Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
44775 +391
Выздоровели
36975 +395
Умерли
988 +8
Россия
Заразились
2187990 +25487
Выздоровели
1685492 +25073
Умерли
38062 +524

«Взрослые мужики угрожают девочке. Вам не стыдно?» Шесть вопросов атаману о казачьих патрулях

8 сентября 2020, 16:24
«Взрослые мужики угрожают девочке. Вам не стыдно?» Шесть вопросов атаману о казачьих патрулях
Фото: архив 66.RU
Атаман хуторского казачьего общества «Горный щит» Олег Сененко рассказал 66.RU, что казачьи патрули в Екатеринбурге образовались стихийно, без указа сверху, от атаманов. Он заявил, что если ЛГБТ-активисты выйдут на парад, то казаки, которые пока только жестко разговаривают с подозрительными, на их взгляд, прохожими, готовы будут применить силу.

Вечером в понедельник в центр Екатеринбурга вышли казачьи патрули. Они планировали помешать активистам, которые в свою очередь собирались проводить экскурсию по местам, связанным с ЛГБТ-движением в рамках Ural Pride Week.

Представителей ЛГБТ-сообщества мужчины в папахах не встретили, зато увидели девушку, которая очищала QR-код розовой линии фестиваля «Стенограффия», и по словам фотокора 66.RU, «тыкали корочки ей в лицо, кошмарили и угрожали задержать».

Также под руку казакам попался молодой человек с сережкой в ухе, с которым тоже жестко поговорили.

Среди патрулирующих замечены казаки хуторского казачьего общества «Горный щит». Мы спросили их атамана Олега Сененко, что заставило казаков организовать патрули, как далеко они готовы пойти в борьбе с ЛГБТ-активистами и как так вышло, что от них пострадали люди, не имеющие отношения к Неделе гордости.

— Объясните, что это было?

— Уральское казачье войско, Оренбургское, Союз казаков России — никто указа о патрулировании не давал. Это было стихийное собрание казаков. Из Перми ребята приехали, из Челябинска, из Башкирии. Они вышли не как казаки, не как патрули, а как родители — не более того. Потому что любой родитель беспокоится за своих детей. Думаю, это нормально. Почему казаки собрались? Потому что они семья. Это так же, как если бы собрались врачи или учителя.

— Какая у вас цель?

— У нас принята новая Конституция, которую нужно выполнять. У нас, насколько я знаю, запрещена пропаганда ЛГБТ. Прокуратура выдала предостережение, но в ответ они же заявили: «Нам фиолетово». Это ни в какие рамки не лезет. Хотят — пусть собираются, но втихаря. Мало ли кто чем занимается? Это их дело, оно меня не касается, главное, чтобы не было пропаганды на улице.

— Вам стыдно за то, что взрослые мужики угрожали девочке?

— Вообще, в данном случае стыдно. Мы получили достоверную информацию, что они (ЛГБТ-активисты, — прим. 66.RU) будут с ленточками. А она клеила как раз фиолетовые ленточки, только на асфальт. Но это другая структура — граффити или кто они там. Произошла накладка, что-то напутали, грубо поговорили. Казаки реально готовы извиниться. С мальчишкой тоже какое-то недоразумение было, у него были покрашены волосы. Перепутали, думали: «Ага, попался, красавчик». Хотели сделать внушение.

— Очевидцы говорят, что девочке угрожали задержанием…

— Никто не имеет никакого права никого задерживать. Эти полномочия есть только у полиции. Даже если казаки идут в патруле с полицией, они могут только содействовать. Но никакого взаимодействия даже с полицией нет. Они сами справляются. А так — только беседа, конечно. Но я могу заявить от Уральского казачьего войска, что если начнутся гей-парады, однозначно мы сразу выступим единым строем. Сразу же! Мы просто им не дадим пройти!

— Силовое воздействие возможно?

— Конечно! Причем мы будем действовать абсолютно в рамках закона Российской Федерации. Если люди нарушают Конституцию, мы должны на это реагировать как родители и как казаки. Но в рамках закона.

— ЛГБТ-активисты держат свои мероприятия в секрете. Казаки теперь до конца недели будут патрулировать центр?

— Они у себя на сайте афишируют свои мероприятия. Разве это секрет? Есть анонсы, кружки. Но насчет парада информации нет. Но у нас есть кое-какие люди в их сообществе, которые слили нам информацию, что вчера они собирались ходить по центру.

Они начинают вуалироваться под всевозможные исторические кружки, якобы с благими намерениями. А потом бах — оказывается, и не исторические вовсе. Приходят все там цветные и так далее, а дети задают вопрос: «А что это вы такие?» А им отвечают: «А мы за гордость, потому что у человека должна быть гордость за себя». И пошло-поехало. Мы же взрослые. Почему мы не можем защитить себя и своих детей? Пусть они вырастут и определятся. По казачьей традиции, мужчине исполнилось 18 лет — все, ты несешь за себя ответственность.

Приведу в пример одну историю. Я был в школе, общался с детьми 14–16 лет. Зашел разговор о… как это слово-то? … Толерантность! Большинство сразу высказалось, что мы должны быть толерантны по отношению к другим полам, к нетрадиционной ориентации. Я говорю: «Хорошо. Тогда вам такой вопрос: вы выросли, родили лялечку, вырастили ее (допустим, мальчика). И мальчик приводит в 20 лет другого мальчика с бородой и говорит: «Это моя Света». Реакция была однозначная: все начали смеяться и говорить, что с ними такого не будет. Ребята, если будет пропаганда, я не уверен, что с вами такого не будет. И они со мной согласились. Этот вопрос всех будоражит. И когда он касается лично человека, меняется мнение мгновенно.

У меня трое мальчиков, восемь внуков. Я не хочу, чтобы они видели эту гадость. Они прикрываются радугой — это великолепный символ завета Бога с человеком, вообще-то. Прикрываются голубой кровью, хотя мы знаем, кого считали голубой кровью до революции. Как можно пропагандировать это нашим детям? Это неэтично, это грех, это страшная вещь.

Я почти 12 лет прожил в Европе, часто туда ездил. Там у них два мужика берут ребенка из детдома, одного папой называют, другого мамой. Сидят в парке целуются. Приятно на это смотреть, что ли? А почему мы должны их меньшинства уважать, а они наше большинство не хотят? Для меня это непонятно. Если разрешат шествие, то сто процентов мы жестко встанем на позиции. Нам не надо будет никаких разрешений, есть Конституция. Не дадим им тут шагать.