6 июля 2012, 13:55

Андрей Красноперов: «Инвестор будет бороться за площадку на Хохрякова»

Директор компании «ПСК Пилот», которую обвиняют в сносе исторического памятника в центре Екатеринбурга, рассказал Порталу 66.ru свою версию скандальной истории, а также показал проект нового здания.

— Есть версия, что одноэтажное здание на улице Хохрякова снесла фирма-однодневка, чтобы расчистить подходы к гостинице, построенной внутри квартала.
— Это неправда. Участок принадлежит компании «СВС Инвест», она является инвестором и застройщиком. Моя компания — «ПСК Пилот» — это подрядная организация. Участок выделен, проект утвержден, одобрен градостроительным советом, где его обсуждали дважды.

— Что вы собираетесь построить на этом месте?
— Здесь будет четырехэтажное административное здание. Проект нравится мне тем, что это будет не какая-нибудь стекляшка, а дом с нормальной архитектурой.

На месте снесенного здания вырастет четырехэтажный офисник.

— Когда вы как подрядчик собирались зайти на площадку и когда планируете сдать дом?
— Контракт подписан 18 июня этого года. Объемы тут небольшие, строительство закончится уже в начале марта 2013 года.

— А у вас есть документы, подтверждающие, что постройки, которые вы снесли, не являются памятником архитектуры и истории?
— Да. По заключению экспертизы, памятником архитектуры является двухэтажный флигель по соседству. Он построен в XIX веке. А снесенные хозяйственные постройки — это строение XX века, памятником не являющееся.

— Тем не менее, когда поднялся шум, на объекте побывал и министр культуры, и его заместитель, пытавшиеся остановить снос здания. Почему их предписания не были выполнены?
— Мне никто никаких предписаний не выдавал. И потом, если бы даже и было какое-то предписание, его надо, наверное, вручать застройщику, а не подрядной организации. Мало того, лично я не видел на площадке министра. Мне рассказывали, что в мое отсутствие однажды приезжал зам. Ему показали все документы (они, как и положено, хранятся на объекте), его это удовлетворило, и он уехал.

— Мы хотели тоже обратиться в полицию, когда нашу стройплощадку закидали камнями. Но, конечно, я не берусь утверждать, кто это был.

— А полиция?
— Та же самая история с полицией. Ее вызывали дважды. Оба раза она потребовала документы, мы их показывали, и полиция уезжала. Один раз еще вызывали в полицию представителя инвестора с документами.

— Кого же вы тогда видели на стройплощадке? С кем общались из посторонних?
— Постоянно видел рядом с объектом Олега Букина. Регулярно — господина Сергеева из ВООПИК (не путать с нашим прорабом). Есть сведения, что господин Букин, который поднял весь этот шум, не является председателем этой организации и вообще в ней не числится. Кстати, сейчас этот вопрос прорабатывают правоохранительные органы.

— А сами-то вы общались с Олегом Букиным?
— Да мне с ним не о чем общаться на самом-то деле. У него нет ничего, кроме лозунгов и непонятных требований. Ну вот он заявляет: «От лица общественности я требую прекратить работы». И что? Я реально должен остановить стройку? Кто этот человек, и зачем это ему нужно? Какую выгоду он преследует?

После интервью мы вышли на улицу.

— Конечно, все эти скандалы разжигаются не просто так. Вот, например, памятник архитектуры рядом с моим строительным объектом. Он доведен до такого состояния, что фасад попросту отваливается. Мы сами сделали ему вот эти подпорки, просто чтобы он не рухнул. И где Букин? Почему он не дежурит здесь круглосуточно? Почему не пишет в прокуратуру, что здание гибнет?

— Вы утверждаете, что он это делает из-за выгоды?
— Я ничего не утверждаю. Просто такая технология вымогательства денег с подрядчиков и застройщиков не нова. Это большая игра, в которой скандалисты могут быть всего лишь пешками. Игра, в которой бабушки готовы дежурить в любом месте за тысячу рублей в день, а студенты — ходить на митинги за еще меньшие деньги.

— Вы вообще прогнозировали, что история со сносом старинного здания будет развиваться по такому сценарию?
— Честно говоря, нет. Кошмар какой-то. Я бы быстрее смог чисто юридически подготовиться ко всем этим провокациям, если бы знал, что они готовятся. Меня беспокоит прежде всего мое имя, репутация компании, у которой это не единственная стройка в Екатеринбурге. А мне уже начинают задавать вопросы инвесторы, и приходится оправдываться за какую-то нелепую историю.

— Кстати об инвесторе: как отреагировали на эту ситуацию в компании «СВС-Инвест»?
— В первый день у них был шок от того, что происходит. На второй день инвестор остановил стройку. Мы тогда успели лишь разобрать кровлю. Два выходных дня юристы готовили документы, общались с прокуратурой, правоохранительными органами. Думаю, скоро компания сделает официальное заявление.

— Вот этот флигель построен в XIX веке и является памятником. Трогать его мы не имеем права.

— Почему же, снося старое здание, вы оказались не готовы к волне негодования? Неужели история с «Пассажем» ничему не научила?
— Видите ли, «Пассаж» и дом Ярутина, насколько я понимаю, все-таки были памятниками архитектуры. А у меня на руках есть все документы о том, что здание, которое я сношу, не представляет исторической ценности и мои действия законны. Конечно, с ними я чувствовал себя в безопасности. Когда началась работа, у меня даже юрист был в отпуске. Мне пришлось обращаться к застройщику.

— Дальше застройщик сам будет доказывать, что он не верблюд?
— Думаю, это будет логично. Это его собственность и его интересы. Я знаю точно, что «ответное слово» уже готовится.

Фото Дмитрия Горчакова.
Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.