Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Лукьяненко назвал осуждающих Бычкова дураками и подлецами

16 октября 2010, 12:45
Известный писатель считает, что если дело не будет пересмотрено, то все мы проиграли.

Сергей Лукьяненко присоединился к деятелям культуры, которые уже заявили о поддержке Егора Бычкова. Напомним, глава тагильского отделения фонда «Город без наркотиков» недавно был осужден за свою деятельность. Накануне автор «Дозоров» и множества других знаковых литературных произведений предельно четко и не стесняясь в выражениях высказал в личном ЖЖ-блоге все, что он думает об этом деле. Приводим запись, озаглавленную «Свобода от совести», без купюр.

«Ничего не писал про Егора Бычкова.

Что тут писать-то? Казалось бы, любому нормальному человеку все ясно. Вообще любому человеку.

Но тут случайно увидел, как зашевелились подрабинеки — от мелких сетевых и до самого главного. Прочитал дивные строчки: «своя правда у наркоманов», «они полноценные граждане и свою судьбу вольны решать сами. Если они решают лечиться — лечатся. Если решают умереть — умирают. Кто вправе им помешать? Кто вправе за них решать вопросы их жизни и смерти? Право на смерть такое же неотъемлемое, как и право на жизнь.»

И вот это уже за той гранью, которая требует высказаться.

Когда-то, довольно давно, написав в «Танцах на снегу» первую строчку «Это был день, в который мои родители воспользовались своим конституционным правом на смерть» я был уверен, что нашел немыслимую, едкую, дьявольскую, встряхивающую читателя фразу. Что мир, в котором смерть объявлена «правом» отвратителен и немыслим, и это аксиома, которую дальше не нужно доказывать, надо лишь выводить из нее следствия.

Ан нет. Наши либерасты, оказывается, мечтают о таком мире.

О мире с неотъемлемым правом человека сойти с ума и умереть в канаве.

На самом деле, убежден, они мечтают о таком мире. Мире, где вы — где мы все — сдохнем. От водки, наркоты, нищеты, безнадежности, несправедливости. Где Закон окончательно станет над здравым смыслом, моралью, логикой.

Я сейчас скажу простую вещь — если Егор будет сидеть в тюрьме, если дело не будет пересмотрено, если он не будет помилован указом президента — то мы проиграли. Все мы проиграли и умерли. Наркоманы, колющие героин, жэ-жэшники, строчащие посты, президент, мечтающий о Сколково. Все мы умерли и страна умерла — если человек борющийся со смертельным злом по закону садится в тюрьму. На радость подрабинекам — прокляты и умерли. Все мы. Под радостные вопли о правах больных убивать себя дальше. Под радостные вопли о свободе смерти.

Каждый, кто осуждает Бычкова и оправдывает его тюремное заключение — либо дурак, либо подлец. Иного не дано.

Закон — не догма, и это известно всем, не только юристам. Законы меняются. Закон — это выражение воли народа, это механизм самозащиты общества. В Нидерландах в кафе можно курить анашу, но нельзя курить табак. В Китае можно курить табак, но за анашу тебя могут расстрелять. В США ты можешь покурить анашу у себя дома, но если сделаешь это прилюдно — сядешь. Каждое государство вырабатывает свои методы борьбы с угрозами, в том числе и с угрозой наркомании — и каждое государство имеет на это право — исходя из внутренней ситуации, традиции и распространении этого зла.

Фарисейство и подлость говорить о «свободе наркоманов». Наркоман УЖЕ НЕ СВОБОДЕН. Это знает каждый, кто знаком хотя бы с одним... а большинство в нашей стране, увы, такой опыт имеют. Наркоман не способен справиться с болезнью самостоятельно, он не может оценивать ситуацию, он не может предвидеть и здраво оценивать последствия своих действий. Наркоман не обладает свободой по той же причине, по которой детям запрещено водить машины или вступать в брак, а психически больным — управлять ядерным реактором или пилотировать самолет — в связи с отсутствием дееспособности.

Каждый, кто хотя бы видел пятый сезон «Доктора Хауса» прекрасно знает, что принудительное лечение от наркомании существует во всех демократических странах мира, на которые молятся и от которых кормятся наши либерасты. И лечение это направлено не только на спасение общества от наркоманов. но и наркоманов от их пороков.

Аналогичные проблемы, кстати, испытывает и разгромленная пациентами либерастами психиатрия, лишившаяся возможности изолировать от общества и лечить даже самых агрессивных больных. И не надо страшилок о злобных психиатрах — у нас в стране огромные полномочия у милиции, но почему-то никто не собирается ограничивать ее право арестовывать хулиганов, бандитов или, даже, демонстрантов.

Точку в «деле Бычкова» может поставить только власть. Но дело не в одном человеке. Дело в том, что условием выживания России сейчас является тотальная борьба с наркоманией на всех фронтах — от принудительного лечения наркоманов и уничтожения наркоторговцев, до пресечения ввоза наркотиков и создания стойкого общественного отрицания этого зла.

Справимся — выживем. Не справимся — сдохнем свободными, на радость либерастам.

А освободившуюся территорию освоит Китай. У них с этим просто — наркоманов лечат принудительно, наркоторговцев расстреливают без жалости».