Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Григорий Иванов: «Начинать надо с борьбы с договорняками»

26 апреля 2011, 13:40
интервью
Президент «Урала» в интервью 66.ru рассказал о планах команды на сезон, коррупции, а также о том, что Александр Мишарин отлично разбирается в футболе.

Футбольный «Урал» не слишком успешно начал сезон — в первых пяти матчах команда под предводительством Дмитрия Огая набрала семь очков и занимает 10 место в турнирной таблице. С Григорием Ивановым, президентом ФК «Урал», мы общались на следующий день после победы «Урала» над новороссийским «Черноморцем».

— Хочу поздравить вас с первой победой. Какие у вас ощущения от начала сезона?
— Конечно, я не доволен стартом. Да у нас есть три очка, но мы проиграли матч одному из основных конкурентов за выход в премьер-лигу. Хотя игра с «Жемчужиной» мне понравилась больше, там было больше мысли в действиях игроков. Но я вижу перспективу у этой команды.

— Кажется, что в первом матче команда играла более азартно, чем накануне...
— Хотя голевая комбинация вчера получилась очень хорошей: Ставпец и Шатов вывели на отличную позицию Антона Заболотного, который свой шанс не упустил. Я вижу руку тренера — после первой игры он сделал замены на тех позициях, которые сыграли не очень удачно. Думаю, что у Огая получится сделать играющую команду.

Конечно, я не доволен стартом. Но я вижу перспективу у этой команды. Думаю, что у Огая получится сделать играющую команду.

— Вчера на матче один из зрителей, рядом с которым я сидел, все время причитал, что Дмитрия Огая взяли только из-за желания сэкономить. Почему вы сделали выбор в пользу этого специалиста?
— Нельзя говорить о том, что мы пригласили Дмитрия Алексеевича только из-за желания сэкономить на зарплате. Конечно, в сравнении с тренерами премьер-лиги он получает на порядок меньше.

Важно, что сам тренер хочет работать в России. Так и говорили ему: мы не гарантируем больших денег, но сможешь заработать имя в России и двигаться дальше. Мы знали, как работает этот тренер. Я несколько раз бывал на сборах «Урала» в Кисловодске, видел его тренировочный процесс, я видел, как он работает.

— У каждого тренера есть свой стиль: один делает ставку на тактику, другой — на эмоциональную заряженность игроков. На какие моменты обращает особое внимание Дмитрий Огай?
— Он может отлично выбирать систему, видно, что он знает, как подбирать тактику. Например, мы разговаривали после первой игры, и он очень аргументированно объяснял причины тех или иных действий. Мне было очень интересно. Я что-то новое для себя услышал. Он и тактик, и теоретик, сам очень прилично играл в футбол. И сейчас футболисты уже понимают, чего он от них хочет. Конечно, четыре месяца — это не такой большой срок, но уже чувствуется рука тренера.

Руководителям клубов нужен результат, они нетерпеливы, но надо уметь ждать. Я думаю, ни руководство клуба, ни руководство области не пожалеют о том, что Дмитрий Алексеевич работает в нашем клубе. Мы еще будем городиться им.

Я думаю, ни руководство клуба, ни руководство области не пожалеют о том, что Дмитрий Алексеевич работает в нашем клубе. Мы еще будем городиться им.

— У Вас уже есть понимание, в какой футбол будет играть «Урал»?
— Я думаю, что команда сможет чередовать тактику: когда надо играть в атакующий футбол, а по необходимости и от обороны. Например, на игру с «Черноморцем» Огай не поставил Сашу Дмитриева, поскольку нам обязательно надо было усилить атаку. Дмитриев — очень хороший футболист, но он больше разрушитель, а нам надо было обязательно выигрывать.

— А почему каждый год состав команды кардинально меняется?
— Таковы реалии. Мы каждый год хотим сделать так, чтобы команда была сильнее. Для этого приглашаем новых футболистов. Плюс к тому мы иногда не можем удовлетворить запросы игроков, а потому они уходят в другие команды. Конечно, нам достаточно сложно привлекать классных футболистов, поскольку мы играем в первой лиге. Многие идут на меньшую зарплату в команду премьер-лиги, так как там проще засветиться.

— Григорий Викторович, а у вас есть надежда на то, что «Урал» выйдет в премьер-лигу?
— Конечно, и надежда, и желание есть. Но, к сожалению, в первой лиге слишком много подводных течений. Дай Бог, чтобы новая лига (ФНЛ), которую создали в этом году, навела порядок.

У меня просто нет фактов, но все об этом знают. Судьи очень часто по-разному трактуют одни и те же ситуации. Вы бы видели, как они судят на сборах. Лучше наших судей нет — они профессиональны, прекрасно знают свою работу. Но если ты в чемпионате судишь сегодня так, а завтра иначе, то это вызывает сомнения. Наверное, компетентные структуры должны этим заняться.

