Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Новый директор федерации MMA Свердловской области: «Через пять лет мы догоним Чечню и Дагестан»

mma
21 апреля 2017, 10:00
Молодой для России вид спорта на Среднем Урале развит пока «на троечку». Есть отдельные титульные турниры профессионалов, но полноценной инфраструктурной базы для подготовки новых спортсменов нет. В интервью 66.RU Александр Скаредин рассказал, как собирается выводить регион из третьего эшелона в первый. А попутно объяснил, почему не нужно бояться отдавать своего ребенка в MMA.

В мае директор промоутерской группы Ambitions Management Александр Скаредин, который до этого занимался организацией в Екатеринбурге профессиональных турниров по смешанным единоборствам, займется новой для себя работой. Он займет пост исполнительного директора Федерации MMA Свердловской области и погрузится в мир любительского спорта.

— Как будущий исполнительный директор федерации как вы оцениваете нынешний уровень развития MMA в регионе?

— В большинстве видов спорта оценка дается по профессиональным турнирам, которых в последнее время у нас стало действительно очень много. И по этому параметру мы можем называться столицей единоборств. С другой стороны, с точки зрения любительского спорта ситуация плачевна. А это база.

— Много людей в Свердловской области занимаются смешанными единоборствами на любительском и профессиональном уровне?

— Смотря как считать. Либо он пришел в фитнес-центр, купил абонемент и занимается самостоятельно, либо он работает в секции, с тренером и периодически выступает в каких-то соревнованиях. Еще момент — состоит ли эта секция в федерации. С учетом официальных и полуофициальных клубов, думаю, около 500–600 человек.

— Как сделать так, чтобы их стало больше?

— Помогать уже существующим клубам, организовывать детско-юношеские соревнования и сборы. По сути, федерация должна создать инфраструктуру для развития этого спорта.

— То есть ее сейчас нет?

— Я бы сказал, что она на начальном, зачаточном уровне. Есть клубы в Екатеринбурге, есть Верхняя Пышма, где свою роль играет наличие клубов по самбо и боевому самбо. Есть детско-юношеская спортивная школа в Талице, где базируется клуб Ural Top Team, который у нас, наверное, самый удачный и сильный с точки зрения результатов. Есть зарождающиеся клубы в Сухом Логу, Артемовском, Нижнем Тагиле.

В декабре боец смешанных единоборств Александр Грозин из Талицы вошел в список сильнейших бойцов России в легком весе в рейтинге Fight Matrix. Он занял 35-е место из 61 среди российских спортсменов, а в мировом рейтинге — 363-е место из 650.

Нам нужна система территориальных отделений. Чтобы, условно говоря, в каждом крупном районе области, районном центре был человек от федерации, который понимает, как строится процесс, либо у него был свой клуб. Чтобы мы четко понимали, что происходит в условных Серове или Ивделе. После этого мы сможем катализировать процесс образования клубов. У нас есть клубы, которые выступают в панкратионе, армейском рукопашном бое, и, в принципе, никто не мешает ребятам выбирать еще одну дисциплину и участвовать в ней. У нас есть достаточно серьезные спортсмены, которые на УрФО не участвуют по ряду причин. А они могли бы взять призовые места или вообще выиграть чемпионат.

— На кого нужно равняться?

— Для примера можно привести федерации какого-нибудь Омска и Оренбурга, где это все интереснее. У нас перед глазами есть очень хороший пример Чечни и Дагестана. Дагестан по размерам и числу населения примерно такой же регион, как и мы, но там в спортивном плане все совершенно другого качества, это касается и MMA. Фактически это одна из движущих сил в MMA на данный момент в стране. Только представьте: там перед чемпионатом республики спортсмены проходят отдельный отбор в сильнейших клубах — такого нет нигде!

Хотя наш регион тоже замечательный, у нас есть свои хорошие ребята, талантливые, и они достойны того, чтобы расти, развиваться и представлять регион и страну на всех стартах. Есть регионы, где федерация существует только номинально, а есть и вовсе, на мой взгляд, отрицательные примеры (Челябинск). С одной стороны, область уже несколько лет подряд, не выявляя лучших спортсменов в MMA на региональных отборах, «выписывает» себе ребят из Дагестана и привозит их на соревнования по УрФО. Там перечень людей такой, что они фактически фавориты. Это не наш путь, он тупиковый. По примеру футбола мы знаем, что вливание денег в покупку легионеров особо ни к чему не ведет. Тут та же ситуация. Это в каком-то роде уничтожает спорт, вообще не понимаю, зачем они это делают.

Собственно, с этим и хотим бороться, лоббировать разделение профессионального и любительского спорта в общероссийском масштабе. Пока мы лишь в третьем эшелоне: на чемпионате области в отборочных соревнованиях последний раз было около 30 человек, а хотелось бы 150 — тогда уровень конкуренции будет расти. В любом случае мы настроены на то, чтобы выращивать своих ребят, чтобы именно они добивались высот, а не приезжие.

— У федерации есть имущественный комплекс?

— Мы в процессе. Нам в Екатеринбурге выделили два помещения, из которых в будущем хотим сделать детско-юношескую спортивную школу. Они не в самом лучшем состоянии, сейчас ремонтируем. Одно из помещений затопило, потому что здание старое. Благо федерацию поддерживают люди, заинтересованные в том, чтобы наши ребята развивались, чтобы этот вид спорта жил и рос. Фактически сейчас это все происходит на их энтузиазме.

— Есть ли в Екатеринбурге площадки для турниров и как они должны выглядеть в идеале?

— Идеальных площадок даже в мире практически не существует, потому что каждая изначально строится и проектируется под какой-то вид спорта. Для турниров по MMA их никто не проектирует и не строит. Но это нормальная ситуация, и в нашем городе очень много мест, где можно провести турниры. И в каждом более или менее крупном городе нашей области.

