Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Город похож на Париж — это выгодно». Архитектор из Индии объясняет, зачем нужен Большой Екатеринбург

28 сентября 2017, 10:50
интервью
«Город похож на Париж — это выгодно». Архитектор из Индии объясняет, зачем нужен Большой Екатеринбург
Фото: Константин Мельницкий; 66.RU
Екатеринбург проходит через болезнь роста, характерную при развитии любого крупного города. Параллельная застройка периферии и городов-спутников, уплотнение центра, пробки на дорогах — типичные вводные данные для мегаполиса.

Ярко урбанизация проявилась, например, в Индии. Численность ее населения в десять раз превышает количество жителей России. В южноазиатском государстве десять городов, где живут больше трех миллионов человек (в России — два). За последние десятилетия массовая миграция привела к резкому увеличению городского населения.

Раджендра Кумар — индийский архитектор, доцент университета Ансал в Гургаоне. Его пригласили в Екатеринбург организаторы «Школы главного архитектора» в качестве наставника. Корреспондент 66.RU прогулялся с урбанистом по Макаровскому мосту, который на время реконструкции перекрыл транспортную связь по Челюскинцев, и поговорил о болевых точках миллионника.

— Не думаю, что в Екатеринбурге есть какие-то уникальные проблемы. При девелопменте никто не задумывается о том, как результат будет влиять на горожан. Есть две важные вещи: архитектурная и планировочная. Они должны быть взаимоувязаны. Только в этом случае город сможет развиваться гармонично.

Фото: Константин Мельницкий; 66.RU

Но архитекторы и планировщики нечасто работают вместе, возникают стихийные девелоперские проекты: в зоне средней застройки появляются высотные здания. Тогда нужно срочно пересматривать инфраструктурную составляющую (не только дороги, но и сети, поскольку запросы на воду и электричество растут пропорционально зданию). Но этого почти никогда не происходит, а расширению дороги мешают другие дома, которые нельзя снести.

В Екатеринбурге семь районов, а вокруг — города-спутники. И этим он похож на Париж. Это очень выгодные стартовые позиции, поскольку маленькие города можно превратить во что угодно. Вы хотите построить новый железнодорожный вокзал. Получится это сделать в историческом центре? Конечно нет! А вот в городах-спутниках есть земля, которую еще не поделили на функции. Самой сложной задачей для урбаниста является сохранение гибкой связи между центром и периферией.

В транспортных узлах между метрополисом и сателлитами всегда будет возникать транспортный коллапс из-за маятниковой миграции. Решением данной проблемы (тут я не оригинален) стало бы создание самодостаточных территорий с жильем, работой, общественными пространствами и рекреационными ресурсами.

Фото: Константин Мельницкий; 66.RU

В то же время важно насытить территорию между городами. Это вызов для градостроителей: очень сложно создать привлекательное пространство вдоль большой магистрали. Наполнение здесь зависит от контекста. Например, я знаю, что вы собираетесь строить на месте недостроенной телебашни ледовую арену на 15 тыс. зрителей. Перед этим важно просчитать пропускную способность дорожной инфраструктуры: сколько машин проедет при максимальной нагрузке. Если не учесть этот фактор, то это закончится плачевно и для спортивного комплекса (он не будет пользоваться популярностью), и для центра города.

А кто-то опрашивал жильцов окрестных домов, нужен ли им спорткомплекс по соседству? Я не уверен, что в России есть такой предпроектный документ, который бы оценивал постройку с экономической, инфраструктурной и социальной точки зрения. К примеру, в Индии мы разрабатывали сто проектов умных городов. Мы обязательно спрашивали мнение населения: хочет ли оно этого, как это улучшит жизнь людей, что конкретно они хотят видеть? Вовлечение жителей в процесс обсуждения проектов на стадии подготовки очень важно!

Поэтому всегда рекомендуется строить большие спортивные объекты на отдаленном расстоянии от жилых зданий. Во-первых, в рамках создания агломерации это лучший выход. Во-вторых, земля стоит дешево. В-третьих, участок пустой, проектирование ничего не ограничивает.

Что касается развития центра, то он может развиваться вверх (хотя у каждого города существует лимит, после которого система не способна нормально функционировать). Узкое место — дорогая недвижимость. Если власти и девелоперы хотят увеличивать плотность населения, то нужно снижать цены. В противном случае новостройки будут стоять полупустыми.

Фото: Константин Мельницкий; 66.RU

Но происходит другое: мегаполис расползается за изначальные границы. На окраинах есть открытые пространства для создания абсолютно новой городской среды. Плюс земля там значительно дешевле. В больших городах всегда есть зона пригорода: Большой Нью-Дели, Большая Москва, Большой Нью-Йорк… И она всегда дает больше свободы, чем сформировавшийся и менее гибкий центр.

Мегаполисы постоянно засасывают новых жителей, этот процесс трудно обратить. В жизни человека есть три главных составляющих: дом, работа и отдых. Человек не может жить под деревом, ему нужен уют. Ему нужны деньги, чтобы содержать свой дом. Поэтому возникает постоянная миграция, люди ищут новый дом, высокооплачиваемую работу или хорошее образование.

В маленьких поселениях нет возможности достойно существовать, там, как правило, живут малообеспеченные люди, занимающиеся тяжелым физическим трудом на фабриках, высокая безработица. Чтобы сдержать урбанизацию, в Индии, например, действует специальная программа: государство обеспечивает занятость местных жителей сто дней в году, и благодаря этому приток населения в большие города уменьшается.

Я заметил, что у вас в Исети очень грязная вода. Это халатность, мы должны быть аккуратными с природными ресурсами, находящимися в городской среде: скорее всего, река соединена с городскими коммуникациями. Ставка на набережные оправдывается везде. Конечно, вдоль реки лучше всего иметь жилые дома: люди любят природу и готовы за нее платить. Но проблема в том, что девелоперу выгоднее построить офисный центр, потому что затраты примерно одни и те же, а выручка выше.