Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Дорога раздора. Как поселковая улица спровоцировала протест в Верхней Пышме

Дорога раздора. Как поселковая улица спровоцировала протест в Верхней Пышме
Фото: Антон Буценко, 66.RU
После строительства трамвайной ветки улица-дублер Успенского проспекта покрылась ямами и трещинами. В связи с этим власти запланировали масштабную реконструкцию дороги. Местные опасаются, что это приведет к изъятию их частной собственности, и готовы бастовать.

Поселковая дорога

Улица Фабричная — обычная щебеночная дорога, какую можно встретить в любом небольшом городке или деревне. Она сшивает полосы домохозяйств в огромном частном секторе. Часто такие проезды нужны не столько для транспорта, сколько для людей — как место общения, собраний и решения повседневных бытовых вопросов.

По обе стороны улицы живут самые разные семьи: бабушка-блокадница, мамы с детьми, рукастые мужики, средний класс, «белые воротнички». У них есть дома — от деревянного одноэтажного до трехэтажного с мансардой, в зависимости от достатка — и приусадебные участки, где они выращивают овощи и картошку. Многие держат у себя живность.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

В марте власти Верхней Пышмы издали постановление, где говорится о реконструкции Фабричной. Точнее, километрового отрезка, примыкающего к музейному комплексу УГМК. Об этих планах люди узнали случайно и тут же объединились в инициативную группу, куда входят примерно 300 домовладельцев и с Фабричной, и с соседних улиц.

Местным жителям, у которых свежи воспоминания о том, как их соседей выселяли из жилья ради строительства трамвайной ветки в Екатеринбург, такое проявление заботы показалось подозрительным.

В том постановлении администрация городского округа прописала параметры обновленной дороги: две полосы движения по 3,5 метра, с обеих сторон двухметровые тротуары и велодорожки. То есть на транспортный коридор власти закладывают минимум 15 метров, а вообще в техзадании сказано про 60 метров. В реальности расстояние от забора до забора составляет метров десять. А это значит, считают обитатели частного сектора, что под снос пойдут дома на первой линии.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Спустя несколько дней жители попали на прием к главе городского округа Ивану Соломину. Он так объяснял старт проектирования: «С 2018 года ко мне поступило несколько обращений с просьбой заасфальтировать улицу Фабричную. На основании заявлений было принято решение о проектировании современной дорожной полосы, которая бы соответствовала всем нормативным требованиям».

— Мы просили провести грейдирование. Элементарно засыпать ямы, а не делать скоростную автостраду, — заочно оппонируют Соломину жильцы.

Ямы на дороге образовались после того, как там начали регулярно ездить КАМАЗы, груженные материалами для обустройства трамвайной ветки. Какое-то время часть Успенского проспекта была перекрыта и Фабричная выполняла функцию ее дублера.

Когда шла стройка, улица покрылась грязью и пылью, школьники не могли спокойно подойти к остановке. Чиновники успокаивали: мол, потерпите немного, вернется привычная жизнь.

— Мы понимаем, что постановление № 196 предусматривает широкомасштабные мероприятия. И предполагаем, что это приведет к сносу домов и выносу коммуникаций — газовых труб, электроподстанции, канализации. Не везде есть централизованное водоснабжение и некоторые пользуются колонками. Их тоже уберут, — рассуждают пышминцы.

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

— Вы же приехали по Успенскому проспекту? Видели, какую дорогу там построили? И вместо Фабричной хотят сделать то же самое. Можете объяснить, для чего?

Этот вопрос Игорь, председатель инициативной группы, посылает в воздух, пытаясь понять изощренную логику властей.

Чтобы попасть на Фабричную, мы двигались по широкому и ровному Успенскому проспекту с проложенными по центру рельсами. Потом наша машина повернула к неприметному съезду и преодолела крутой спуск, словно нырнув в овраг. Частный сектор нас встретил лаем псов и запахом можжевельника — таким, будто кто-то поблизости затопил баню. Рядом среди диких кустарников — киоск, разрисованный и заброшенный со времен транзита фур с песком и щебнем.

Кажется, разумных объяснений, зачем в 140 метрах от магистрали, разрушая сложившийся уклад жизни людей, делать вторую такую же, нет. Кроме одного.

Место для инвестиций

Разработку проекта реконструкции взял на себя неизвестный инвестор. Местные жители не знают, кто финансирует проект, но уверены, что за этим стоят корыстные интересы. Ведь опыт их научил: встретить коммерсантов, которые подарят улицу городу, — один шанс из ста.

Члены инициативной группы догадываются, что реконструкция дороги — это лишь предлог. А на самом деле власти задумали по кусочкам снести частный сектор, чтобы освободить место для другой недвижимости — таунхаусов или среднеэтажных домов.

Схема, как утверждают активисты, выглядит так: город под линейный объект изымает дома с огородами, расширяет дорогу, а оставшиеся земли переводит в нужную категорию и отдает под застройку.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Стоит упомянуть, что Верхняя Пышма — второй в регионе город по объему ввода новостроек. Например, в прошлом году там было построено под 200 тыс. кв. метров жилья. Привлекательность города для девелоперов объясняется очень просто: близость к областному центру, а с трамвайным сообщением транспортная доступность повысится многократно. И добраться отсюда до центра Екатеринбурга можно будет быстрее, чем от Химмаша. Многих новая реальность отнюдь не радует.

