Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Проклятье Brownfields: как в США провинциальный мэр вытаскивает свой городок из могилы капитализма

9 декабря 2015, 09:43
репортаж
Проклятье Brownfields: как в США провинциальный мэр вытаскивает свой городок из могилы капитализма
Фото: Дмитрий Шлыков, 66.ru
В стороне от туристических маршрутов крохотные муниципалитеты Северной Америки умирают точно так же, как моногорода уральской глубинки. Вопреки декларируемым программам господдержки, они стареют, ржавеют и задыхаются без дымящих труб местных заводов.

«Америка — это страна контрастов, прямо как нас в школе учили», — рассказывает мне переводчик Илья, который переехал в Штаты еще в начале девяностых, получил гражданство и уже вполне здесь ассимилировался. Тут, продолжает он, «можно найти все самое лучшее в мире, но и самое худшее в мире тоже находится здесь».

США — страна огромных городов. Таких, как Чикаго, например. Этот мегаполис уже пережил последствия большой перестройки национальной экономики, когда дорогой доллар убил целые отрасли промышленности, но дал жизнь новому среднему классу. В городе небоскребов офисы производственных компаний заняли продавцы, адвокаты и консультанты. И Чикаго продолжил жить в привычном темпе: центр города шумит и суетится в будни, а после семи пустеет: люди разъезжаются по домам в благоустроенных, чистеньких одно-двухэтажных жилых микрорайонах либо еще задерживаются здесь — в многочисленных ресторанах и барах самых разных ценовых категорий.

Конечно, здесь есть и «черное гетто», и совсем бедные трейлерные парки. Но в целом — чисто, цивильно и богато. А для того чтобы увидеть другую Америку — страну, еще не оправившуюся от того, что ее промышленность никому не нужна, потому что в Китае или Индии то же самое делают в разы дешевле, — надо выехать из мегаполиса.

Два с половиной часа на машине — и мы в маленьком городке Фрипорт. «Вы бы хотели тут жить?» — спрашиваю я Илью на въезде в город. «Нет. Что вы! Боже упаси».

Вдоль дороги в буквальном смысле гниют дома: в черноте пустых окон кое-где можно разглядеть остовы мебели, задние дворы превратились в помойки, крыши не подлежат ремонту. Владельцы их бросили и уехали. Шансы продать строения или просто участки земли в этом городе стремятся к нулю. Проще бросить. Пока не поздно.

«Да, рынок недвижимости у нас находится в глубокой депрессии, — признается мэр Фрипорта Джеймс Гитз, — брошенные дома мы сносим за счет муниципалитета. Только за последние восемнадцать месяцев снесли порядка пятидесяти. Для нашего города это очень много».

Фото: 66.RU

С мистером Гитзом мы идем по мокрому полу заброшенных цехов. «К сожалению, мы пока не смогли найти средства на то, чтобы починить крышу и не допускать протечек», — почти извиняется он. Перед тем как во Фрипорте начали бросать дома, здесь, понятно, бросили производственные цеха, которые перестали приносить своим владельцам прибыль. В одном из таких зданий мы и находимся.

Муниципалитет потратил 15 лет и два миллиарда бюджетных долларов на то, чтобы просто очистить помещения бывшего химзавода от ртути и других ядов. Сейчас здания безопасны, утверждает мэр, и город готов даже бесплатно передать их тому, кто возьмется их приспособить под свои нужды, создать рабочие места. Желающих нет. Вообще.

Буквально в двух кварталах от заброшенного химзавода — другая промплощадка, скончавшаяся в прошлом веке. Ее уже превратили в груду металлолома и вывезли из города, разбив на месте цехов маленький парк.

Раньше тут были помещения гигантской международной компании — производителя аккумуляторов. Она тоже обанкротилась, сдала муниципалитету земли, которые оказались заражены из-за того, что производственники отходы своего опасного труда просто закапывали.

За отравление примыкающего к реке участка мэрия пыталась наказать банкрота через суд. Но активов, способных покрыть ущерб экологии, у разорившихся промышленников не оказалось. И муниципалитет снова полез в государственные программы. Потянул денег из бюджета экологического агентства страны. Их оказалось недостаточно. Тогда местные чиновники заявились на грант от министерства транспорта.

В итоге площадку они втиснули в концепцию сети велосипедных дорожек, связывающих несколько штатов. И по железнодорожному мосту, через который когда-то из Фрипорта уходили составы с произведенными здесь товарами, поедут туристы на велосипедах. А вдоль реки, рассказывает глава муниципалитета, появится нехитрая инфраструктура для комфорта таких отдыхающих: тут уже разместили парковку (чтобы можно было бросить машину и дальше ехать на велосипеде), скамейки, фонтанчик с питьевой водой. Обещают построить еще несколько беседок и рыбацкие мостики.

На деньги туристов здесь надеются. Помимо упомянутых велодорожек, в городе открыли гостинцу, театр и даже картинную галерею, развивают туры по фермам, которые здесь все еще работают и приносят доходы бюджету. Хотя мэр признает, что жить и развиваться только за счет скудного пока турпотока Фрипорт не может. «Конечно, вместо парка я бы предпочел построить здесь новое производство, — комментирует мистер Гитз, — но как вы понимаете, по целому ряду причин это просто невозможно».

Уже в машине на обратном пути замечаю, похоже, единственную стройку в этом городе. Здесь возводят очередной корпус частного дома престарелых, поясняет мэр. При том что во время короткой прогулки по Фрипорту мы насчитали еще два подобных заведения. «Большие города типа Чикаго и Нью-Йорка могут выжить за счет сферы обслуживания. Маленькие города не могут. И федеральная власть до сих пор не придумала, как их спасти. Потому, конечно, молодежь у нас не задерживается: получает образование и уезжает в мегаполисы», — заключает глава города. В общем, всё как у нас.

По данным Агентства по охране окружающей среды США, брошенные и загрязненные промплощадки страны, которые здесь называют Brownfields (дословно — коричневые, ржавые поля), совокупно занимают такую же площадь, как 60 крупнейших мегаполисов Соединенных Штатов. И по мнению сотрудников того же агентства, «это главная экономическая, социальная и экологическая проблема страны». В качестве иллюстрации этого тезиса американские чиновники приводят данные о бегстве населения из североамериканских городов, когда-то считавшихся важными промышленными центрами.

Город Год Население
Детройт 1950 1 850 000
2013 681 090
Кливленд 1950 914 000
2008 433 000
Сент-Луис 1960 750 000
2008 354 000
Акрон 1960 290 000
2008 207 000
Цинциннати 1950 603 000
2010 296 943
Дейтон 1950 262 000
2008 155 000
Флинт 1960 196 000
2012 100 515
Гэри 1960 178 000
2010 80 294
Кантон 1950 115 000
2008 78 000
Янгстаун 1960 168 000
2008 72 000
Фото автора