Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Настоящие выборы сильного мэра: как Эдуард Россель и Аркадий Чернецкий бились за Екатеринбург

25 сентября 2020, 10:00
Настоящие выборы сильного мэра: как Эдуард Россель и Аркадий Чернецкий бились за Екатеринбург
Фото: Анна Коваленко, 66.RU
Первым губернатором, которому удалось посадить своего человека в кресло мэра Екатеринбурга, стал Евгений Куйвашев. Два года назад должность получил его зам Александр Высокинский, работавший прежде в городской администрации. Чтобы это стало возможным, от прямых выборов мэра решили отказаться — с тех пор за градоначальника голосуют депутаты городской думы. Для предшественников Куйвашева, которые тоже пытались контролировать городскую экономику, выборы стали непреодолимым барьером, а других законных инструментов у них не было.

По мнению участников событий, наиболее сложными и драматичными выборы главы Екатеринбурга были в 2003 году. Многолетнее противостояние губернатора Эдуарда Росселя и мэра Екатеринбурга Аркадия Чернецкого, возникшее из конфликта интересов города и области, к этому времени переросло в открытую неприязнь. Россель хотел поставить градоначальником своего человека, но единственным способом реализовать этот план были прямые выборы.

Чертова дюжина кандидатов

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

По правилам, побеждал тот, кто наберет больше половины голосов. Из 19 претендентов, заявивших о желании стать мэром, горизбирком зарегистрировал 13, представивших подписные листы. При таком количестве участников комиссия сразу прогнозировала второй тур.

Фаворитом кампании считали Аркадия Чернецкого, руководившего муниципалитетом с 1992 года. По словам Чернецкого, карьера градоначальника была не единственной сферой его интересов. «Я был относительно молод, видел себя в другой ипостаси и мог уйти, но меня остановил накал политической борьбы между городом и областью, достигший максимума. Я опасался, что стратегический план развития Екатеринбурга, на который мы потратили три года, выбросят только потому, что этот документ разрабатывали Чернецкий и его команда».

Главным соперником Чернецкого был министр внешнеэкономических связей области Юрий Осинцев, прежде — замглавы Екатеринбурга по экономике. Уходя из мэрии, Осинцев говорил, что его зовут в Москву, работа в областном правительстве была условием карьерного роста, но из этих планов ничего не вышло.

«Накануне выборов политологи начали раскручивать тему противостояния Осинцева и администрации города. Говорили: нашелся человек, знакомый с муниципальной экономикой, который учтет ошибки прежней команды, — вспоминает Чернецкий. — Сам он программных заявлений не делал, и не сказать, чтобы рьяно выступал против города. Думаю, ему было некомфортно в этой ситуации. Но политический блок области велел идти на выборы, и он не смог отказаться».

Вскоре Осинцев официально подтвердил, что пользуется поддержкой Эдуарда Росселя и крупных промышленников. По его словам, люди, управлявшие Екатеринбургом, не понимали «всех тонкостей и механизмов рынка», использовали устаревшие методы работы и «превратили местное самоуправление в местечковое самоуправство».

Команда губернатора выставила на выборы еще несколько человек, призванных увести у Чернецкого голоса избирателей. Сильным соперником в мэрии считали президента «Уральского финансового холдинга» Олега Гусева, обещавшего за пять лет удвоить городской бюджет. Как именно он это сделает, Гусев не уточнял. Скептики говорили, что он рассчитывает на инфляцию. «Это был не спектакль, а реальная предвыборная борьба, в которой я рассчитывал добиться успеха, — уверяет Гусев. — Сегодня я вряд ли пошел бы на выборы, потому что функционал мэра Екатеринбурга уже не тот, но тогда я считал свое решение правильным».

Среди других кандидатов выделяли главного кардиолога УрФО Яна Габинского, лидера преступной группировки «Уралмаш» Александра Хабарова, создавшего одноименный общественно-политический союз, и главу Верх-Исетского района Владимира Терешкова, который давно конфликтовал с Чернецким.

«Новый Регион» писал в конце октября, что екатеринбургские рекламные фирмы получили от городской администрации установку — отказывать в аренде билбордов Юрию Осинцеву, Олегу Гусеву и Яну Габинскому. Других кандидатов этот запрет не касался.

Лидеры мнений

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

Предвыборные программы Чернецкого и Осинцева были похожи. Чернецкий позиционировал себя как борца за справедливые финансовые отношения с областью. Он объяснял — Екатеринбург собирает 2\3 налогов, но в расчете на одного жителя получает из областного бюджета меньше, чем муниципалитеты, живущие на субсидии. Подразумевалось, что человек губернатора не будет отстаивать интересы Екатеринбурга.

На выборы Чернецкий шел под лозунгом «Продолжим начатое вместе». Избирателям объясняли — муниципальная экономика развивается благодаря хозяйственникам, накопившим опыт управления. Новое качество жизни обещал стратегический план развития Екатеринбурга, принятый в том же 2003 году.

У оппонента Чернецкого была своя логика — если мэром Екатеринбурга станет человек, которого поддерживает губернатор, война с областью закончится, город получит все, чего ему не хватает, и жизнь наладится. Пиарщики называли Юрия Осинцева человеком «путинского призыва», из новой команды молодых реформаторов, которые приходят на смену «старой гвардии».

Осинцев продвигал программу «Доступное жилье», обещавшую снизить цену квадратного метра с $500 до $250. Вторым пунктом была концепция промышленного развития города. Ее создали в противовес команде Чернецкого, которая — по словам его бывшего заместителя — «породила лавочно-посредническое поколение «новых русских» (первый тур выборов показал, что рабочие районы Орджоникидзевский и Чкаловский голосовали в основном за Осинцева).

По словам технологов из команды Осинцева, за полгода до выборов его рейтинг был низким. Опросы показывали — жители города считают кандидата в мэры кабинетным чиновником и голосовать за него не собираются. К началу кампании политтехнологам предстояло создать образ человека, близкого народу.

Рейтинг Чернецкого, напротив, оставался высоким — каждый его шаг требовал от конкурентов ответа. Иной раз кандидаты наступали друг другу на пятки.

В начале гонки они оба поставили себе в заслугу дорожную развязку на пересечении улиц Бебеля, Технической, Черепанова, Ольховской. Ее первую очередь — две эстакады длиной по 569 метров и шириной по 15 метров — достроили к выборам. По словам Льва Кощеева, отвечавшего в штабе мэра за рекламу, команды Чернецкого и Осинцева торжественно открыли новый объект с разницей в один час, чтобы не мешать друг другу. Одна — со стороны Сортировки, другая — со стороны Халтурина. «Телеканалы показали, как их кандидаты перерезают ленточку и объясняют, какие транспортные проблемы решит новая развязка, — вспоминает Кощеев. — Команда Чернецкого рассказывала, что работы оплачивал муниципальный бюджет, соперники — что областной. И то и другое было правдой».

Накануне первого тура противники мэра перешли в наступление. Генсовет «Единой России», в которой состояли оба кандидата, решил, что хочет видеть главой Екатеринбурга Юрия Осинцева. «Партийная принадлежность тогда еще давала определенные преференции, а тут за несколько дней до выборов «Единая Россия» под влиянием губернатора отказала мне и поддержала Осинцева, который вступил в партию в последний момент. Мне это было неприятно, — говорит Чернецкий. — Но когда Валерий Язев привез эту весть из Москвы и спросил: «Теперь будем сниматься с выборов?», я ответил: «Нет, обойдемся без этой поддержки».

Политологи прогнозировали, что решение единороссов может закончиться поражением Чернецкого.

Те же и Хабаров

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

Участие Александра Хабарова добавило выборам интриги. Уже в день регистрации начали говорить, что его поход во власть согласован с мэрией. Первым подозрение о тайной договоренности высказал штатный политолог областной администрации Вадим Дубичев, заметивший: «Выдвижение Хабарова странным образом совпало с передачей под контроль бывшего ОПС «Уралмаш» 4-й продовольственной базы городскими властями».

Технологи пояснили — если лидер ОПС «Уралмаш» публично поддержит соперника Чернецкого, тот потеряет избирателей, опасающихся, что мэром станет человек с преступными намерениями.

Чернецкому пришлось это комментировать. Он заверил — Хабаров участвует в выборах сам, поскольку других кандидатов, готовых отстаивать интересы ОПС «Уралмаш», в списке нет. То же самое и примерно теми же словами заявил и сам Хабаров.

К тому времени люди, входившие в ОПС «Уралмаш», контролировали — по разным оценкам — от 140 до 600 предприятий в городах области. «Хорошо бы довести до народных масс информацию, что футбольная команда «Уралмаш» — это не команда УЗТМ, а команда ОПС «Уралмаш», — рассуждал один из лидеров союза Сергей Воробьев. — А то люди, возвращаясь с успешной игры, говорят: завод встает на ноги, и команда поднимается… Чушь! Поднимается ОПС «Уралмаш» — и поднимается команда».

Одним из бизнес-проектов ОПС, оставшихся нереализованными, была покупка МУП «Центральный стадион». По словам Воробьева, переговоры об этом шли на уровне города и области. «Все было цивилизованно — у них [членов ОПС «Уралмаш»] уже появились легальные бизнесы и офисы в центре Екатеринбурга», — говорил позже бывший пресс-секретарь союза Дмитрий Карасюк.

