Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Лучше пусть дезертируют». Репортаж со встречи разгневанных жен мобилизованных с представителем ЦВО

28 октября 2022, 20:57
«Лучше пусть дезертируют». Репортаж со встречи разгневанных жен мобилизованных с представителем ЦВО
Фото: Антон Буценко, 66.RU
Супруги отправленных в зону СВО жителей Свердловской области сегодня пришли на прием к главе регионального комитета солдатских матерей Марине Лебедевой. Они утверждают, что их мужей без подготовки бросили на передовую. До этого родственники военных уже отправляли обращение к омбудсмену Татьяне Мерзляковой и записывали видеообращение к губернатору Евгению Куйвашеву. Женщины настаивают на том, чтобы их близких вернули из зоны боевых действий и отправили на полигон, где они могли бы пройти соответствующее обучение. Подробности встречи — в репортаже корреспондента 66.RU.

На этой неделе жены уральских мобилизованных массово начали жаловаться во все инстанции. Они пытаются донести до чиновников и военных чинов информацию о том, что их мужей бросили на передовую в ЛНР без необходимой подготовки. Они попали под обстрел и в итоге часть военных отступили из-за нехватки нужного оружия. Подробнее об этой истории можно прочитать здесь.

Чтобы помочь мужьям в сложившейся ситуации и решить проблему с подготовкой и обеспечением призывников оружием, на прием к руководителю Комитета солдатских матерей Свердловской области пришли порядка двух десятков жен мобилизованных из Полевского, Верхней Туры и Сухого Лога.

На встрече выяснилось, что всего после обстрела на 10-м км в Сватово отошли 57 мобилизованных из Свердловской области, потому что оружия для обороны было недостаточно. По словам родственников, они разместились в нескольких домах и просят на место «кого-нибудь из командиров». Пока они самоорганизовались и выбрали себе руководителей из числа старших по возрасту. Некоторые из них сейчас думают дезертировать, считая, что лучше отсидеть в тюрьме.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

15:00. Захожу вместе с пришедшими на встречу женщинами в тесную комнату на первом этаже здания на Луначарского, 85 и, кажется, сливаюсь с толпой. Меня принимают за «свою» и представители комитета — вежливо предлагают пройти внутрь и написать заявление — необходимые бумаги уже разложены на столе.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Но тут в помещение заходит фотограф. Заметив камеру, глава комитета резко меняет тон голоса.

— Я не давала разрешения на съемку. Это обращения ко мне и я вместе с уполномоченным и штабом ЦВО их отрабатываю. То, что сейчас здесь будет происходить, — это крик души и нам не надо еще больший ажиотаж. Я за то, чтобы действительно помочь и разобраться, почему у ваших мужей, братьев, нет там рядом командира и их бросают без еды и воды — кричит она.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

— Подождите, мы здесь с той же целью и тоже хотим помочь, — пытаюсь объяснить я, но Лебедева не успокаивается.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

— У меня тоже вопрос, а почему нельзя освещать? Я связывалась вчера с Минобороны, и мне говорят: «нужны достоверные факты», а где их взять, если вы не даете снимать? Они сейчас в лесу голодные, холодные, и мы не знаем, что с ними. У меня ребенок там спас 48 человек из-под обстрела. Будем через Путина тогда подавать, значит, — вступает в разговор Анастасия из Сухого Лога.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

— Вы не знаете, сколько у меня обращений, миллионы: трупы и без вести пропавшие <…> Я тоже многое знаю, чего вы не знаете. И не дай бог вам это узнать, — продолжает Лебедева.

— Я сейчас спокойно объясню. Журналистам надо сенсацию — от этого вашим мальчикам легче не станет, а у них будет галочка, что они осветили событие. Пускай эта дама и молодой человек [имеется в виду, это я и наш фотограф Антон, — прим. ред.] лучше едут туда [в зону спецоперации, — прим. ред.]. Если их туда пропустят, — вступает в диалог одна из представителей комитета.

