19 марта 2015, 16:55

Вячеслав Трапезников: «Нет ничего проще, чем критиковать поддержку ипотеки»

Вячеслав Трапезников: «Нет ничего проще, чем критиковать поддержку ипотеки»
Фото: Ирина Баженова, архив 66.ru
«Не могу молчать!» — говорит руководитель крупнейшего СРО строителей в Екатеринбурге и присылает нам вот этот текст. Мы, в свою очередь, не можем его не опубликовать.

Когда меня как представителя строительной отрасли спрашивают, что можно сделать, чтобы ей помочь, я говорю: главное — удержать процентную ставку по ипотеке ниже 13%. Причем это больше психологический барьер. После инициатив государства субсидировать ипотеку, конечно, главной целью для региона должно стать освоение какой-то очень значительной части от тех 20 млрд, которые выделяются на страну.

Я убежден, что программа субсидирования ипотеки — одна из наиболее эффективных и значимых мер поддержки не только строительной отрасли, но и всего реального сектора экономики. Почему?

Во-первых, за эти годы ипотека (в том числе первичная) бесспорно доказала свою эффективность. Мы все немного забыли, что еще 5–7 лет назад только мечтали о том, чтобы этот инструмент заработал. Была только вторичная ипотека, и строители не могли рассчитывать на деньги покупателей, пока не сдадут объект. За последние 10 лет появление этого инструмента стало важнейшей новацией в отрасли.

После 2008 года именно первичная ипотека стала тем локомотивом, который вывел отрасль из кризиса. Мы все лежали на боку, и чего уж там скрывать, если бы не было госзаказа в Академическом, то для Свердловской области все могло бы кончиться очень печально. Но с начала 2010 года мы стали восстанавливаться очень быстро. И это случилось в громадной степени благодаря тому, что у строителей появилась возможность финансироваться через этот механизм.

По официальной статистике, доля ипотечных сделок на первичном рынке достигает 50%. Это огромная цифра, но она общая по стране и не отражает того, что происходит на конкретных стройках в конкретных мегаполисах, таких как Екатеринбург. У нас доля первичной ипотеки на объектах экономкласса достигает 85%. Это значит, что огромного количества домов без этого инструмента просто не было бы — проектное финансирование может оформить лишь один застройщик из десяти.

К тому же, первичная ипотека несет еще одну важную функцию. Аккредитация объекта крупными банками является гарантией надежности застройщика. Значок ВТБ24, Сбербанка, Газпромбанка и других крупных банков — это знак качества, гарантирующий, что вы не станете обманутым дольщиком. В прошлый кризис чиновники долго думали: как же нам донести до людей, какой застройщик достойный, а какой — неблагонадежный? И так ничего и не придумали. Рынок сам отрегулировал этот вопрос.

Итак, ипотека дает людям возможность улучшить жилищные условия, рынку — доступ к деньгам, банкам — юридически понятный продукт, более прозрачный и менее рисковый, чем розничное кредитование. Сплошной позитив. И я удивляюсь, когда читаю, что ее поддержка на государственном уровне — это «уколы в деревянную ногу».

Знаете, критиковать что-то — это очень приятное занятие. Ему можно отдаваться без остатка, как алкоголизму: не прилагая особых усилий, постоянно чувствуешь опьянение от собственной важности. Мне самому нравится критиковать, но слава Богу, рядом всегда оказывается кто-нибудь, кто скажет: «Слава, когда критикуешь — предлагай что-нибудь».

В материале, о котором я говорю, к сожалению, критика не основана на фактах. И меня побудили выступить ровно две вещи. Во-первых, то, что я действительно считаю, что механизм этот нужно спасать любыми силами. Во-вторых — что ипотека многократно названа ярмом, которое надевают на шею от отчаяния и безысходности. А это, мягко говоря, отклонение от фактической ситуации.

Я построил несколько тысяч квартир, и весьма значительную часть их купили в ипотеку. Я видел лица людей, которые въезжают в новые квартиры, семьи, которые обзаводятся детьми в новом жилье. И я хочу не согласиться с тем, что ипотека — ярмо.

Ипотека — это единственный реально работающий инструмент, который позволяет молодым семьям обзаводиться собственным жильем и строить свою взрослую жизнь. На уровне федерального правительства обсуждалось невообразимое количество других инструментов: накопительные кооперативы, паевые фонды — что только ни предлагалось! Но до сих пор никаких других механизмов в России нет. И чтобы называть ипотеку ярмом, надо быть слегка антисоциальным человеком.

Кроме того, все расчеты в этом материале сделаны исходя из того, что ипотека будет гаситься 20 лет. Но многолетняя статистика показывает, что средняя семья рассчитывается с ипотечным кредитом в течение пяти лет. Нет ничего проще, чем умножить половину семейного бюджета на 20 лет — и тогда действительно получится ярмо. Но жизнь намного разнообразнее, чем математическая формула «2×2=4». Никто не платит 20 лет за «двушку»!

Очень легко констатировать, что ставка по ипотеке не должна превышать эффективную ставку более чем на 1–2%, как пишет наш автор. С этим не поспоришь, браво! Не должна. И я призываю автора изыскать возможность сделать этот призыв реальным. С учетом эффективной ставки аренды жилья 6% ипотечная ставка должна быть 7–8%. А еще лучше — ниже! Жаль, что ситуация не зависит от того, призываем мы к этому или нет, правда?

Я считаю, что пока не удалось снизить ипотечную ставку до такой степени, кредитование под 13–12% — это уже действенная мера государственной поддержки. Она ни в коем случае не спасет рынок, и, конечно, мы еще долго не вернемся к показателям 2014 года без исправления макроэкономической ситуации и нормализации потребительских ожиданий. А они сегодня просто панические. Это показало хотя бы падение авторынка на 80–90% в феврале по некоторым брендам. Ведь люди не перестали нуждаться в машинах, они просто боятся тратить на это деньги.

Так вот, несмотря на все это, субсидирование ипотеки — самая разумная мера, которую на данный момент могло предпринять государство.

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.