Хабаров обещал «избавить предпринимателей от поборов городской администрации» и всякий раз добавлял: «большего зла, чем Чернецкий, в городе нет». Свои предвыборные тезисы он изложил в программе «Стенд» на Четвертом канале. Тележурналист Евгений Енин вспоминает: «Хабаров просил его не перебивать и 12 минут, глядя в камеру, без пауз и запинок рассказывал про бизнес». Енину осталось добавить: «Вы смотрели выступление кандидата в мэры Александра Хабарова».

После первого тура, как и предсказывали, глава ОПС «Уралмаш» поддержал Юрия Осинцева, позволив штабу Чернецкого говорить о криминале, рвущемся к власти.

Сеющие ХАОС

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

Соратники Чернецкого рассчитывали, что в первом туре глава города заметно опередит соперника, но после голосования 7 декабря разрыв едва превысил 8% (Чернецкий — 34,2%, Осинцев — 26,4%). В мэрии допускали, что голоса, отданные поначалу за других кандидатов, могут достаться Юрию Осинцеву.

Подтверждая худшие опасения, восемь экс-кандидатов в мэры Екатеринбурга — Олег Гусев, Ян Габинский, Владимир Терешков, Александр Хабаров, Максим Серебренников, Геннадий Тверитинов, Игорь Лисник и Владимир Таскаев — заявили, что начинают кампанию в поддержку Осинцева. В ответ тот обещал выполнить отдельные пункты их предвыборных программ, когда возглавит городское хозяйство.

Штаб Чернецкого искал способ изменить ситуацию в свою пользу. Решением, которое всем понравилось, стала формула: «Хабаров + Осинцев = ХАОС», призванная убедить избирателей, что организованная преступность подобралась уже близко. «Понятно, что Хабаров не мог претендовать на первые роли, — поясняет Чернецкий. — Но Осинцев не особенно проявлял инициативу — за него больше агитировали губернатор, политологи и примкнувшие бывшие кандидаты. Создавалось ощущение, что Осинцев подвержен стороннему влиянию. Бизнес, горожане опасались, что, став мэром, он будет чрезмерно прислушиваться к «советам» Хабарова. По этой причине горожане, которые были в отъезде, старались вернуться ко второму туру и проголосовать».

Агитацию против криминала типографии печатали круглосуточно. По словам Льва Кощеева, он несколько раз в день заезжал в цех, чтобы забрать свежую продукцию, и развозил исполнителям, а те расклеивали на рекламных щитах. Телеканалы тем временем крутили ролики «Остановим ХАОС!». Политологи считают, впрочем, что опасности не было.

«Чтобы мобилизовать электорат, его нужно либо воодушевить, либо напугать, — говорит политолог Сергей Мошкин. — Тогда решили брать избирателя на испуг. Связка Осинцев/Хабаров была технологической выдумкой — эта идея родилась в конкретном кабинете мэрии на моих глазах. ХАОС, которым пугали избирателя, — это чистый миф, история, высосанная из пальца и не имевшая никакого отношения к действительности. Но идея сработала!»

Тема «криминал рвется во власть» появилась еще летом 2003 года, когда выбирали губернатора Свердловской области. Предприниматель Антон Баков, боровшийся с Эдуардом Росселем, вспоминает: «Тезис о сращивании областной власти с мафией был домашней заготовкой, которую я использовал на губернаторских выборах. Мое участие профинансировала мэрия, чтобы нанести информационный удар по Росселю. Чернецкий обеспечил мне поддержку городских СМИ и выделил $200 тыс. Это небольшая сумма даже по региональным меркам, но я занял второе место, опередив Вихарева, которого считали основным соперником действующего губернатора».

Баков, выдвинувший лозунг «Победим Росселя — победим мафию!», рассказывал избирателям, что состояние «дона Росселино» — 300 млн евро и в Германии у него холдинг, созданный на деньги «Уралмаша». В эту же повестку укладывалась и борьба Хабарова за пост мэра Екатеринбурга.

Подробнее о главных кампаниях Антона Бакова – здесь:

Торг уместен

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

Накануне решающего голосования первые лица горадминистрации вели переговоры с собственниками компаний, влиявших на экономику Екатеринбурга. Главный аргумент оставался прежним — если криминальные структуры получат доступ к управлению городом, начнется передел рынка и первым пострадает частный предприниматель. В конструкции власти образца 2003 года приход новой команды означал, что одни бизнес-структуры уступают место другим. В этом смысле намерение главы города объяснить участникам рынка, что благополучию придет конец, если нынешнему руководству муниципалитета не помогут, было логичным.