— То есть чтобы провести любительский турнир, сначала нужно найти площадку?

— Это не страшно, это нужно делать. Второй момент — найти деньги у спонсоров. Понятно, что нет условий. Но если ты адекватный человек, то всё реально. Условно, живешь ты в каком-нибудь районном центре с населением 20 тыс. человек, там все друг друга знают, и попасть к чиновнику гораздо проще, чем в Екатеринбурге. Если хочешь провести официальные соревнования, есть контакт с федерацией — сомневаюсь, что не дадут зал. Привлечь небольшого местного спонсора — тоже не проблема. Это обойдется примерно в 120 тыс. руб. В каждом городе есть люди, которые способны помочь, не вижу в этом тотальной невозможности. Нужно дать толчок энергичным людям, проконсультировать — дело техники.

— Как людей заинтересовать вкладывать в это свои деньги и силы?

— Выгоды в любительском спорте искать не приходится. Радует, что у людей, у которых много денег, обычно все в порядке с головой, они воспринимают нормальные идеи. Многие бизнесмены, с которыми мы сейчас ведем работу, прямым текстом говорят: «Мне не все равно, что через 10 лет у нас по улицам не доходяги с пивом будут ходить, а люди с нормальной психикой, которые в случае чего смогут постоять за себя и за страну». И они подтверждают свои слова делом.

— От власти есть поддержка?

— Мы аккредитованная федерация, но дисбаланс есть. Может быть, мы пока не доказали свою значимость, но мы с вами знаем, сколько денег выделяют из бюджета на тот же хоккейный «Автомобилист», а на поддержку Федерации MMA Свердловской области в прошлом году дали 40 тыс. руб. Учитывая, что аренда зала в условном УрФУ для проведения однодневных соревнований обойдется как раз в эту сумму — и то если сможешь договориться.

— Думаю, вы согласитесь, что к MMA сложилось неоднозначное отношение, особенно после истории с детским турниром в Грозном. Какие аргументы у вас есть для родителей, которые размышляют, в какую секцию отдать ребенка?

— В этой истории неоднозначность только одна — то, что это происходило в Чечне с детьми Рамзана Кадырова. В любом случае лучше ребенка куда-нибудь отдать, чем не отдать никуда. Если выбирать из единоборств, то MMA набирает популярность в мире. Звезды MMA по рейтингам популярности приближаются к великим актерам, к звездам шоу-бизнеса. Эти люди показывают дорогу всем остальным. И ваш сын однажды может стать Федором Емельяненко.

Опять же смотрите: к примеру, человек занимается боевым самбо, два раза выиграл чемпионат мира — что делать дальше? Там нет полного цикла развития, нет дороги, по которой ты можешь идти всю жизнь. У него один путь: идти драться по профессионалам в MMA.

— В каком возрасте нужно начинать?

— Например, когда я пришел в бокс, мне было семь лет. Чем меньше возраст ребенка, тем легче правила. Поначалу очень много чего нельзя делать. Первые три месяца рассекал воздух, это такая система, которую мы хотим создать. Ребенок постепенно, шаг за шагом идет по ступенькам, и к 18 годам будет полноценным спортсменом.

Что касается проведения соревнований, я тоже в этом ничего страшного не вижу. Единственное, что должна быть соответствующая защитная экипировка. Когда я поехал на свои первые соревнования, весил 29 кг. Вырос нормальным человеком, все хорошо. Я бы и родителям советовал не паниковать по этому поводу, а просто правильно выбирать тренеров, школу, клуб.

Правильная экипировка на детском турнире по смешанным единоборствам. Фото: Андрей Колмаков, официальный сайт Федерации MMA Свердловской области.

— Грамотные тренеры в Свердловской области вообще есть? В том же более популярном хоккее много случаев, когда тренер любительской команды работает на энтузиазме. В MMA с этим как?

— Абсолютно аналогичная ситуация, как и в любом спорте в России. Просто хоккей так или иначе считается одним из национальных видов спорта, а MMA в состоянии становления. Для этого и существует федерация, мы должны искать условия, возможности для тех тренеров, кто действительно стремится воспитывать детей, вести достойный образ жизни, искать спонсоров, помощь. Тренеров мало, их количество коррелирует с числом спортсменов. Тех и других должно быть больше.

Но в то же время нам не нужно приглашать Гусов Хиддинков, нам нужно идти по пути футбольной Исландии: вдумчиво делать свою работу, этого будет достаточно. Нужно больше соревнований, а не только чемпионат области, победители которого едут потом на УрФО. В том же боксе у меня в детстве были каждую неделю турниры, к любому празднику приурочены соревнования, в которых ты выступаешь, — за год 8–10 стартов. Если ребенок в 10 лет начнет соревноваться, каждый год по 10 стартов, к 18 годам он проведет около 240 боев. Это уже серьезный багаж опыта, и он будет готов переходить в профессионалы. А вместе с тем на соревнованиях повышается и тренерский опыт.

— Планируете ли вы взаимодействовать с местными федерациями по другим единоборствам. Может быть, переманивать к себе бойцов?

— Прежде чем заниматься внешней политикой, нужно сначала навести порядок во внутренней. И у нас там огромный пласт работы.

— Есть в вашем представлении конкретный результат, к которому нужно стремиться?

— Через пять-семь лет уровень развития MMA должен соответствовать уровню развития Дагестана и Чечни. В показателях это не менее двух-трех чемпионов мира в любительском спорте, не менее половины призовых мест в УрФО, несколько тысяч занимающихся в области. И чем больше людей с Урала попадет в профессиональный спорт, в мировые рейтинги — тем лучше.

Фото: Константин Мельницкий, 66.RU; Ярослав Воротилов