Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Алексей Куковякин: После реконструкции Екатеринбург получит никому не нужный Центральный стадион

27 октября 2014, 11:46
Алексей Куковякин: После реконструкции Екатеринбург получит никому не нужный Центральный стадион
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Автор двух вариантов реконструкции Центрального стадиона Алексей Куковякин объяснил Порталу 66.ru, почему организаторы массовых мероприятий и концертов отдадут предпочтение Самаре или Саранску, а не обновленной екатеринбургской арене.

Архитектор Алексей Куковякин уже дважды проектировал реконструкцию Центрального стадиона. В 2005 году он выиграл конкурс, но «Синара» посчитала предложенный вариант слишком дорогим и реализовала половинчатый проект. Сейчас же проект был даже отправлен на экспертизу и фактически прошел ее, однако власти в очередной раз решили как бы сэкономить, реконструировав арену без переноса исторических стен.

— Это же был ваш второй проект стадиона. До этого был еще один. И получается, что оба они не будут реализованы. У вас какие чувства от этого?
— Вы знаете, у меня никакой досады, обиды нет. В первый раз я победил в открытом конкурсе, что само по себе приятно. Конечно, жаль, что тогда не стали реализовывать, но все видят результат — сейчас стадион вновь приходится реконструировать.

Удивляет расточительность властей и организаторов чемпионата мира. Сначала проектируют один вариант реконструкции стадиона, затем на финальной стадии решают построить совсем другой, а значит — опять с нуля начинают его проектировать. Самое интересное, что изменение концепции объясняют желанием сэкономить.

Во втором случае я получил огромный опыт работы с оргкомитетами ФИФА и «Россия» по подготовке к проведению чемпионата мира. Одно дело, когда ты смотришь стадионы или играешь на них, а совсем другое — когда ты работаешь внутри, начинаешь понимать нюансы. Потрясающий опыт. И я считаю, что мы как команда сработали достаточно интересно, стильно, предложив стадион в уральской стилистике. Плюс к тому детально проработали проект в соответствии со всеми требованиями ФИФА, на это ушло более полутора лет. На выходе — интереснейший объект.

— У меня в какой-то момент возникло ощущение, что вся ситуация именно к такому исходу и велась.
— У меня такое ощущение тоже было. Достаточно часто я прилетал в оргкомитет чемпионата мира «Арена-2018». У них в офисе на экране упорно крутили презентацию старого варианта реконструкции стадиона. Меня это напрягало.

— Когда вы узнали, что его не будет?
— Месяц назад. Когда впервые приехали сюда представители «Спортинжиниринга» и проектного института «Арена». Они заявили, что реконструкции стадиона в том виде, в котором мы сделали, не будет, возвращаются к тому, чтобы стены не трогать.

Компания «Арена», которая теперь будет проектировать реконструкцию Центрального стадиона, предлагала вот такой вариант. Хорошо, что от его реализации отказались.

— Вопросы появились тогда, когда окончательно отказались от строительства в новом месте? Мне кажется, это был самый простой и понятный вариант.
— Нет, я с вами абсолютно не согласен. Это иллюзия — я объясню, почему. Если говорить о качестве и возможностях строительства на чистой площадке, конечно, любая арена будет стоить и дешевле, и ее строить легче. Но создать инфраструктуру вокруг этого стадиона — огромная проблема.

— То есть думаете, нельзя было найти более-менее пустое место с какой-то инфраструктурой?
— Мы даже предлагали несколько вариантов. Но чтобы протащить, допустим, Ленина в Татищева, а потом Татищева в сторону площадки, где планировали организовать «Экспо-2020», придется потратить примерно столько же, сколько на сам стадион. Эти деньги пришлось бы выделять из областного бюджета, а не федерального. Плюс к тому окупить стадион на Репина значительно проще, чем на окраине.

— А правда, что окончательно от вашего проекта отказались, когда прошла госэкспертиза и была подсчитана финальная стоимость?
— Нет. Во-первых, госэкспертиза не завершена. Мы до сих пор еще в ней находимся. Окончательного заключения мы еще не получили. Все дело в том, что там есть ряд правовых вопросов, которые решаются на уровне государственных органов. Скажу, что мы разрабатывали проект исходя из максимальной суммы в 14–15 млрд рублей.

Алексей Куковякин уже дважды занимался проектом реконструкции Центрального стадиона, но эти задумки так и не были реализованы.

— Я читал версию, что финальная стоимость реконструкции составляла аж 24 млрд рублей.
— Послушайте, я слышал цифру и 30 млрд рублей. Мы спроектировали стандартную арену на 45 тыс. зрителей, которая с точки зрения технологий ничем от других не отличалась, кроме выноса стен и создания оболочки для защиты окружающей застройки от шума на стадионе.

— У нас же еще был перенос стен.
— Перенос стен оценивался в 100 млн рублей. Скажу еще раз, что это был оптимальный и очень аккуратный вариант.

— После чемпионата мира ФИФА разрешила проводить матчи чемпионатов мира на стадионах, вместимость которых составляет 35 тыс. человек. Ваш вариант можно было уменьшить?
— Можно, и без особых потерь. Мы сразу разрабатывали вариант, при котором после чемпионата мира верхний ярус трибун должны были демонтировать.

— Такой вариант обошелся бы дешевле?
— Да, но я сейчас не могу оценить, о какой сумме идет речь — это надо считать.

