Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Аркадий Чернецкий: «Источники финансирования могут быть любыми, но без государства метро не построить»

12 декабря 2016, 09:23
интервью
Аркадий Чернецкий: «Источники финансирования могут быть любыми, но без государства метро не построить»
Фото: архив 66.ru
Бывший мэр Екатеринбурга, сенатор Аркадий Чернецкий в интервью Порталу 66.ru рассказал о перспективах развития метрополитена в уральской столице и поделился своими прогнозами о том, как будет жить город после самого ожидаемого, масштабного и финансируемого праздника — чемпионата мира по футболу.

Когда мы всей страной жили в другой реальности (без заграничных войн и сокращающихся бюджетов), в стеклянной студии Портала 66.ru сенатор Аркадий Чернецкий высказал интересную мысль: большие и пышные праздники (вроде 1000-летия Казани или зимней Олимпиады в Сочи) федеральная власть использует как методику распределения бюджетных субсидий. Денег в казне страны, рассуждал г-н Чернецкий, объективно на всех не хватит, а раздавать каждому по копеечке — это не так эффективно и эффектно. Потому решили финансировать тех, кто умеет создавать всеросийские, а лучше — всемирные информационные поводы. Поэтому же Екатеринбург ввязался в борьбу за «Экспо-2020» и выбил себе право принять матчи футбольного чемпионата мира.

Но уже по ходу околофутбольных строек мы видели, как концепция меняется. Затраты на подготовку к ЧМ-2018 резали на ходу, сокращая длинный список пожеланий до минимально необходимого набора: стадион, тренировочные базы и дороги. В общем, получили сильно меньше, чем надеялись. Зато в этом году в Екатеринбурге на строительстве и ремонте улично-дорожной сети освоили рекордный бюджет. Уже хорошо.

Но на вторую ветку метро, к примеру, субсидий мы не дождемся даже к 300-летию Екатеринбурга. Об этом вице-премьер Аркадий Дворкович заявил прямо, отвечая, кстати, на вопрос Аркадия Чернецкого. Хотя юбилей города по-прежнему планируют использовать как повод для вытягивания из федерального бюджета субсидий на инфраструктурные проекты. Но, похоже, праздники кончились. Денег больше нет.

Впрочем, Аркадий Чернецкий настроен более оптимистично.

— Президент Владимир Путин в своем послании Федеральному Собранию в качестве одного из приоритетов назвал развитие городской и социальной инфраструктуры в муниципалитетах. И в этом контексте важная тема — дорожное строительство. Вы уже успели заявить, что для Екатеринбурга это хорошая новость, поскольку он входит в список городов, где будут проходить матчи чемпионат мира по футболу. То есть до 2018 г. без денег на дороги не останемся. Но что будет, когда чемпионат закончится?
— Ну, во время послания мысль о том, что деньги будут выделяться только городам, где проходит чемпионат мира, напрямую не прозвучала. Это был посыл ко всем городам. Президент обозначил некое направление по созданию комфортной среды обитания как одну из первоочередных задач.

Но учитывая, что само по себе понятие «комфортная среда обитания» — достаточно широкое, он обратил внимание в первую очередь на проблемы, связанные с неудовлетворительным состоянием дорог. Думаю, что настрой на систематизацию дорожного строительства и ремонта дорог — не разовый и не кампанейский. И после чемпионата ничего не закончится.

В следующем году на ремонт дорог из федерального бюджета Екатеринбург получит дополнительный миллиард рублей.

— С вашей точки зрения, как сейчас работает система распределения бюджетных субсидий на инфраструктурные проекты? Иными словами, как регион должен выстраивать взаимоотношения с Москвой, чтобы ему досталось побольше? Ведь денег объективно на всех не хватает.
— Это в любом случае должна быть достаточно активная работа региона: нужно заявляться и обосновывать заявки как положено. Хотя, на мой взгляд, правильно, когда этот вопрос решается методологически верно. То есть на уровне, где происходит распределение ресурсов, создаются предпосылки, чтобы каждый регион имел возможность, например, для формирования собственных дорожных фондов — имел собственные закрепленные доходные источники.

— Около полутора лет назад мы тоже разговаривали с вами о взаимоотношении региональной и федеральной власти. И вы тогда заметили, что в России проведение крупных праздников, мероприятий на федеральном и международном уровне — это отличный способ получать хорошее бюджетное финансирование. Однако мне кажется, что эта практика уходит. И вряд ли, к примеру, государство выделит деньги на новую ветку метро к 300-летию Екатеринбурга...
— Мы живем не в безвоздушном пространстве. Надо же понимать, что в условиях ухудшения экономической конъюнктуры, надо думать не о том, по какому принципу разделить деньги, а в первую очередь о том, каким образом деньги собрать, аккумулировать.

Аркадий Чернецкий уверяет: единственный способ получить деньги на метро — продолжать их просить.

То, что в Екатеринбурге будут вторая и третья ветки метро, — сомнений нет. Мы к этому идем. Вопрос в приемлемых сроках реализации проекта.

