Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Александр Попов: «Я на площадь выходить не стану»

13 декабря 2011, 11:26
интервью
В интервью Порталу 66.ru четырехкратный олимпийский чемпион объяснил, почему он не станет выходить протестовать, а также оценил перспективы российских пловцов на Олимпиаде в Лондоне.

В Екатеринбурге на прошлой неделе прошел традиционный турнир по плаванию «Кубок Александра Попова». На этот раз в соревнованиях участие приняли более 400 молодых спортсменов. После первого дня соревнований Портал 66.ru пообщался с Александром Поповым.

Честно говоря, после дипломатичных ответов на пресс-конференции я не ожидал, что Александр Попов столь пессимистично прокомментирует перспективы наших пловцов на Олимпиаде в Лондоне. И Попову веришь... Но первый вопрос — о нынешнем Кубке.

— У каждого «Кубка Попова» есть свои особенности: по формату участников, по энергетике, по количеству гостей, организации. Например, у нас никогда не было столько участников, сколько в этом году. Сейчас дети стремятся приехать в Екатеринбург, чтобы попасть на наши соревнования. Они хотят показать себя, добиться результата, чтобы двигаться и развиваться дальше. Отмечу, что у нас соревнования проходят без предварительных заплывов. Мы даем один шанс — сразу финал. В спорте всегда есть один шанс — никогда нет возможности выйти и повторить заплыв.

— У вас сын участвовал в этом «Кубке Попова». Какие он показал результаты?
— Да, ему 14 лет. Самое главное, что ему нравится. Он получает удовольствие. Да, он не всегда доволен своими результатами. Сейчас у него первый взрослый. Я никогда не форсировал. И меня никто не заставлял.

В спорте всегда есть один шанс — никогда нет возможности выйти и повторить заплыв.

— Вы четырехкратный олимпийский чемпион. На прошлой Олимпиаде в Пекине наша сборная завоевала всего одну серебряную и две бронзовых медали. Почему Россия так сильно провалилась в плавании?
— На самом деле не только мы. К примеру, команда Германии также очень сильно сдала. Думаю, что в случае со сборной России можно говорить о системном сбое: в селекции, в тренировочном процессе, организации спорта. Вообще, на эту проблему надо смотреть более широко.

— Вы вице-президент Федерации плавания России. Вы сейчас можете сказать, что система меняется?
— Нет, ничего не меняется. В плавании прогресс можно отследить по результатам выступления спортсменов. Если их нет, то надо садиться, переосмысливать всю программу, пытаться что-то изменить в тренировочном или организационном процессе.

— А что сейчас в системе не так?
— Сейчас нет как таковой системы анализа. У нас выступление команды на чемпионате мира в Шанхае было признано успешным. Там мы завоевали одну золотую, три серебряных и одну бронзовую медали. Но при этом одно золото и серебро выиграли в неолимпийских дистанциях. Если такое выступление расцениваем как успешное, то о чем мы можем говорить.

Надо изменить подход: четко поставить цели и задачи, а также перестать распылять усилия. Мы должны решить, сколько медалей хотим завоевать. А потом уже сесть и решить: в каких видах плавания. И сконцентрироваться на них. И создать такие условия для тренера и спортсменов, чтобы они достигли этих результатов.

Надо изменить подход: четко поставить цели и задачи, а также перестать распылять усилия.

— Вас тренировал великий Турецкий. В некоторых видах спорта у нас иностранные тренеры стали обычной практикой. Может быть, и в плавании надо пойти по этому пути?
— У них надо учиться. Надо к ним ездить. Может быть, и не стоит приглашать их в качестве тренеров. Если мы хотим убедить человека, что пришли к нему с миром, то надо идти к нему домой, садиться и разговаривать с ним. Сейчас такой практики нет.

— Сами не хотели стать тренером?
— Пока нет. Но никогда не говори никогда. Не исключаю, что в один прекрасный день мне все надоест и я займусь тренерской деятельностью.

— Я так понимаю, что вы пессимистично оцениваете перспективы наших пловцов на ближайшие олимпийские циклы?
— Я просто реалистично смотрю на вещи. Вы поймите, что в спорте чудес не бывает. Спорт — это не шоу Дэвида Копперфилда. На Олимпиаду люди приезжают, чтобы выигрывать, а не проигрывать.

Сейчас мы концентрируемся на соревнованиях более низкого уровня. И результаты выступления на них выдаются за успех. А потом перед ответственными соревнованиями заранее стараются найти объяснения будущим неуспехам.

— Но вы же вице-президент Федерации. Получается, что ничего изменить в системе нельзя?
— Один в поле не воин. Да, есть единомышленники. Но поймите, что для меня определили узкий фронт работ: с инвалидами и с регионами. Вот и все. Я и так этим занимался и занимаюсь.

— А готовы взять на себя ответственность?
— Может быть, и готов. Но на данный момент я себя спрашиваю: надо мне это или нет? Это как в шахматах: сделал ход, зафиксировал фигуру, обратного пути нет. Мы точно так же проходим определенные точки. Некоторое время назад была возможность занять этот пост, но не получилось по определенным причинам. Я тогда решил, что больше в этих играх участвовать не хочу. Мне больше это не интересно.

Сейчас мы концентрируемся на соревнованиях более низкого уровня. И результаты выступления на них выдаются за успех.

— Куда хотите уйти?
— У меня есть организация, которая занимается спортивным администрированием, да и бизнес у меня есть. Скажу только, что в любом случае будем организовывать «Кубок Попова». Планируем несколько его изменить, переформатировать.

— Но с поста спортивного функционера уйдете?
— Знаете, мне просто становится это скучным.

— Вы следите за тем, что происходит после выборов?
— Я, безусловно, сам ходил на выборы. Отмечу, что я беспартийный. Сейчас сложилась очень непростая и неоднозначная ситуация. Понятно, что мы видим только вершину айсберга. В любом процессе люди должны быть порядочными, и тогда успех будет. Но я знаю, что победителей не судят. Значит, где-то недоработали сами.

— Можете себе представить ситуацию, что выйдете на площадь?
— Нет. И не потому, что я такой аполитичный. Просто считаю, что есть партия-победительница. Смиритесь с этим и сделайте правильные выводы. Организуйте систему так, чтобы было меньше возможностей что-то подделать. Выборы — это уже финал.