19 марта 2015, 19:24

Показательные выступления. Градсовет в пух и прах разнес девелоперский проект УГМК

Архитекторы долго спорили над проектом застройки бывшего Мукомольного завода на улице Челюскинцев и в конце концов отправили его на доработку. Поблагодарив инвестора за труды.

Сегодня директор «УГМК-Холдинга» по капитальному строительству вышел с заседания градостроительного совета в легком недоумении. Никогда еще на его памяти совещания не проходили настолько бурно — тем более по проектам, которые концептуально уже приняты городом. На докладчиков, не выстроивших должной линии обороны, обрушился шквал уточняющих вопросов, к половине из которых они оказались просто не готовы.

Это третье заседание градостроительного совета в его новой формации, и первое — где был рассмотрен конкретный архитектурный проект. Вчера поздно вечером в мэрии приняли решение пустить на него журналистов. Главная задача такого хода — показать, насколько серьезно мэрия стала подходить к выносимым на обсуждение темам. И участники заседания с этой задачей прекрасно справились.

Вел заседание бессменный почетный житель Екатеринбурга Михаил Вяткин, много лет до этого бывший главным архитектором. Нынешний главный архитектор Тимур Абдуллаев сидел через два стула от него, между своим шефом Алексеем Белышевым и заместителем главы по вопросам транспорта Евгением Липовичем.

А представлял проект руководитель регионального отделения Союза архитекторов России Сергей Алейников.

Архитектурное бюро, которым руководит Сергей Алейников, проектировало «Макаровский квартал».

— Посмотрите на этот район с высоты птичьего полета, — предложил он. — Вы увидите четко сложившуюся квартальную застройку. Мы решили не отступать от этого принципа и тоже запроектировали закрытый квартал.

Сергей Алейников дал несколько вводных, о которых мы по большей части уже писали, а потом передал слово череде своих сотрудников, каждый из которых рассказал об одном аспекте проекта: благоустройство, архитектурно-планировочные решения, фасады и т.д.

Все в пределах нормы

— А нам расскажут наконец, какое там будет жилье? — вдруг перебил одного из докладчиков Михаил Вяткин. Произошло это ровно в тот момент, когда мне показалось, что череде докладчиков уже не будет конца. — Вы знаете нормы жилищной обеспеченности? Вы их соблюдаете?

Руководитель градсовета получил ожидаемый ответ: жилье будет позиционироваться как бизнес- и элит-класс. Правда, как выяснилось в ходе споров, с некоторыми допущениями в части нормативов по плотности населения. В этом была первая претензия Тимура Абдуллаева: «Это же по сути обычное массовое жилье», — сказал он, показывая на схему. На схеме был изображен план территории и три границы вокруг: граница участка в собственности УГМК, граница благоустройства и красные линии. В зависимости от того, по какой границе считать нормы по плотности, получались разные результаты. Причем один результат превышал нормы проектирования, а второй укладывался в них.

Нормы проектирования соблюдены или не соблюдены в зависимости от того, что признавать границами участка.

— Вы же понимаете, что красные линии не имеют ничего общего с градостроительной перспективой, — увещевал Михаил Вяткин. — Наступит время, и город изымет эти участки, рассчитывать на них сегодня глупо.

А Тимур Абдуллаев вообще выразил сомнение в том, что здесь уместна именно квартальная застройка:

— Посмотрите на вид района сверху. Квартальная застройка, о которой вы говорите, довольно далеко от реки. На берегу, у воды, находятся большие общественные пространства, а никак не жилые многоэтажки.

Царство пешеходов

В какой-то момент стройная структура заседания посыпалась к чертям, а вместе с ней один за другим посыпались вопросы докладчикам.

Тамара Благодаткова, председатель комитета мэрии по благоустройству, пеняла им, что пешеходы вынуждены обходить «Макаровский квартал», чтобы попасть с улицы Никонова на набережную. Тимур Абдуллаев спрашивал, согласована ли транспортная схема с планируемым пешеходным трафиком в этом квартале. Дальше всех пошел Евгений Липович, который громко спросил:

— У вас вообще есть схема пешеходного движения?

