Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Если найдут, нам не достанется». Сколько в Свердловской области нефти и почему ее до сих пор не добывают

25 июля 2017, 17:30
«Если найдут, нам не достанется». Сколько в Свердловской области нефти и почему ее до сих пор не добывают
Фото: 66.ru, фотосток
По мнению ученых, вся нефть в Свердловской области уже найдена, но добывать ее не спешат. Геофизик из Уральского отделения РАН раскрыл 66.RU места, где есть черное золото, и мимоходом рассказал о причинах землетрясения 2015 г.

В октябре 2017 г. завершится исследование участка Красноуфимского района, где, предположительно, есть нефть. По словам сотрудника УрО РАН, несколько десятков лет назад там уже шли подобные работы и были попытки добычи ресурса, но закончились, едва начавшись. Современные геологи занимаются изучением территории по заказу компании-недропользователя. Полевые сейсморазведочные работы проводит Пермнефтегеофизика.

Черное золото на территории Свердловской области искали не раз, но попытки добычи до сих пор не были успешными. Почему — объясняет кандидат геолого-минералогических наук, ведущий сотрудник Института геофизики УрО РАН Владимир Дружинин.

Фото: 66.ru, УрО РАН

Ученый-геофизик Владимир Дружинин провел исследования глубинного строения верхней части литосферы Урала. Фото: Уральское отделение РАН

— Нефти в Свердловской области не много. По-моему, на западе вообще сложно найти крупное месторождение. А мелочь никого не интересует.

Для образования нефти нужны природные условия — у нас их нет. В Свердловской области находится среда рудогенеза, то есть образования пластов руд. Эта среда избирательна в смысле полезных ископаемых. У нас могут быть все известные виды руд, но не будет нефти. Потому что различается генерация этих ресурсов, условия их образования. Кроме того, после образования нефть должна найти место, пристанище. Иначе она может выйти на поверхность из месторождения, если нет удобных хранилищ, которые создает сама природа.

В 1962 г. пытались разрабатывать Ереминскую площадь в Гаринском районе Свердловской области. Недалеко от нее располагалось село Еремино — теперь заброшенное. Там ничего не нашли и оставили затею. Потом поисками на Ереминской площади занималась «Уралнефть» — они приехали туда в 2005 г. и обнаружили самоизлив на одной из скважин, которой пользовались крестьяне. Она изливала нефть почти сорок лет. Но компания явилась слишком поздно — саму фирму вскоре ликвидировали.

Свердловскую область давно пытаются изучить. Район интересен Перми и Югре. Смелые головы считают, что нефть надо искать в Челябинском грабене. Там когда-то откопали сотню литров, и все. Перспективными районами Свердловской области считаются Гаринский и Тавдинский — там есть такие же мезозойские отложения, как в местах, где полно топлива. И на западном склоне Уральских гор тоже. В 1970-х гг. «Пермьнефть» проводила там работы.

Я давно рекомендую начать поиск месторождения в Гаринском районе, на границе с Тюменской областью, но не могу ничего добиться. Там действительно могут быть большие залежи. Полагаю, 30–40 тыс. тонн. В масштабах России это небольшое месторождение, но для Свердловской области оно будет крупным. Кроме того, один из моих коллег выдвинул предположение, что в Артинском районе тоже есть месторождение — там находится плато, достаточно сухо. Еще одно месторождение — Бухаровское газовое — находится под Бисертью. Все источники углеводородов в Свердловской области уже найдены и зафиксированы, большинство эксплуатируется.

Проблема в том, что, даже если у нас найдут крупное месторождение, разрабатывать его нам не дадут. Ту же площадь в Гаринском районе моментально захватит Югра, на западе области — «Пермьнефть». Собственной нефтедобывающей отрасли у нас не будет, потому что нет ничего для этого. Примером может быть печальный опыт «Уралнефти».

Фото: Скрин, AP Photo / Hasan Jamali

Фото: Hasan Jamali / AP Photo

Кроме того, для такой работы необходимы навыки. Например, в 2009–2010 гг., если мне не изменяет память, пробурили скважину в Староуткинске. Надеялись обнаружить глубинную нефть, но ничего не нашли. Зато рядышком, в непосредственной близости от пробуренной скважины, произошло землетрясение магнитудой 4,7.

Дело в том, что там очень сложная тектоническая обстановка — когда все перемешано и очень трудно установить взаимоположение. Конечно, влияние проведенных работ на землетрясение не доказано, но среду они возбудили. Это так же, как у человека — если он болен, на него может повлиять даже что-то незначительное, а здоровый ничего не почувствует.

Без оценки специалистов нефть искать бесполезно. Можно, конечно, как американцы — методом дикой кошки (то есть вслепую) — просто бурить по сетке. Но у нас и без того месторождений кот наплакал. Нефть — не дура, она располагается там, где есть условия. Просто так она нигде не находится.

Фото: Максим Богодвид, РИА Новости