Заявив, что денег на стоительство метро нет, тот же Аркадий Дворкович, к примеру, ничего нового не сказал. Ответив на мой вопрос, он лишний раз обозначил, что сегодня в условиях кризиса у государства нет возможностей для поддержки ряда программ. Хотя необходимость их реализации все понимают.

Но это не значит, что об этом не нужно говорить. Даже если он десять раз ответит, что денег нет, надо говорить и в одиннадцатый, и в пятнадцатый, и двадцатый. Эта тема должна быть постоянно на поверхности. Я очень рад, что Валентина Ивановна Матвиенко меня поддержала. Ее активная включенность в нашу дискуссию — тоже определенная зарубка. Потому что рано или поздно встанет вопрос о том, какие программы дополнительно будут стягивать в орбиту необходимого финансирования со стороны федерального бюджета. В этом случае мнение руководителя Верхней палаты парламента, однозначно высказанное по этому поводу, наверняка будет нам не лишним.

— Евгений Куйвашев тоже высказался в том духе, что необходимо лоббировать интересы Екатеринбурга на высшем уровне. Но также он предложил правительству поискать способы профинансировать строительство метро из других источников. В том числе речь идет о частных инвестициях. Как вы считаете, это вообще возможно?
— Теоретически возможно. Но для начала нужно разработать механизм привлечения этих инвестиций. Для того чтобы этот механизм был не мертворожденный, а живой, любой инвестор должен понимать свою потенциальную выгоду и должен быть застрахован от рисков. Потому-то я в том числе и завел разговор об участии государства.

Я ведь не ставил вопрос о том, чтобы всё строительство метро было профинансировано со стороны государства, я ставил вопрос о том, что должна быть программа поддержки. Должны быть и региональная, и муниципальная составляющая, и привлечение частного инвестора. Но именно гарантия участия в этих программах федерального бюджета может сделать проект привлечения частных инвестиций более целесообразным.

— Без федеральных денег привлечь инвестора вообще не получится?
— Я не знаю. Я не видел механизма. Нужно провести очень серьезные расчеты и четко понимать потенциал бизнеса, способного принять участие в этом проекте. Возможно, у нас вообще нет инвестора, в принципе способного найти необходимые суммы. Поэтому нужно смотреть, определять, какая доля может быть отдана частному инвестору. А остальные доли должны быть закрыты за счет бюджетного финансирования либо за счет создания некой частной компании, которая могла бы включиться в этот процесс.

— А выгоды бизнеса от строительства метро вообще в чем?
— Выгоды для частного инвестора — это окупаемость проекта. А чтобы была обеспечена окупаемость, должны быть соответствующие тарифы на перевозку пассажиров в метро. Если бы мы могли сказать, что у нас билет на метро будет стоить в пять раз дороже, чем он стоит сегодня, то я не исключаю, что у нас появились бы инвесторы. Но мы так не можем. На какую-то долю привлечь частного инвестора — один разговор. Отдать все в его руки и потерять управление этим процессом — это чревато.

— То есть даже в теоретической модели единственный способ извлечения прибыли из проекта строительства метро — это последующая продажа билетов?
— Ну а как иначе? Что еще можно делать? Сдавать подземные помещения для хранения картошки? Те помещения, которые могут быть задействованы в качестве площадей, сдаваемых в аренду, — это, естественно, определенный доход. Но это мизерный доход по сравнению с теми потребностями, которые необходимы для строительства.

Проект «Экспо-парка», который мог бы появиться, если бы Екатеринбург получил право проведения международного мероприятия.


— Давайте подытожим. Если, допустим, отбросить тему строительства метро, станет ли для Екатеринбурга его 300-летие информационным поводом, благодаря которому мы получим новые субсидии? И в том же русле: стоит ли городу еще раз претендовать на право проведения Всемирной выставки?
— Из 300-летия нужно постараться выжать всё, что можно. Просто потому что для нас это серьезная дата и в ближайшее время другой такой не будет. А практика заметной поддержки государства в юбилейные даты определенных городов - она все-таки существует. Сейчас немного другое время, но тем не менее биться нужно за дополнительные ресурсы.

Что касается «Экспо» — здесь вопрос неоднозначный. Я тоже готовился к работе по продвижению заявки, но окончательное решение — выставлять или не выставлять — нужно принять в максимально поздние сроки, когда можно будет оценить несколько факторов. Фактор номер один — международная ситуация вокруг России. Фактор номер два — возможные конкуренты в мире. И фактор номер три — возможные конкуренты в России.

На примере того, как определение столицы Всемирной выставки проходило в прошлый раз, мы видим, какая обстановка сложилась вокруг России в конце 2013 года. Откровенная антироссийская пропаганда, которую вели и ведут ряд стран Запада, создает очень серьезную проблему для победы в честном соревновании. Вопрос у них стоял так: невзирая ни на какие затраты, должен победить кто угодно, но не Россия. Это были совершенно дикие затраты и были задействованы все государственные рычаги и рычаги самого крупного мирового бизнеса — все было направлено против России. Поэтому наш второй результат — это все-таки беспрецедентная высота, поверьте.

Фото: архив 66.ru; ekburg