Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Под новый закон о ЛГБТ-пропаганде может попасть классика. Издатели переживают за Достоевского и Шолохова

17 октября 2022, 09:18
Документ предусматривает запрет на распространение «информации, которая направлена на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды» и других материалов, за публикацию которых предусмотрена уголовная или административная ответственность. В связи с этим издатели беспокоятся, что «запретными» могут признать такие произведения, как «Бесы», «Морфий», «Тихий Дон» и другую классику.

Российский книжный союз (РКС) направил письмо председателю комитета по информполитике Госдумы Александру Хинштейну по поводу законопроекта о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений. Об этом сообщает «Ъ». В нем издатели просят пояснить, будут ли те или иные сюжеты произведений классической русской литературы, которые входят в школьную программу, подпадать под запрет в случае принятия законопроекта.

Речь идет о документе, который внесла 18 июля группа депутатов от КПРФ, «Справедливой России — За правду» и «Родины». Он предусматривает полный запрет на распространение информации, направленной на «отрицание семейных ценностей» и «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений». А также он предполагает закрепление в законе «Об информации» запрета на распространение «информации, которая направлена на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды» и других материалов, за публикацию которых предусмотрена уголовная или административная ответственность.

Как следует из письма, в РКС «поступает множество запросов со стороны издателей» по поводу инициативы. Поэтому союз собрал обращения на тему соответствия книжного ассортимента проекту и привел отрывки из произведений, которые могут быть интерпретированы как «запретные».

«Ввиду широкого спектра действия законопроекта издатели не в силах самостоятельно оценить и исключить наименования книг, которые потенциально нарушают его. При этом важно понимать, что креативные индустрии прочно сплетены друг с другом — литература неразрывна и с кино, и с театром, и приведенные ниже примеры произведений имеют экранизации и театральные постановки», — пояснили в РКС.

Так, в книжном союзе указывают, что сцена, которую можно отнести к совращению малолетних, описана в романе «Бесы» Федора Достоевского — когда герой романа Николай Ставрогин растлил девочку Матрешу. Кроме того, монолог Екатерины из пьесы «Гроза» Александра Островского, произнесенный до того, как она бросилась в Волгу и погибла, можно интерпретировать как пропаганду самоубийства или доведение до самоубийства. К пропаганде наркотиков можно отнести отрывки из рассказа «Морфий» Михаила Булгакова, в основу которого легли воспоминания писателя о периоде пристрастия к морфию.

Кроме того, сцены сексуального насилия описаны в рассказах Ивана Бунина «Таня» и «Галя Ганская», в романе Михаила Шолохова «Тихий Дон», в романе Томаса Гарди «Тэсс из рода д`Эрбервиллей», говорится в письме РКС. К пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений может быть отнесено, например, одно из стихотворений Федора Сологуба «На совете», к пропаганде педофилии — роман Владимира Набокова «Лолита», супружеской измены — роман Льва Толстого «Анна Каренина» и стихотворение Александра Пушкина «Бахчисарайский фонтан», полигамии — повесть Александра Куприна «Суламифь», отмечают в РКС.

Александр Хинштейн сообщил журналистам, что пока не видел письма. Но он считает, что классические произведения не должны подпадать под предлагаемые ограничения.

«Речь идет о запрете именно пропаганды, то есть распространения информации, направленной на формирование нетрадиционных сексуальных установок, привлекательности нетрадиционных сексуальных отношений, искаженного представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных сексуальных отношений. Иными словами, «Лолита» пропагандой точно являться не может», — прокомментировал Хинштейн.