Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

В России резко замедлился и подорожал интернет. IT-эксперт объясняет, как так вышло и чем это закончится

В России резко замедлился и подорожал интернет. IT-эксперт объясняет, как так вышло и чем это закончится
Фото: Анастасия Кеда, 66.RU
С начала военной спецоперации на территории Украины прошло четыре месяца, и российские операторы начали испытывать на себе последствия санкций. Это отражается на скорости связи и резком увеличении стоимости тарифов для абонентов. Почему оборудование будут вывозить из провинции, а техники не будет хватать даже для новостроек, как все осложняет «пакет Яровой» и как нам пригодится опыт Ирана — в материале 66.RU.

Еще в конце марта аналитики агентства TelecomDaily сообщали, что скорость интернета в России упала на 0,6 Мб/сек, до 21 Мб/сек. Согласно рейтингу Speedtest (по состоянию на 10 июня 2022 года), по скорости Россия находится на 84-м месте среди 142 стран, где есть интернет. Примерно на одном уровне с РФ — Египет, Украина, Гондурас и Эфиопия.

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU

В это же время крупные операторы изменили тарифные планы, отказавшись от безлимитного мобильного интернета (МТС, Yota, Tele2), а с 1 мая оператор «Дом.ru» поднял ежемесячный тариф в Екатеринбурге с 540 до 650 рублей. То же самое сделали и другие провайдеры.

Исполнительный директор «Общества защиты интернета», IT-специалист и автор популярного телеграм-канала «ЗаТелеком» Михаил Климарев* в интервью 66.RU рассказал, с чем все это связано.

Михаил Климарев

— Почему так резко ухудшилось качество интернета и уменьшилась его скорость?

— А чему удивляться? Это прилетели санкции. Оборудование нужно постоянно умощнять, вводить новые сети. А те сети, которые постоянно эксплуатируются, требуют свежего оборудования. Этого не происходит. Я думаю, что чем дальше — тем будет хуже. И чем дальше от Москвы, от центра, тем это будет заметнее.

В Свердловской области — аналогично: в центре Екатеринбурга это не так будет критично, а на периферии процесс будет заметный.

— Исходя из такой логики, значительное ухудшение интернета в России начнут замечать первыми на Дальнем Востоке?

— Да, если там специально не будут программу вводить и если там нет каких-то накоплений. Но и в этом случае будет действовать правило: чем дальше от центра, тем будет хуже. Владивосток еще будет держаться, а Приморский край посыпется.

— Неужели это оборудование так быстро выходит из строя?

— Всего в России около 350 тыс. базовых станций. У нас 1% станций ломается ежегодно в силу естественных причин, начиная с удара молнии, заканчивая пьяным экскаваторщиком, — или они просто выходят из строя. 1% — это 3,5 тыс. базовых станций. Я думаю, что процент выхода из строя теперь больше. Как показывает практика у операторов — это 2,5–3%.

На такой город, как Екатеринбург, где 600 тыс. домохозяйств, ежегодно необходима замена 2% оборудования. Если посчитать, то примерно 12 тыс. квартир в год потенциально сломались. Его надо заменять, как минимум. Заменять нечем. За четыре месяца ситуация ухудшилась.

— По вашим данным, никаких поставок за этот период не было, чтобы заменить?

— Накопленный запас был. Почему я говорю, что чем дальше от центра, тем хуже: логистический центр у нас в Москве. Технические запасы, склады находятся там. Но логистически удобнее развезти все по Москве. В Екатеринбург отправлять дальше. Во-вторых, в столице цены соответствующие, регион побогаче. Екатеринбург дает средние показатели по России. Не самые низкие и не самые высокие.

В Свердловской области тоже есть логистические связи. В Екатеринбурге будет все более-менее, а в Первоуральске и Нижнем Тагиле ситуация ухудшится заметнее. Это вопрос логистики: если основные склады в Екатеринбурге, то оборудование будут развозить по Екатеринбургу, а на Первоуральск уже не хватит.

— Почему так резко провайдеры увеличили тарифы? Это из-за санкций или они за счет абонентов хотят преобразовать свое оборудование?

