Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
64410 +392
Выздоровели
56830 +395
Умерли
1771 +18
Россия
Заразились
3520531 +24715
Выздоровели
2909680 +27636
Умерли
64495 +555

Уникальную клинику Владислава Тетюхина оставили без денег и пациентов. Восемь открытых вопросов минздраву

26 февраля 2019, 16:27
Бизнесмен и меценат потратил почти все состояние на строительство госпиталя инновационных восстановительных технологий. Вместо того чтобы поддержать медцентр, министр здравоохранения Свердловской области Андрей Цветков сокращает количество квот без объяснения причин.

Министерство здравоохранения Свердловской области урезало квоты, а по сути, и бюджетное финансирование Уральского клинического лечебно-реабилитационного центра (УКЛРЦ). Высокотехнологичный медицинский комплекс на свои средства построил «титановый король» Владислав Тетюхин. Несколько лет назад он продал пакет акций в «ВСМПО-Ависма» и вложил 3,2 млрд руб. в строительство госпиталя.

В конце 2014 года клиника заработала, но не в полную силу. За 4,5 года в ней провели более 22,5 тыс. операций. Даже на сегодняшний день, по словам исполнительного директора УКЛРЦ Алексея Щелкунова, клиника загружена всего на 47%. По проектным мощностям центр рассчитан на 7700 операций в год. Для этого не хватает квот на проведение операций: федеральных, чтобы клиника могла предоставлять услуги жителям других регионов, и региональных, чтобы свердловчане могли лечиться по полису ОМС, а с врачами расплачивалось государство.

В 2015 году президент Владимир Путин распорядился поддержать уникальную клинику Владислава Тетюхина. Меценат, к слову, хотел придать центру федеральный статус, чтобы расширить квоты на бесплатное протезирование и загрузить учреждение. С тех пор Владислав Тетюхин получил налоговый кредит, много раз лично встречался с министром Вероникой Скворцовой, в адрес министерства была направлена кипа официальных бумаг, но к федеральным квотам клиника так и не приблизилась.

Сегодня 98% операций в центре выполняется в рамках программы государственных гарантий оказания бесплатной медпомощи. Этот объем складывается из двух источников: средства ОМС (75%) и госконтракты (23%). И лишь 2% приходится на коммерческие госпитализации.

По программе ОМС в 2016 году было выполнено 4726 госпитализаций, в 2017 году — 4749, в 2018 году — 4879 (300 из них, на 11 млн руб., из бюджета так и не были оплачены). В 2019 году лечебно-реабилитационному центру выделили лишь 3506 квот. По мнению создателя клинического лечебно-реабилитационного центра Владислава Тетюхина, перераспределение квот идет в пользу «подведомственных минздраву учреждений».

Фото: 66.ru

На 2019 год свердловский минздрав все еще не проводил закупки. А это еще более 20% бюджетного финансирования.

По госконтрактам на конкурсной основе центр также получает деньги из бюджета на госпитализацию пациентов. Так, на 2018 год УКЛРЦ выиграл тендеры на «оказание медицинских услуг при осуществлении высокотехнологичной медицинской помощи по травматологии и ортопедии» на 195 млн руб. В среднем ежегодно клиника проводит 1100–1200 госпитализаций. В 2019 году минздрав не заключал с центром госконтрактов (большая часть тендеров обычно проводится в конце предыдущего года).

В минздраве Свердловской области заявляют, что в регионе отсутствует очередность на оказание высокотехнологичной помощи по профилю «Травматология и ортопедия». О том, что финансирование через систему ОМС позволило практически ликвидировать очередь в Свердловской области, говорилось еще в 2015 году. Однако в центре, созданном Тетюхиным, с этим не согласны и приводят цифры: до 2014 года из Свердловской области на эндопротезирование уезжали 2–2,5 тыс. человек, после открытия клиники в Тагиле цифра снизилась только на 400–500 человек. В целом, по статистике Минздрава России, ежегодная потребность в эндопротезировании крупных суставов составляет 280–320 тыс. операций в год, но их выполняется в два раза меньше.

Создатель клиники Владислав Тетюхин уверен, что за «планомерным уничтожением» Уральского клинического лечебно-реабилитационного центра стоит министерство здравоохранения Свердловской области и лично его глава Андрей Цветков. Поскольку министр ни разу не прокомментировал ситуацию с урезанием квот, 66.RU составил список вопросов и адресует его лично г-ну Цветкову:

  • Минздрав на 22% урезал количество квот для Уральского клинического лечебно-реабилитационного центра. В пользу кого и по какому принципу идет перераспределение?
  • Обычно объем квот снижают в том случае, если медицинская организация не справляется с объемом операций. Почему вы сократили квоты для высокотехнологичной и новой клиники Тетюхина, которая и так загружена только наполовину?
  • Какое количество квот получили ГБУ «Уральский институт травматологии и ортопедии им. В. Д. Чаклина» и Центр травматологии и ортопедии ГБ № 41, которые также оказывают услуги по эндопротезированию тазобедренных суставов в рамках ОМС?
  • Минздрав неоднократно подчеркивал: очень важно, чтобы высокотехнологичная помощь оказывалась не только в Екатеринбурге, но и в области. Сколько медицинских учреждений в регионе предоставляют услуги высокотехнологичной помощи по травматологии и ортопедии?
  • Каждая из пяти операционных клиник, где устанавливают титановые протезы, стоит 10 млн евро. Есть ли хоть один частный медцентр в Свердловской области, чей уровень оборудования соответствует уровню УКЛРЦ?
  • Вы советуете УКЛРЦ выходить на другие регионы, чтобы получать новых клиентов. Значит ли это, что минздрав заинтересован в оказании высокотехнологичной помощи жителям других городов больше, чем жителям городов Свердловской области?
  • Министерство здравоохранения Свердловской области все еще не заключило ни одного госконтракта с центром на 2019 год. Планируется ли проведение тендеров на оказание высокотехнологичной помощи по травматологии и ортопедии? О каком объеме госпитализаций идет речь?
  • В начале 2018 года губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев поручил региональному министерству здравоохранения проработать вопросы, связанные с расширением деятельности центра. Было ли выполнено это поручение?