На сближение Екатеринбурга и Верхней Пышмы реагируют цены. За год стоимость квадратного метра нового жилья выросла больше чем на 10% — с 64 тыс. до 74,7 тыс. рублей.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

У сельчан есть и другие версии, для чего понадобилось прокладывать дорогу. Ходят разговоры, что на улице Обогатителей, куда упирается Фабричная, на свободной площадке соорудят склад под металлоизделия (эта информация есть в кадастровой карте), и поэтому широкий проезд пригодится для грузовиков.

— Место тут хорошее. По закону изъять землю под застройку нельзя, а под трассу — можно, но в исключительных случаях. Мы считаем, что вся эта работа нарушает федеральные законы: Градостроительный и Земельный кодексы. Проект предварительно должен быть внесен в Генеральный план города и предусмотрен долгосрочной стратегией развития города. А этого нет, — объясняют жители.

Действительно, судя по Генплану, трогать ИЖС нельзя. Но только пока. В то же время отсутствие соответствующих указаний в разделе о развитии улично-дорожной сети не мешает планировать переустройство улицы Фабричной.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

— Знаете, они хотят сделать парадный въезд в город, а частный сектор эту картинку, по их мнению, портит.

Трамвайная ветка

В 2018 году в южной части Пышмы начали изымать участки вдоль Успенского проспекта под трамвайную линию. Кому-то удалось отбиться и их дома сохранились. Например, как рассказывают обитатели здешних мест, начальнику местного ЧОПа.

Кто-то смог отсудить большую сумму возмещения, чем закладывали городские власти. Но в основном частный сектор снесли, а сейчас вместо него раскинулись голые поля. Предполагалось, что пустующее пространство займут здания общественно-делового назначения: магазины, офисы, кафе.

Фото: Антон Буценко, 66.RU
Фото: Антон Буценко, 66.RU

Владельцы дорогой недвижимости по пути следования трамвая смогли добиться адекватной компенсации. Но в случае с улицей Фабричной, подозревают местные, суммы не покроют переезд в новый дом.

Борщевой набор

Улица Фабричная — контрастная и состоит как из дорогих домов, так и из разрушенных или недостроенных. Есть дома с печным отоплением и без централизованного водоснабжения.

— Мы видим, что в марте произошел обвал цен на наше жилье. Если раньше предлагали одну сумму за сотку, то потом мой участок стал стоить на миллион меньше. Но дело даже не в этом, а в укладе жизни, — говорит женщина, которая растит двоих детей.

— Здесь у многих куры, козы, овцы, коровы, собаки, поэтому квартиры исключены. Люди живут в своих домах, есть старики, которые живут на пенсию. Они занимаются огородами, выращивают овощи, картошку, делают заготовки. Натуральное хозяйство — это подспорье к небольшому доходу. А сейчас этих людей хотят загнать в квартиру, у них упадет уровень жизни. Что они там будут делать? — вторит ее соседка.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

— Люди, которые работали на шахтах и медеплавильном заводе, получили здесь дома. Некоторые продали городскую квартиру, взяли ипотеку и переехали сюда. Во время пандемии многие престарелые родители жили тут. Им привозили продукты, навещали. Они могли выходить на свежий воздух. Стариков спасли от смерти! — соглашается еще одна участница собрания.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Кроме того, такой формат жизни местным кажется безопасным. Как они рассказывают, недавно ночью в частном секторе появились двое подозрительных мужчин — в масках и белых перчатках. Что им тут надо было, они не выясняли, а с помощью камер видеонаблюдения проследили их маршрут и вызвали сотрудников Росгвардии.

Еще жильцы постоянно ссылаются на президента России Владимира Путина, который призывает регионы поддерживать сельское хозяйство и обеспечить продовольственную безопасность. Словосочетание «борщевой набор» тут произносят часто.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

— Земля — это ценный ресурс и возможность построить из маленького деревянного дома большой и жить всей семьей. Это возможность выращивать свои продукты — то, что сейчас актуально. Жить натуральным хозяйством.

Жители вспоминают, что вокруг исчезает вся инфраструктура. До недавнего времени в шаговой доступности работали аптека, продуктовый магазин и кафешка. Сейчас ничего нет. «Людей просто выкуривают с насиженных мест», — говорят они.

Участники инициативной группы написали обращение к мэру, полпреду, в администрацию президента и прокуратуру. Но ответов пока нет. Глава Верхней Пышмы только один раз принял активистов. По их словам, когда они пытались попасть на встречу с градоначальником, в приемной сказали, что не нужно быть такими настойчивыми.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Но от отсутствия ответов вопросы не исчезают. Даже наоборот, их становится все больше и больше.

— Почему люди находятся в перманентном состоянии ожидания переезда? Почему депутаты принимают антинародные постановления? Почему люди вычеркивают часть своей жизни и погружаются в изучение Градостроительного кодекса и разных федеральных нормативов?

— Почему нельзя провести собрание и не обговорить с людьми варианты ремонта? Мы не овцы и не бараны. Мы хотим, чтобы улица была лучше. Почему наше мнение никак не учитывается?

— Мы, может быть, неправильно интерпретируем решение администрации. Но почему никто к нам не вышел и не объяснил, что происходит?

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Если ответов так и не последует, то жильцы грозят протестными акциями и забастовками.

— Я из своих 49 лет 41 год прожил на земле и в квартиру не собираюсь. У меня из дома слышно, как кошка скребется о забор. А в городе что? Моя мама переехала в город. Живет на седьмом этаже. Никуда не спускается, ни с кем не общается. Хочет обратно, — рассказывает местный мужчина.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Борьба за улицу, которая сшивает полосы домохозяйств в огромном частном секторе, только сплотила собственников и разделила широкой автострадой их отношения с муниципальными властями.