Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Волонтеры в Казахстане создали сервис для связи с близкими из-за рубежа без интернета. Как им это удалось

11 января 2022, 16:27
Волонтеры в Казахстане создали сервис для связи с близкими из-за рубежа без интернета. Как им это удалось
Фото: Pixabay / Pixabay/Dean Moriarty
В Казахстане во время протестов полностью отключили интернет, а в Нур-Султане и Алма-Ате пропадала еще и сотовая связь. Из-за этого тысячи человек не могли связаться с родственниками внутри страны и не знали об их судьбе. На связи остались единицы, среди которых была финансист Кунекей Нурлан. Она создала телеграм-канал «Бауырмен байланыс», куда люди присылали заявки с просьбами узнать информацию о своих близких. Все звонки совершали волонтеры — люди в разных концах земли без специальной подготовки, которые просто «не могли сидеть сложа руки». За шесть дней они обработали больше 5000 заявок. Кунекей Нурлан и несколько волонтеров движения рассказали 66.RU, как они переживали эти дни. А в конце мы отвечаем на вопрос, может ли произойти подобное тотальное отключение интернета в России.

«Отключение интернета для казахстанца — это норма»

Финансист и блогер Кунекей Нурлан живет в Алма-Ате с мужем. Кунекей занимается учетом и аудитом, а также преподает и руководит консалтинговой компанией. Ее муж — специалист в сфере телекоммуникаций, инженер связи.

Как рассказала 66.RU Кунекей, в Казахстане жителям нужно всегда быть готовыми к тому, что интернет могут отключить.

Кунекей Нурлан, финансист, основательница волонтерского сообщества «Бауырмен байланыс»:

— Здесь это норма, когда тебя отключают [от связи] и закидывают в вакуум. Периодически отключения происходят, поэтому у каждого казахстанца есть VPN. Просто некоторые не всегда его обновляют, и он перестает работать.

У Кунекей всегда была необходимость иметь бесперебойный доступ к интернету, особенно с началом пандемии и переходом на удаленную работу. Уже тогда, по словам Кунекей Нурлан, они с мужем поставили на свои устройства разные VPN и роутеры — все, чтобы в любой ситуации оставаться на связи.

Когда в Алма-Ате отключили интернет, Кунекей Нурлан и ее муж были практически единственными людьми, у кого оставалась связь с внешним миром. Тогда им стали писать в инстаграме друзья и знакомые с просьбой узнать информацию о своих близких.

Со временем таких просьб стало поступать все больше — к Кунекей начали обращаться незнакомые люди, которые также просили узнать информацию о своих близких. Вскоре девушка поняла, что не успевает обрабатывать все заявки, и объявила сбор волонтеров в инстаграме. Откликнулось много жителей других стран.

Тогда был создан телеграм-канал «Бауырмен байланыс» (в переводе «Связь с родным человеком»). На момент написания этой статьи у канала уже больше 13 тысяч подписчиков.

Кунекей Нурлан:

— В чат канала писали заявки: мы публиковали имя отправителя, номер получателя и сообщение для него. Волонтер сразу же писал в комментариях, что принимает заявку, звонит, и далее публиковал статус заявки. Но некоторые люди начали в эти же комментарии писать новые заявки, и получился хаос. Поэтому наши волонтеры занялись созданием телеграм-бота, где люди могли оставлять свои заявки и отслеживать их статус, а волонтеры распределяли эти заявки между собой в закрытых чатах. Волонтеры связывались с людьми по скайпу и по мобильной связи — мобильная и городская связь в Казахстане работала.

Кунекей Нурлан тоже участвовала в обзвонах — в день она могла совершать по 100 звонков.

«Я не волонтер. Я финансист, и такого рода деятельностью занималась впервые. Я просто хотела помочь своим согражданам, потому что понимаю, что быть в неведении — это ужасно. Некоторые находятся за границей, а здесь у них пожилые родители. А из-за информационного вакуума многие даже не могут представить, что творится на улицах», — рассказала Кунекей.