— Они посчитали, что у них не сходятся бюджеты. Один начал поднимать тарифы, подтянулись другие. Они поднимать хотели еще в прошлом году, процесс шел до санкций. Тогда начали очень активно требовать внедрять СОРМ (система технических средств для обеспечения функций оперативно-разыскных мероприятий, — прим. ред.), опять начали требовать Яровую (имеется в виду закон авторства Ирины Яровой, расширяющий полномочия правоохранительных органов и обязывающий операторов хранить трафик, который могут отслеживать силовики, — прим. ред.). Но сейчас сам бог велел.

— В некоторых случаях повышают тарифы в два раза, как это было с Tele-2.

— Да, тогда сразу прибежала ФАС. Но я не вижу в этом никаких проблем. Рыночек порешает: если Tele-2 поднял цены высоко, а остальные нет, то у Tele-2 упадет рыночная доля.

Кроме этого, подняли стоимость лицензий, сейчас невозможно купить более-менее приличное оборудование.

В первую очередь пострадают мелкие операторы. Тут правило: где толстый сохнет, худой — сдохнет. Чем меньше компания, тем хуже у нее будет положение. А цены подняли, потому что… Ну вы в магазин зайдите и посмотрите. Мне прислали фотографию сока за 200 рублей. Когда я уезжал из России, он стоил 100. Все дорожает. А операторы связи не в России живут?

Я думаю, что поднимать будут все, потому что нет оборудования. Хотя бы таким способом отсечь абонентов, которые паразитируют на операторах связи.

— Это о ком?

— Примерно 10% операторов насчитывают «качальщиков». Они активно потребляют трафик и «загружают» сеть. В первую очередь будут избавляться от них. 10% из них — это потребительские экстремисты такие, а они занимают 80% ресурсов. От них будут избавляться. Им будут вводить лимиты на скачивание данных. Сейчас надо будет экономить оборудование. Никаких новых строек, похоже, тоже не будет.

Проблемы будут в строящихся отдаленных районах типа Академического, Солнечного. Туда уже просто оборудования не купить. Нечего туда ставить. В этих районах с интернетом будет беда, по моим прогнозам.

— Это будет общая проблема всех новостроек?

— Да. Всех новостроек. Какие-то кварталы застроены, и там есть оборудование. Вопрос замены его стоит, но объемы не такие большие. А вот новые районы… Туда все надо же еще провести. Вот буквально прошла информация, что Cisco стала отзывать свои лицензии. Значит, аппаратуру Cisco уже туда не поставишь. А качественное оборудование теперь совсем не поставляют в России.

— Такие компании, как «Дом.ру» или «Ростелеком», не так сильно пострадают?

— Они поменьше, да. У них был накоплен резерв, и есть откуда снимать и каннибализировать оборудование. Например, есть деревня, в которой стоит мощная «балалайка» для связи, которая поставлена была в свое время. Мощную снимут и отвезут, а взамен поставят что подешевле. У «Ростелекома» такая возможность есть, а у какой-нибудь «Интерры» из Первоуральска — нет. У них возникнут проблемы, потому что снимать неоткуда. Их конкурентное преимущество было в том, чтобы поставить оборудование по заявке очень быстро, с колес. А «Ростелеком» мог позволить себе держать склады.

— А ситуация не изменится, если «Ростелеком» захочет купить провайдеров поменьше?

— Ничего не изменится. Я не знаю, зачем «Ростелекому» сейчас кого-то покупать, если они сейчас сами будут схлопываться. Но процесс консолидации рынка идет, сейчас он пойдет еще быстрее.

Мелким операторам в провинциальных городах, у которых нет устойчивости и есть проблема с кадрами, будет плохо. Я думаю, консолидация рынка пройдет в ближайший год, но сделки по продаже будут проходить по низким ставкам.

Мелким операторам будет все труднее выживать, потому что их заставляют ставить СОРП и «пакет Яровой». Для этого нет оборудования, а для той же «Яровой» ее нужно дофига купить.

И при этом это все будет наложено на ухудшение качества связи и темпов развития. Как это будет называться на новоязе — «отрицательный рост». С деревень станут снимать оборудование и отвозить в города. Это неизбежный процесс.

Аналогичную историю можно было наблюдать в Иране. В тех странах, что попадали под санкции. У Алексея Пивоварова* был хороший фильм про Иран, где был про связь отдельный блок: как они живут, какой у них интернет, где все блокируется. Там все перечисленные процессы видны.

*внесен Минюстом РФ в реестр иностранных агентов.