К сожалению, в первой лиге слишком много подводных течений. Дай Бог, чтобы новая лига (ФНЛ), которую создали в этом году, навела порядок.

— Вы во многих интервью говорите, что никогда не работаете с судьями. Получается, что вы такой романтик, верите в светлое. Но есть ли шансы выйти в премьер-лигу, если не работать с судьями?
— Судьи — это далеко не самое страшное. Самое поганое, когда заходят с тылу, стараясь купить игроков. А судьи — они как судили, так и будут его судить, дают им или не дают. Судья, если умеет судить, его даже никогда не заподозрят, что он взял взятку. А если не умеет, то с ним ничего не сделаешь. Но рано или поздно он закончит судить.

Самое поганое, когда подходят к футболистам, предлагают сыграть договорной матч. Это есть и в первой, и в премьер-лиге. Вот с этим надо бороться!

Новое руководство РФС проводит много реформ: переход на систему осень-весна, создание новой лиги ФНЛ. Но при всем моем уважении не с этого надо было начинать. Самое главное — побороть эту беду с договорными матчами. Мне очень жалко болельщиков, которые платят свои деньги, а в результате смотрят этот «цирк», который происходит на поле. Это неправильно.

— Григорий Викторович, наверняка же известны расценки. Сколько предлагают игрокам?
— Не могу сказать точно, думаю, что в каждом случае своя цифра. Когда я только начинал работать в «Урале», то мне рассказывали такой случай про руководителя одной из команд первой лиги. «Вот, нас хотели купить, и всего 30 тыс. долларов предложили. Я зашел в раздевалку, сказал: нас всего в 30 тыс. оценили, сволочи! Давайте, выходите на поле и бейтесь против них!». Получается, что если бы им предложили 130 тыс., то они бы готовы были отдать игру. Но конкретные цифры я назвать не могу, так как никогда таким не занимался.

Самое поганое, когда подходят к футболистам, предлагают сыграть договорной матч. Это есть и в первой, и в премьер-лиге. Вот с этим надо бороться!

— Но речь идет о существенных для футболистов суммах?
— Я думаю, что существенных. Тем более, что бывают проблемы в клубах, не платят зарплаты. Тогда, чтобы прокормить семью, футболисты вынуждены идти на сделку с совестью. Но есть порядочные ребята, которые даже слышать об этом не хотят.

— А какой сейчас средний уровень зарплаты в первой лиге?
— Есть очень разные команды. Я думаю, что минимальная зарплата — 150 тыс. рублей, а максимальная — до миллиона рублей в месяц. Слава Богу, первая лига пока не дошла до миллионных долларовых зарплат.

— У «Урала» получается конкурировать с другими клубами с финансовой точки зрения?
— Мы стараемся найти оптимальный вариант с точки зрения цены и качества. С одной стороны, мы не приглашаем очень дорогих игроков, но и стараемся не обижать футболистов, которые приходят к нам в команду.

Самое главное — побороть эту беду с договорными матчами. Мне очень жалко болельщиков, которые платят свои деньги, а в результате смотрят этот «цирк», который происходит на поле. Это неправильно.

— Вы также занимаетесь и мини-футбольной командой «Виз-Синара». И этот ваш проект, по моим ощущениям, он более успешен — команда в лидерах чемпионата, были и большие победы на международном уровне. Почему такая разница? Мини-футбол чище?
— Мини-футбол гораздо чище. И судейство куда более качественное. Российскому мини-футболу 20 лет, это не так много. Мы первая команда, которая начала заниматься подготовкой собственных кадров. У нас в каждом возрасте есть своя молодежная команда, у каждой свой тренер. Хотя, конечно, не хватает нам денег, чтобы в каждой команде был автобус, фельдшер, да и тренеры более высокие зарплаты получали. Остальные же команды предпочитают привозить бразильцев.

— Сколько сейчас человек обучается в школе «Урала»?
— Около 300. Наша футбольная школа — муниципальная. Мы бы сами просто ее не потянули. Но у нас есть со школой договор. Например, мы помогаем отправлять ребят на соревнования, обуваем, одеваем их, даем им тренировочное время. Я очень благодарен городу, что они содержат школу.

— А сколько сейчас собственных воспитанников играет за основную команду «Урал»?
— Сложный вопрос. Пока мы своих игроков не воспитали. Есть, например, Олег Шатов, но он воспитанник мини-футбольной школы. Есть у нас еще хороший вратарь, но мы его отдали играть в Челябинск, чтобы он имел игровую практику. Кроме Шатова закрепиться в основном составе у нас никто не может. Шатов 90-го года, и с его команды еще вообще никто не играет в футбол на уровне команды мастеров, потому что тогда время было очень тяжелое, они как раз попали в переходный период. Но у нас есть хорошие ребята 1995-1997 годов. Думаю, что года через три-четыре и мы будем уже иметь своих воспитанников.