На одну из встреч пригласили екатеринбургских ретейлеров. По свидетельству очевидцев, в офисе аптечной сети на Гурзуфской собрались Андрей Рожков («Здравник»), Валерий Бубнов («Юнилэнд»), Олег Хабибуллин («Купец», «Хозтовары»), Николай Лантух («Суперстрой», «Звездный»), Александр Попов («Бест»), Павел Алянич («А-Продукт») и Николай Зинчук («Мир тканей»).

Судя по обеспокоенности Чернецкого и Тунгусова, они считали победу Осинцева вполне реальной, вспоминает Хабибуллин. Тунгусов объяснил — проигрыш Чернецкого на выборах негативно скажется на ситуации в городе — часть предприятий уйдет под контроль уралмашевской группировки. «Мы заверили, что готовы поддержать Аркадия Михайловича, но хотели бы участвовать в решении стратегических вопросов, связанных с землей и приватизацией имущества», — говорит Хабибуллин.

Чернецкий заверил, что готов помогать ретейлерам — оставалось выбрать форму сотрудничества. На встрече решили, что при главе города создадут Совет предпринимателей, а члены «Альянса», готовые участвовать в делах муниципалитета, начнут работать в городской думе.

«Я забросил работу и отправился на встречи с трудовыми коллективами, — говорит Хабибуллин. — За две недели объехал все магазины «Купца» и «Хозтоваров», где работало около 3800 человек, и призывал голосовать за действующего мэра. Говорил: «Если не проголосуете, муниципальные предприятия отдадут бандитам и бизнес снова уйдет под их «крышу». Будущее — только с Чернецким!»

По словам Хабибуллина, проголосовало больше 3300 сотрудников. Эту цифру он сообщил человеку в мэрии, который контролировал ход выборов. Впоследствии два члена «Альянса» действительно стали депутатами городской думы, затем к ним присоединился третий. Однако совет предпринимателей при городской администрации собирать не стали. О том, что ситуация изменилась и на повестке дня другие задачи, ретейлерам сообщил Александр Высокинский, работавший тогда председателем комитета по экономике.

В компании с Джеком-Потрошителем

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

В разгар борьбы за кресло мэра Екатеринбурга Эдуард Россель говорил, что готов работать только с Осинцевым. «12 лет назад я назначил Чернецкого главой города, но ошибся в нем, — пояснял губернатор. — За эти годы он ничего хорошего не сделал для Екатеринбурга. Чернецкий — это Джек-Потрошитель».

Однако во втором туре Аркадий Чернецкий победил, набрав 54% голосов. На долю Осинцева пришлось чуть меньше 40%. У голосования в два тура — свои особенности, напоминают технологи. Избиратель готов экспериментировать, если кандидатов много, но когда остаются две фигуры, его выбор становится рациональным. Осинцев не смог собрать голоса, которые участники выборов растащили в первом туре. «Ставка на Осинцева была персональной ошибкой Росселя, — считает Сергей Мошкин. — Электоральная динамика показывала — Гусев набирает очки гораздо быстрее, чем кандидат областной власти. Если бы финансовый и административный ресурс, вложенный в Осинцева, сконцентрировали на Гусеве, шансы на победу были бы реальными».

После выборов в отношениях города и области началась оттепель. Областной бюджет выделял Екатеринбургу больше денег, риторика губернатора смягчилась. Накануне следующих выборов мэра Россель заявил, что поддерживает Чернецкого и будет просить руководство «Единой России» выдвинуть его кандидатуру. Еще через пару лет губернатор окончательно подвел черту, заметив: «Я был инициатором назначения Чернецкого мэром города и рад, что не ошибся в нем — он очень много сделал для Екатеринбурга. Под руководством Аркадия Михайловича город приобрел совсем другой вид — и по жилью, и по объектам соцкультбыта».

Противостояние Россель/Чернецкий закончилось. Причин — две, считают наблюдатели. С одной стороны, губернатор и мэр поняли, что победить противника на его поле не удастся. С другой, Москва проявляла недовольство региональными политиками, мешавшими укреплять вертикаль власти.

Кощеев вспоминает — когда бывший мэр и бывший губернатор стали сенаторами, заняли кабинеты на 14-м этаже Дома правительства и вместе ходили обедать, делегация сподвижников пришла поздравить Аркадия Чернецкого с днем рождения. Прощаясь, они встретили в холле Эдуарда Росселя — он был приветлив и доброжелателен.

То, что не удалось Росселю в 2003 году, осуществил Евгений Куйвашев. Его кандидатом в мэры стал Александр Высокинский, замглавы городской администрации, назначенный в 2016 году вице-губернатором. 25 сентября 2018 года за него проголосовали депутаты Екатеринбургской городской думы. Прямые выборы мэра, которые не сумел преодолеть Юрий Осинцев, Законодательное собрание Свердловской области к тому времени отменило.