— Пожалуйста! — показали ему на экране схему.

— Что «пожалуйста»?! — крикнул он еще громче.

Внятно парировать липовичевскому «Что «пожалуйста»?!» докладчики не смогли.

Позже в кулуарах Сергей Ерыпалов так прокомментировал то, что происходило на градсовете:

— Вопросы о транспортных схемах действительно стали неожиданными. Проект обсуждался на транспортном совете, протоколы заседания которого подписаны. Проект организации транспортного движения на этой территории получил положительное заключение экспертов. Там рассмотрены вопросы переноса остановок общественного транспорта и, наверное, должны быть вопросы к городу по организации пешеходных переходов. А когда мне со стороны главного архитектора, например, задается вопрос, как там будут двигаться велосипедисты, то для меня этот вопрос несколько странный, потому что, на мой взгляд, главный архитектор как раз и нужен для того, чтобы организовать это пространство.

Тимур Абдуллаев терпеливо ждал, пока предоставится возможность выступить, а потом опроверг первый же тезис выступления Сергея Алейникова — о том, что в этом районе сложилась квартальная застройка.

Элитное жилье

Еще в один словесный пинг-понг вступил арх-издатель Эдуард Кубенский — единственный участник градостроительного совета, который в итоге проголосовал против проекта. Он попросил показать фасад элитного жилого здания рядом с мельницей и спросил:

— А здесь ведь лоджии?

— Лоджии, глубиной до трех метров, — ответили ему.

— Мы ведь все понимаем, — продолжил Кубенский, — что в этом элитном доме будут жить очень богатые люди. Но и очень богатые люди умеют считать деньги, и наверняка они примутся утеплять эти огромные лоджии шириной в три метра. Вы не боитесь, что из-за этого весь ваш великолепный фасад утратит свой вид?

— Надо запретить вносить какие-либо изменения в фасад, — отрезал Михаил Вяткин.

— Очень богатым людям очень сложно бывает что-то запретить, — сказал интеллигентный Кубенский уже тише, как бы уходя от спора.

Но глава градсовета услышал его и решил поставить точку.

— Не нужны здесь никакие лоджии, — резюмировал он. — Сделайте ровный фасад. Это самая главная видовая доминанта — и сплошь стеклянная панель. Она портит весь комплекс. Банальный вариант сделать фасад «под мельницу» смотрелся и то лучше.

Эдуард Кубенский — единственный, кто проголосовал решительно против проекта.

Вообще это стеклянное здание вызвало множество споров. Бывший мэр Екатеринбурга Аркадий Чернецкий назвал решение фасада неудовлетворительным.

— Вы представляете, какая разностилица будет, когда собственники начнут их переделывать? — сказал он. — С точки зрения законопослушания наше население, к сожалению, еще не на том уровне, когда этим вопросом можно пренебрегать.

Что будет в мельнице

— Ваша презентация не отвечает на главный вопрос: что же будет с мельницей? — спрашивает Тимур Абдуллаев. — В ней разместятся апартаменты?

— У заказчика есть понимание, что здесь в какой-то форме будет жилье, — отвечает сам заказчик, присутствующий на заседании в лице директора УГМК по капстроительству Сергея Ерыпалова. — Апартаменты или чисто жилье — пока не знаем. Охранные обязательства позволяют нам менять внутренние планировочные решения здания. Впрочем, мы готовы рассмотреть любую функцию здания и даже обращались с этим вопросом к руководству города.

— А мне кажется, архитекторы увлеклись архитектурой и вообще забыли про объект культурного наследия, — признается Эдуард Кубенский. — Все эти масштабы просто убивают ее как объект.

Большинство участников совета решили, что мельница действительно теряется среди высотных зданий.

Прижизненный бюстик инвестору

Первым, кто сказал спасибо УГМК за то, что она вообще взялась за этот проект, был аксакал градсовета Григорий Мазаев.

— Это объект с большой историей, — сказал он. — И он укладывается в концепцию выноса промышленных предприятий из центра города. И без этого инвестора этот проект еще долго бы не состоялся. Но послушайте, мельница не должна превращаться в квартиры! Здесь и так огромная плотность. Андрей Анатольевич (Козицын, — прим. ред.) ведь предлагал открыть в центре Екатеринбурга полноценное отделение Эрмитажа. Это здание идеально подходит для этих целей!

Григорий Мазаев не в восторге от идеи превратить мельницу в жилье. Он предлагает наделить ее общественной функцией.

Второй благодарственный пассаж в сторону холдинга озвучил Олег Черепанов, владелец компании «Форум-групп»:

— Самое сложное — это совместить экономику с красотой. И наша важная задача — вынос предприятий из центра города — не всегда получается именно потому, что две эти вещи редко сходятся в подобных проектах. Компании УГМК надо бюстик поставить при жизни за то, что она этим занимается. И я призываю всячески стимулировать застройщика в таких случаях. И я бы и рад согласиться с Тимуром Абдуллаевым, что здесь не нужна высотная квартальная застройка, но как застройщик очень сомневаюсь в экономической целесообразности таких изменений.

Олег Черепанов призвал в следующий раз обсудить, как будут выглядеть на фасадах кондиционеры, установленные жильцами, как будет реализована подсветка фасада, а также очень переживал, чтобы УГМК, подготовив и согласовав с городом проект, не продала бы его сторонней организации. Потому что кто тогда будет гарантировать качество строительства?

Приятное соседство

— Я живу вот здесь, — вдруг показал Михаил Вяткин на карте дом рядом с территорией застройки. — И как гражданин буду выступать против и писать жалобы. Потому что вы прекрасно устроились: отодвинули многоуровневый паркинг от своего дома на 25 метров, приблизив к нашему на 15. Другую парковку убрали подальше от своих элитных квартир и поставили прямо перед нашей детской площадкой. Но как архитектор, теперь уже не работающий в штате мэрии, я скажу другое. На месте инвестора я бы рассказал, какие затраты он уже понес на приобретение и переезд предприятия, снос, проектирование и другие работы. Потому что действительно есть экономика проекта. Я, например, тоже считаю, что в Екатеринбурге не надо строить жилье на берегу, но я прекрасно понимаю, что в любом другом случае проект будет убыточен.

Журналистов на градсовете было чуть ли не больше, чем его участников. Притом что решение пустить их туда приняли накануне поздно вечером.

После этих слов бывший главный архитектор убедил участников совета проголосовать за то, чтобы рассмотреть проект еще раз на одном из следующих заседаний, что они и сделали почти единогласно.

Когда заседание кончилось и журналисты бросились снимать синхроны с проектировщиками, я спросил Сергея Ерыпалова: действительно ли УГМК будет серьезно дорабатывать проект?

Сергей Ерыпалов, директор по капстроительству УГМК-Холдинга:

— Профессия архитектора очень творческая и разнообразная, и у каждого есть свое личное понимание пространства. И, наверное, консенсуса тут никогда не достичь. Вместе с тем вы слышали, что прозвучало много предложений, которые позволяют внести определенные — небольшие — корректировки в проектные решения, которые позволят поднять уровень комфорта и улучшить визуальное восприятие этого комплекса. Такие обсуждения среди большого количества авторитетных профессионалов — это абсолютно правильный шаг со стороны города. И я думаю, что на следующем градсовете мы уже намного сблизим наши позиции.

А после градсовета все острые углы были сняты в личной беседе Сергея Ерыпалова с Олегом Черепановым. Они без свидетелей обсудили дальнейшие действия и, я уверен, нашли общий язык. Впрочем, они вряд ли его когда-нибудь теряли.

Вопрос
А теперь — тест на внимательность. Угадайте, почему градсовет растоптал проект УГМК?
  • 12%
  • 21%
  • 21%
  • 46%
Для участия в голосовании введите логин и пароль или зарегистрируйтесь

Фото: Елена Сорока для 66.ru