Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Свердловская область может остаться без инвестиций в 11 млрд руб. Резидент ОЭЗ объясняет почему

5 декабря 2017, 12:30
Лесоперерабатывающее предприятие поставило на паузу проект строительства завода по производству ориентированно-стружечной плиты (OSB). Теперь Свердловская область рискует остаться без инвестиций почти в 11 млрд руб.

В конце лета 13-м резидентом особой экономической зоны «Титановая долина» стал холдинг «СТОД» — одна из крупнейших в России деревоперерабатывающих компаний, которая на начальном этапе готова была инвестировать в проект 10,6 млрд руб. Строительство завода по производству ориентированно-стружечной плиты (OSB) мощностью 300 тыс. м3 в год должно было начаться весной 2018 года. Вторая очередь предусматривала запуск предприятия по выпуску до 80 тыс. м3 LVL-балок (клееный брус из шпона). Потенциальные вложения оценивались еще в 5 млрд руб.

Для «СТОД» открытие производства в Верхней Салде означает расширение рынков сбыта продукции, а регион получает экологически чистую технологию. В компании заявляли, что заказы будут уходить в соседние регионы: Омскую, Новосибирскую, Тюменскую и Иркутскую области, а также в Казахстан.

Однако, как стало известно 66.RU, проект по размещению в ОЭЗ завода пока перенесен на неопределенный срок. В интервью руководитель филиала ПАО «Талион Трейдинг» Тимур Акчурин рассказал о возникшем недопонимании между чиновниками и бизнесменами, а также производственном процессе в Тверской области.

— На какой стадии находится реализация инвестиционного проекта в «Титановой долине»?

— На данный момент вопрос о строительстве завода по производству OSB остается открытым. Работы временно приостановлены, проектные работы по указанию нашего руководства — свернуты.

— Это связано с финансовыми сложностями или с трудностями в переговорах с местными властями?

— Дело в том, что руководство Свердловской области не выполнило ряд обещаний, которые были даны нам. Подробности, к сожалению, раскрыть не могу.

— Когда проект будет разморожен?

— Это зависит не от меня. Это является предметом переговоров между руководством Свердловской области и нашим гендиректором. Поэтому не могу сказать, когда выйдем на стройплощадку и выйдем ли вообще.

— Как вы намерены работать в Свердловской области? Вы будет пользоваться существующими лесозаготовками или собираетесь вырубать лес самостоятельно?

— Мы не можем зависеть от поставщиков сырья. Для нас это вопрос экономической безопасности. Допустим, в Тверской области 1,5 млн м2 расчетная лесосека. Здесь мы планировали, что нам выделят некоторый объем леса, который мы будем самостоятельно осваивать.

— О каком объеме идет речь?

— По объему вырубки ведутся переговоры. Поэтому сейчас я не готов озвучить цифру.

— Основное место базирования компании «СТОД» — Тверская область. Как устроены заводы, расположенные там?

— В Тверской области у нас находятся четыре производства: завод «Талион Терра» (объем производства бруса LVL до 140 000 куб. м. в год), завод «Талион Арбор» (объем производства OSB-плиты до 500 тыс. м3 в год), цех по производству комплектов домов и линия пеллет (до 60 тыс. тонн в год).

При производстве мы пользуемся только современными наработками. Например, в цеху стоит пресс с разнообразными новыми технологическими веяниями: разделительными жидкостями, применением современных клеев, которые дают минимальный класс эмиссии (то есть выбрасывают меньше формальдегида). Материал получается экологически чистым.
Кроме того, наш опыт отличается от мировой практики по OSB — там в основном хвойные породы и до 10% лиственные. У нас — наоборот: порядка 70% лиственных, остальное — хвоя.

— Кто ваш покупатель?

— Потребители — компании, которые занимаются малоэтажным домостроением. Если мы говорим про ОSB, то продукция сейчас пользуется большой популярностью, спрос большой по всей стране. Потихоньку OSB у строительных организаций вытесняет фанеру.
А власти в свою очередь пытаются увеличивать долю деревянного домостроения в общем объеме стройки. Для западных стран — это не новое явление. Возьмем, к примеру, одноэтажную Америку. Поэтому Россия хоть и с отставанием, но пойдет по пути экологического строительства.

— Я знаю, что у вас практически безотходное производство. Вы продаете за рубеж топливные гранулы, получаемые из древесных отходов.

— Действительно, у нас есть такое направление. В Тверской области мы производим пеллеты и продаем на экспорт. У нас отлаженный канал сбыта. Очень небольшая часть остается на российском рынке. У нас есть договоренность с некоторыми муниципалитетами, которые расположены неподалеку от нашего завода, и когда наступает отопительный сезон, мы передаем им нашу продукцию. А так в основном поставляем пеллеты в скандинавские страны.

— Расскажите про строительство многоквартирных домов из древесных материалов.

— Существует государственная программа по расселению ветхого жилья. По этой программе мы сдали в эксплуатацию два трехэтажных дома на основе каркасных технологий.

— Можем ли мы увидеть такие здания в других регионах?

— Перспективы расширения программы, безусловно, есть. Мы ведем переговоры с правительством Московской области и Санкт-Петербурга, в Торжке в настоящее время возводим четырехэтажный двухподъездный дом. Там будет порядка 48 квартир.
Недавно мы запустили домостроительный цех, что позволяет нам производить готовые панели, из которых мы собираем здания. По срокам возведения, энергоэффективности и себестоимости у нас конкурентов мало.

— Как в целом вы оцениваете потенциал развития в Свердловской области?

— Здесь можно говорить не только про Свердловскую область. Потенциал Урала и Сибири по жилищному строительству в последние годы заметно растет. Поэтому мы оцениваем регион интересным по сбыту. Иначе мы сюда бы не пришли.