблему с кадрами?

— Там мы тоже планомерно повышаем зарплату. Текучка есть.

— Насколько на нехватку кадров влияет миграционный отток из Екатеринбурга?

— Больше влияют пандемия и эпидемия. Заболели, например, одновременно 40 механизаторов гриппом. И что? Работа парализована. Это результат того, что люди не пошли и не поставили привику в октябре. Вот что им мешало?

— Мэр города Алексей Орлов говорил, что рассматривается вариант привлекать заключенных к работе в ДЭУ.

— Мы сейчас как раз прорабатываем этот механизм и думаем, где их разместить, потому что они должны жить на определенной территории и ходить отмечаться утром и вечером. Есть у нас общежитие на территории Кольцово, которое мы отремонтируем и туда поселим этих людей.

— А в ГУФСИН что по этому поводу говорят?

— В ГУФСИН говорят нам: «Давайте быстрее, мы подготовим вам хорошие кадры». Еще сами и обучат. Конечно, к нам на работу не будут отправлять людей, которые сидят за убийство. Речь идет о тех, кто отбывает наказание по более мягким статьям, например за неуплату алиментов.

Но это все нюансы. А вообще, я хочу сказать, что экономическая ситуация в стране, слава богу, меняется к лучшему. По крайней мере, все последние тенденции ведут к этому.

— Да ладно. О каких тенденциях вы говорите?

— Производить все у себя на территории. Западные санкции привели к тому, что локализация по трамваям у нас достигла 100%.

Мировое распределение труда, когда каждый автомобиль, трамвай или, например, самолет буквально собирают в нескольких странах, наверно, правильное. Другое дело, как некоторые монополисты этим пользуются. В 1990-е годы, я помню, нам рассказывали, что незачем нам самим производить самолеты, давайте лучше их покупать за дешево. Поверили, стали покупать — угробили отрасль.

— Вы думаете, в Екатеринбурге станут больше производить благодаря санкциям?

— Да. А еще город станет серьезным логистическим центром. Если раньше все грузопотоки у нас были направлены в сторону Европы и логистика строилась через Питер и другие приграничные города, то теперь это все пойдет в обратную сторону. Те же газопроводы качали газ в Европу, а теперь — на Восток, через нас в том числе. И грузы в Азию и из Азии уже через нас тоже поехали.

ТЛЦ «Уральский» появился — это сразу плюс 300 млн рублей налогов в городской бюджет. Дороги строят. В жизни не видел, чтобы в таком объеме строили дороги вокруг Екатеринбурга: запустили многополосный Челябинский тракт, до Тобольска дорогу расширят до 2025 года, до 2024 года сделают трассу Екатеринбург — Москва. Представляете, насколько это расширит наши возможности и какой будет рост экономики?

— Да вы оптимист.

— Я реалист!

Фото: Антон Буценко, 66.RU