— Я неделю назад приехал оттуда, через неделю — обратно. Я не хочу, чтобы СМИ сейчас писали, кто я и что буду тут говорить. Я тоже пришел помочь, — выходит вперед мужчина в военной форме. Позже выяснится, что это представитель Центрального военного округа.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

После недолгих уговоров приехавшие жены, матери и тещи мобилизованных соглашаются с тем, что мы должны покинуть кабинет. Они обещают позже выйти и пообщаться на улице. Правда, не раскрывая фамилий. Опасаются.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

И мы в итоге выходим во двор — все ради эффективной беседы. На улице стоит девушка — Евгения. У нее мобилизовали брата. От поездки в зону боевых действий она его не отговаривала. Теперь говорит, что ошибалась.

«Туда приехали, сказали, будут разбираться «ой, как же так вы попали на передовую?». А сейчас их закинули в Сватово — они снова звонят, пишут и говорят: «мы бежим, потому что нас собираются брать в окружение» <…> Если бы знала, что будет такое, сама бы ему ноги-руки переломала, чтобы он никуда не пошел. Нас же по телевизору убеждали, что они будут охранять объекты, их не бросят на передовую, хорошо обучат. Я вообще всю жизнь патриот. Но то, что происходит сейчас, — начинаю ненавидеть всех и вся. Ощущение, что их на мясо просто туда послали. Хотим, чтобы к ним относились нормально и хорошо обучили», — рассказывает она.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Ко мне подходит еще одна женщина — Марина.

«Чего они насмотрелись и какие вернутся оттуда? Сколько еще мы в них вложим средств и сил, чтобы восстановить их психику. Я не сплю с 27-го числа, как его забрали, а у нас трое детей. Живу как в тумане, не зная, что будет дальше. Шесть мест дислокации сменили они за это время <…> Выплаты придут только в ноябре, а до ноября я чем должна детей кормить. Я сейчас и мужик, и баба, и решаю еще массовые проблемы. Мы сами ему по возможности деньги отправляем, чтобы он хоть что-то взял поесть. Последнее отдаю», — говорит она, начиная реветь к концу фразы.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Одновременно еще одна из участниц встречи — Анастасия, стоящая рядом, отвлекается на звонок — это сын. Слышны обрывки фраз: «Дошла информация, что вы оружие сдали, нет? …Расстрелять по пути, да нет, как они вас расстреляют-то? …Говорят «передовая или тюрьма»? … Лучше идите дезертируйте — лучше отсидите, но будете живы».

Под конец разговора к ней подходит мужчина и просит узнать, жив ли его сын. Из трубки доносится, что рядом его нет.

К 15:40 на улице собираются уже около 10 человек, вышедших со встречи. Они практически все нервно курят, а те, кто еще не начал — просят подкурить. После нескольких выслушанных историй мне вдруг тоже захотелось выкурить сигаретку вместе с ними.

К толпе чуть позже присоединяется ранее служивший Евгений из Сухого Лога. После нескольких минут общения он идет разбираться с «падлой подполковником», предварительно поправив ремень на штанах — так он называет пришедшего на встречу представителя ЦВО. Позже оба мужчины выходят на крыльцо и что-то обсуждают на повышенных тонах. Слышу: «Дайте парням командиров». Кажется, что вот-вот начнется драка. Но нет, ошиблась — представитель ЦВО возвращается в здание.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Через полчаса офицер выходит и ищет Евгения, потому что «хочет извиниться». В итоге мужчины делают совместное селфи.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

После встречи одна из ее участниц — Кристина Вохмякова из Полевского — рассказывает, что представитель ЦВО пообещал женщинам провести проверку по их заявлениям и помогать мобилизованным в сложившейся ситуации. Также подполковник — представитель ЦВО — на встрече заявил, что в Сватово будут разыскивать комбата, который бросил мобилизованных на передовой.

Несколько участниц встречи не доверяют словам военного — «опять последуют отписки». Они едут к управлению ФСБ, чтобы подключить еще и это ведомство.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Фото: Антон Буценко, 66.RU