Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Меня просили оговорить губернатора». Свидетель по делу экс-главы УМВД дал в суде внезапные показания

26 июля 2022, 18:28
«Меня просили оговорить губернатора». Свидетель по делу экс-главы УМВД дал в суде внезапные показания
Фото: Дмитрий Антоненков, 66.ru
В судебном процессе по делу экс-начальника УМВД Екатеринбурга, генерал-майора полиции Игоря Трифонова, выступил его коллега — бывший начальник Бюро специальных технических мероприятий ГУ МВД Свердловской области Олег Грехов. Он рассказал суду, как его просили оговорить руководство полицейского главка, губернатора и почему он считает Трифонова невиновным.

Судебный процесс над Трифоновым и его предполагаемыми сообщниками — экс-начальником службы безопасности банка «Кольцо Урала» Александром Кубой и бывшим сотрудником ОЭБиПК УМВД Денисом Ждановым — подошел к стадии представления доказательств стороной защиты.

Трифонова обвиняют в получении взятки в размере 7,5 млн рублей от бывшего сотрудника «Кольца Урала». Кубу и Жданова следствие считает посредниками при передаче денег. Согласно материалам дела, Игорь Трифонов получил взятку за возбуждение дела в отношении должника банка. Показания против Трифонова дал в том числе его бывший подчиненный, экс-начальник отдела экономической безопасности УМВД Екатеринбурга Эдуард Воронин.

Сюрпризом для обвинения стало приглашение защитой для выступления в суде бывшего начальника Бюро специальных технических мероприятий ГУ МВД Свердловской области Олега Грехова. Он не имел отношения к истории с банком «Кольцо Урала», но в качестве обвиняемого по делу о передаче прослушки телефонных переговоров Евгения Ройзмана содержался около двух недель в камере вместе с Ворониным. А именно на показаниях последнего базируется обвинение Трифонова.

Грехов рассказал, что стал свидетелем того, как Воронин принял решение оговорить руководство полиции и Игоря Трифонова. Приводим слова Грехова с незначительными сокращениями.

— Я не знал Воронина лично по службе. А познакомился с ним, когда против меня возбудили уголовное дело в 2018 году и поместили в одну камеру с Ворониным в ПФРСИ ИК-13.
У меня и Воронина ситуации были очень схожие. Он мне заявил, что с него требовали показания на кого-либо из команды Бородина (Михаил Бородин с 2010 по 2018 год возглавлял ГУ МВД по Свердловской области. В настоящее время является начальником ГУ МВД по Воронежской области). У меня — было все то же самое. С меня требовали показания. Воронин в камере мне заявил, что от него требуют рассказать факты, которые ему подготовят. Их надо было просто озвучить и выступить, так сказать, обличителем.

То есть речь идет о показаниях на действия, которые он никогда не совершал. Мы очень долго с ним разговаривали. Мы с ним находились в камере около двух недель. Первую неделю Воронин рассказывал, что сотрудники ФСБ от него требуют показания на Бородина, которого он лично не знает, или на Трифонова. А если он не даст показания, то в отношении него будет возбужден ряд уголовных дел и он будет сидеть долго.

Первую неделю Воронин вел себя очень уверенно. Говорил мне, что никаких фактов преступной деятельности Трифонова или Бородина он не знает и оговаривать не будет.

Но позиция Воронина изменилась после очной ставки между ним и Романюком (Владимир Романюк являлся заместителем Бородина в ГУ МВД по Свердловской области. В 2020 году, в том числе благодаря показаниям Воронина, Октябрьский суд Екатеринбурга признал Романюка виновным в «крышевании» сети игровых клубов и приговорил к 8 годам и 6 месяцам колонии строгого режима).

До очной ставки Воронин бодро очень держался. А с нее пришел очень подавленным. Он с порога заявил: «Я всем москвичам команды Бородина отомщу и дам показания по Трифонову и все, что попросят сотрудники ФСБ».

Воронин мне пояснил, что москвичи его бросили, не дали уйти от ответственности. Он счел, что после очной ставки над ним будет расправа. Воронин говорил: «Я сидеть не буду».

Я говорил: «А есть вообще основания, чтобы тебя реально посадили?» Он сказал: «Конечно, есть. Мы продавали спирт изъятый. Толкали его на рынки. Я сидеть за это не буду. У меня вариантов не остается, я оговорю Трифонова». Я отвечаю: «Но если Трифонов этого не делал, ты будешь как щепка болтаться в водовороте, давать показания на одного и на другого. Как ты после этого будешь жить?» Он был в больших обидах на Курача (Олег Курач возглавлял Управление по борьбе с экономическими преступлениями и противодействию коррупции свердловского МВД). Сказал, что Курач ему обещал поддержку и не оказал. Значит, Воронин решил защищаться самостоятельно.

Честно говоря, я думал, что он повесится. Воронин всю ночь ворочался, состояние у него было как при сильном гриппе. После этого он утром, видимо, и принял решение, сказал мне: «Я решился».

Фото: архив 66.RU

На показаниях Эдуарда Воронина строится множество уголовных дел против высокопоставленных полицейских. Самого Воронина в 2020 году признали виновным во взяточничестве и приговорили к пяти годам условно.

Я пытался его отговорить: «Ты подумай, ты жизнь чью-то и свою будешь калечить. Как с этим жить дальше?» «Нет, — говорит. — Я все решил. Москвичи должны ответить!» Как будто он для себя придумал некое моральное оправдание того, почему он должен оговорить людей. И Воронин ушел полностью под контроль силовиков.

Я свою ситуацию воспринимал полностью через призму истории Воронина. Потому что у меня было все то же самое. Меня просили оговорить Бородина и губернатора Свердловской области, чтобы их дискредитировать и привлечь к ответственности. Меня просили подтвердить передачу секретных сводок губернатору Свердловской области через Бородина. Речь идет о ПТП (прослушка телефонных переговоров) Евгения Ройзмана — политического противника губернатора.

Стоит отметить, что двое фигурантов уголовного дела Трифонова — Жданов и Куба — признали свою вину и подтвердили показания Эдуарда Воронина. Поэтому когда судья попросил их высказать отношение к выступлению Грехова, Куба и Жданов заявили о правдивости своих показаний и невозможности оговора со стороны Воронина.