Мы все-таки хотим в Екатеринбурге сделать Академию футбола, чтобы ребята могли получать какое-то образование, какую-то хотя бы рабочую профессию иметь. Но им тяжело учиться, они же много выступают на соревнованиях, много пропускают. Хотя мы им объясняем, что они должны быть более приспособленными к жизни, получить профессию.

Пока мы своих игроков не воспитали. Но у нас есть хорошие ребята 1995-1997 годов. Думаю, что года через три-четыре и мы будем уже иметь своих воспитанников.

— Какой процент бюджета «Уралу» удается сейчас зарабатывать, например, за счет продажи билетов?
— Это копейки! У нас цена на билет одна из самых низких в России. Нам этих денег не хватает даже на то, чтобы оплатить скорую помощь, пожарных, милицию, арендовать стадион. Именно поэтому мы вынуждены привлекать наших знакомых: кто-то даст 200 тысяч, кто-то миллион. Сейчас мы приняли коммерческого директора в клуб, надеемся, что он сможет организовать какую-то коммерческую деятельность.

Но вы поймите, что во всем мире футбольные клубы чаще всего убыточны. Берлускони говорил, что у него 17 компаний, но только одна из них убыточна — футбольный клуб «Милан».

Конечно, мы понимаем, что на нынешнем стадионе зрителям не очень комфортно. Он 1936 года, его еще Каганович открывал. Людям негде укрыться от дождя или солнца. Почему люди в Германии ходят на футбол? Потому что они получают комфорт: они могут не только посмотреть хороший футбол, но и выпить пива, пообщаться с друзьями. У нас люди тоже хотят комфорта.

— А на Центральном стадионе болельщики получат нужный уровень комфорта?
— У нас за 20 лет в стране не построили ни одного стадиона за пределами Москвы.

Мы изначально хотели построить чисто футбольный стадион, поскольку доля легкой атлетики — минимальна, у нас много стадионов, где можно постелить дорожки. Но Аркадий Михайлович настоял, что необходимо сделать дорожки, хотя мы видим, что во всем мире строят чисто футбольные стадионы. Плюс к тому возникли трудности из-за того, что стадион — памятник архитектуры.

Думаю, что зрителям на новом стадионе будет комфортно: они смогут выйти в подтрибунное помещение, выпить кофе или еще чего, пообщаться, отогреться в тепле. Помню, что даже во второй лиге на наши матчи на Центральный стадион ходили 8-9 тысяч зрителей. Уверен, что сейчас будет ходить не меньше.

У нас цена на билет одна из самых низких в России. Нам этих денег не хватает даже на то, чтобы оплатить скорую помощь, пожарных, милицию, арендовать стадион.

— Григорий Викторович, у меня есть ощущение, что нам не повезло с региональной властью. К сожалению, в России успех футбольных клубов часто зависит от фанатизма власти. У нас же ни Россель, ни Мишарин — не являются фантами футбола.
— Согласен, что очень многое зависит от местной власти. Например, можно посмотреть на нижегородскую «Волгу», где губернатор болеет футболом.

К сожалению, Эдуард Эдгардович в футболе понимал мало, делал для футбола тоже не так много. Но именно он сохранил команду, когда в 2003 году от нее отказались все спонсоры. Тогда по личной просьбе Росселя ТМК стала помогать команде. Но он человек советской закваски, например, он не понимал, почему футболист получает 20 тысяч долларов. Я к нему очень хорошо отношусь, но так получилось, что не любитель он футбола.

Но про Александра Сергеевича не согласен. Да, он не фанат, но он интересуется командой и все знает о том, что творится в команде, и даже не от меня. Он задает профессиональные вопросы.

Когда он пришел, он сразу сказал, что народные виды спорта — это футбол и хоккей. И хоккейная команда должна быть, и футбольная. Надо понимать, что губернатор у нас всего год, и ему надо разобраться, Свердловская область — это 5 миллионов жителей, столько городов, столько проблем, и я ему очень благодарен, что он изыскивает возможность приехать на базу, поговорить с футболистами. Да, редко, но все же.

— Если «Урал» выйдет в премьер-лигу, то получится найти деньги?
— Конечно, хотя бюджет и придется увеличивать в 2-3 раза. В премьер-лиге есть команды с небольшими бюджетами, но при этом они успешно выступают, в частности, «Спартак Нальчик».

Внутренний фотобанк компании