— Можете обосновать, почему в рамках нынешних стен нельзя построить арену на 35 тыс. человек?
— Понимаете, нынешний стадион — круглый и он попросту не рассчитан на северную и южную трибуны. Именно поэтому можно максимально вписать не более 21 тысячи зрителей.

Если будет реализован вариант, предложенный компанией «Арена», то после чемпионата мира Екатеринбургу останется весьма посредственный стадион. Можно будет смело забыть о возможности провести матч сборной или принять финал Еврокубков. Фото: Департамент информполитики губернатора

— Погодите, но, насколько я понимаю, после чемпионата нам должен остаться стадион на 30 тысяч зрителей.
— Все варианты, которые были представлены на градсовете, без дополнительных приставных трибун не работают. В итоге получается, что проектировщики ненамного сокращают стоимость реконструкции арены, а в численности стадион потеряет значительно. Плюс к тому после чемпионата мира часть трибун с северной и южной сторон будет демонтирована, а в итоге останутся дыры. Как следствие, на стадионе будут такие ветра стоять, а у нас снег и холод случаются и в мае, и в октябре.

— Если резюмировать: даже если стадион будет завершен и построен — мы не получим современного стадиона?
— Мне трудно сказать, каким в итоге будет стадион, поскольку нам пока показали очень сырые первые проработки. Это даже не архитектура, а концепт.

— Но вместимость в 21 тысячу зрителей вообще ставит крест на коммерческих перспективах этого стадиона.
— Если он будет реализован в представленном виде, то говорить о самоокупаемости тяжело. Сами понимаете, коммерческие структуры, которые готовы там что-то проводить, смотрят на вместимость, на комфортность, на возможности, которые здесь можно получить. Когда ты предлагаешь арену с ограниченными ресурсами, должен понимать, что далеко не все операторы пойдут в Екатеринбург. Зачем им это надо, если в Саранске, Самаре есть современные стадионы на 45 тысяч зрителей?

— Думаете, принятое на градсовете решение — окончательное?
— Я думаю, да.

— Но ведь документы по вашему варианту реконструкции до сих пор в экспертизе.
— Понимаете, вот как у летчиков — есть время принятия решения — либо вы взлетаете, либо вы разбиваетесь. Это время истекло. Решение принято. Если они через полгода его поменяют, то построить будет уже невозможно. Времени не хватит.

— Интересно также, что сначала говорили о стоимости нового варианта реконструкции в 6 млрд рублей, а теперь уже звучит оценка в 8 млрд рублей, а в итоге, наверное, выйдет и 12 млрд рублей.
— Может, и больше. Понимаете, реконструкция в условиях той ситуации, в которую они влезут, вдвойне сложна. Нужно, во-первых, разобрать его внутри, не повредив фрагменты этих стен. Во-вторых, эти стены будут создавать серьезные трудности для строительных работ. В-третьих, будет очень сложно выполнить все требования ФИФА. К примеру, есть очень жесткие требования о том, что различные категории зрителей не должны пересекаться. Но как это сделать в рамках исторических стен — непонятно.

— Была озвучена цифра 800–900 млн рублей, которые будут потрачены на проектирование.
— Изначально госпрограммой было определено, что на проектирование стадиона не может быть потрачено более 900 млн рублей. Везде одинаковая цифра.

— Большая часть наверняка уже потрачена, так как проектирование Центрального находилось в завершающей стадии?
— Я не знаю. Я не вникаю в дела «Спортинжиниринга». Это их вопрос. Они не все и затратили. И я думаю, что не исключены варианты, когда они просто-напросто не расплатятся с теми, кто делал первый проект. Это тоже практика, известная по Олимпиаде, где некоторые фирмы просто разорились.

Вариант реконструкции Центрального стадиона, предложенный еще в 2005 году. Если бы он тогда был реализован, то сейчас бы не пришлось кардинально перестраивать арену к чемпионату мира 2018 года. Кстати, и сейчас еще можно вернуться к этому проекту.

— У вас-то все хорошо?
— Та же самая история. Пока ничего…

— Кстати, вы же в 2005 году выигрывали конкурс на проектирование Центрального стадиона, в том проекте стены оставались на своих местах, но при этом вместимость арены составляла 45 тыс. зрителей. Может быть, этот вариант можно реализовать теперь?
— Да, этот вариант можно сделать и сейчас. Почему нет? Но только интересы других людей тогда будут затронуты, поскольку сейчас выбрана новая команда для проектирования.

— За счет чего вам удалось тогда решить проблему увеличения вместимости без демонтажа исторических стен?
— Мы тоже убирали западную и восточную трибуны, делая их под нужным уклоном. Но при этом на втором уровне мы строили трибуны в виде эллипса, на которых размещали 20 тысяч зрителей. Примечательно, что беговые дорожки сохранялись.

— Крыша над трибунами крепилась не к историческим стенам, а к конструкции?
— Она была большой конструкцией, которая вообще не касалась стен. По-моему, достаточно эффектная арена и она не так уж и давила на старое здание, оно было совершенно другое, оно было качественно сохранено. Кстати, все конструкции должны были выпустить наши заводы. Почему нельзя было это сделать — не знаю.

— Сейчас можно это сделать?
— Да. Но, как говорил Жванецкий, кофе могу себе в постель подать, но для этого нужно встать, одеться, приготовить, раздеться, лечь и выпить. Так что вполне реально этот проект доработать и реализовать, но теперь проектированием занимается «Арена», а не мы.

Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru