Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Федеральные надзиратели забирают гостиницу «Мадрид» у китайских инвесторов

Федеральные надзиратели забирают гостиницу «Мадрид» у китайских инвесторов
Фото: архив 66.ru
Представители государственного ведомства утверждают, что скоро права на памятник на Уралмаше снова перейдут к ним. Однако такие заявления противоречат решению суда и воле нынешних арендаторов, которые намерены преобразовать здание в китайскую резиденцию.

Агентство по управлению и использованию памятников истории культуры (АУИПИК) хочет вернуть в пользование гостиницу «Мадрид», которая сейчас находится в аренде у ООО «Великий Шелковый Путь» (компания планирует переделать памятник в «Дом дружбы Мао»). Причина в том, что фирма не выполняет обязательства по реставрации здания. Директор уральского филиала агентства Николай Коротков заявил изданию ЕТВ, что АУИПИК расторгнет договор аренды и сможет получить объект культурного наследия обратно уже 12 марта.

Фото: архив 66.RU

Однако в результате судебных разбирательств, растянувшихся на год, здание осталось у прежних арендаторов, а доводы агентства судья отклонил. На самом деле о расторжении договора речи сейчас не идет. Об этом в интервью 66.RU рассказал руководитель проекта реконструкции Владимир Сучилов.

— С вами расторгают договор аренды или все-таки нет?

— Действительно, у нас по объективным причинам были затянуты сроки проектирования. АУИПИК как государственный орган отрабатывает формальные обязанности. Агентство хотело расторгнуть договор аренды в одностороннем порядке, чтобы показать, что реагирует на нарушения. Но с требованиями мы не согласились, сослались на нормы закона и условия договора и от передачи здания отказались.

Более того, АУИПИК, чтобы расторгнуть договор, подавало на нас в суд. Мы смогли отстоять право аренды в трех инстанциях — в Арбитражном суде Свердловской области, 17-м апелляционном суде и Арбитражном суде Уральского округа (теоретически агентство может обратиться еще в Верховный суд, но о таких планах неизвестно, — 66.RU).

— Насколько критичны эти нарушения?

— Мы в судебном порядке защитились, понимая, что эти нарушения не системные и не касаются условий договора. На наш взгляд, все выглядит так: есть нарушение, агентство отреагировало, суд не согласился, к нам претензий нет. Если в судебном порядке не смогли с нами расторгнуть договор, то и во внесудебном мы не согласимся.

Фото: архив 66.RU

— Иски — это способ ускорить работы на объекте?

— Не думаю. Дело в том, что разработка концепции современного использования памятника заняла больше времени, чем мы планировали. Иски не ускоряют работы, но и особо не мешают.

— Какие новые сроки?

— Срок проектирования и ремонтных работ завершается в конце 2023 года. Как в суде, так и при формальном и неформальном общении с московским руководством мы понимаем, что этот срок важен.

— Остальные проекты не закрываете (компания планировала переделать четырехэтажное здание на Ильича, 2 в бизнес-инкубатор и коворкинг, в деревне Кашино построить гольф-клуб и медцентр)?

— Да, эти проекты не потеряли актуальности. Было много делегаций, была большая работа на уровне межправительственного взаимодействия Китая и России, по линии Министерства культуры и Министерства иностранных дел.

Да, была пауза в два месяца, связанная с коронавирусом. Китай оборвал все контакты. Сейчас все входит в прежний режим.

— Может ли в будущем смениться арендатор гостиницы «Мадрид»?

— Мы этот объект получили на основании аукциона. Наше право на этот объект закреплено на 49 лет и зарегистрировано в Росреестре. Другого арендатора там просто не может быть.

— Директор уральского филиала АУИПИК объявил, что приемка-передача здания состоится 12 марта. О чем речь?

— Как выглядит процедура? Если они хотят принять это здание обратно, они нас уведомляют, мы выходим на объект и передаем. И это бумажная работа. Я недавно разговаривал с начальником юридического отдела АУИПИК, и он сказал, что никаких писем они не отправляли. Никаких дат, которые касаются передачи объекта, нет.

P.S. Мы обратились за разъяснениями к Николаю Короткову, однако разговаривать по телефону он отказался и пригласил на встречу, не назначив, впрочем, ни места, ни времени.