«Мы почти не спали, а самым тяжелым было справиться с эмоциями других людей»

Несмотря на то, что, по заявлению президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева, ситуация в стране под контролем, интернет здесь все еще работает нестабильно. Тем не менее в связи с тем, что интернет и связь в Казахстане начали восстанавливать и родственники местных жителей получили возможность напрямую с ними связаться, команда «Бауырмен байланыс» приняла решение постепенно завершать обзвоны. 10 января было запланировано провести заключительные звонки.

Всего за шесть дней к волонтерскому движению присоединилось более 1600 человек. Из них порядка 400 активно работали на созвонах целыми днями и смогли обработать более 5 тысяч заявок.

Фото: скриншот

В таблице, где публикуется информация по звонкам, можно увидеть самые разные сообщения.

Волонтерами становились люди из разных стран — например, нашлись они в России, Таджикистане, Чехии, Германии, ОАЭ, США, Италии и других. Были и волонтеры из Казахстана, кому-то новости о беспорядках в стране пришли во время нахождения за пределами страны.

Тамиля, модератор в движении «Бауырмен байланыс»:

— Я из Алматы, но на момент событий мы с детьми были в Турции на каникулах. Мы и сейчас остаемся здесь — не можем вылететь обратно, так как наш рейс отменили.

Волонтерами становились люди разных профессий и возрастов. У многих подобного опыта ранее не было никогда, другие когда-то успели поработать на других волонтерских проектах.

Никита, координатор волонтеров в движении «Бауырмен байланыс»:

— Мой первый опыт волонтерства произошел в период начала пандемии. Тогда я стал волонтером UNICEF. Это был большой опыт для меня. А в «Бауырмен байланыс» я абсолютно случайно попал — увидел ссылку с приглашением в телеграм-канал у исполнительного директора национальной волонтерской сети. Просто так сидеть и смотреть я не мог — в Алматы я часто бывал. Сейчас я нахожусь не в стране — я учусь, и поэтому еще трепетнее отзывались те события, которые происходили. Я сразу подключился к каналу и стал активно принимать участие в его работе. На протяжении всех этих дней мы очень продуктивно работаем.

Когда мы спрашивали волонтеров, почему они пришли в это движение, все как один отвечали: «Я не мог сидеть на месте и ничего не делать. Наблюдать за катастрофой и ждать в стороне намного тяжелее».

Как говорит Никита, команда работала буквально круглосуточно: «Мы очень мало спали, и уснуть вообще было очень тяжело, потому что каждую секунду ты думаешь о том, что происходит в стране, о волонтерах и о людях, которые не могут связаться со своими близкими».

Алуа, модератор в движении «Бауырмен байланыс»:

— Самое сложное для меня — эмоции. Как говорил наш психолог-координатор, мы неподготовленные волонтеры-профессионалы, поэтому очень сложно было оставаться в нормальном эмоциональном состоянии, когда ты сам переживаешь, боишься и при этом стараешься поддержать тысячи людей и не «утонуть» в их переживаниях.

Для волонтеров подготовили специальные памятки, которые должны были им помочь справиться с тяжелыми историями людей. Но многие из добровольцев выгорели за дни работы.

«Лично для меня это было достаточно просто. В контексте того, что я кризисник, я знаю, как работать в кризисных ситуациях. Но для волонтеров было очень тяжело эмоционально. Они натыкались на людские эмоции, боль, они сопереживали слишком глубоко. Это выматывает. Плюс отсутствие нормального сна, волнение за своих близких. Неизвестность — вот что пугает больше всего», — рассказывает Тамиля.

Один из волонтеров поделился с нами своими самыми эмоционально запоминающимися историями.

Нурадиль, координатор волонтеров в движении «Бауырмен байланыс»:

— Девушка из России обратилась к нам и попросила позвонить ее отцу, узнать, все ли в порядке. Когда я дозвонился ему, мужчина расплакался. Он живет совсем один, ему 75 лет. Он был очень счастлив услышать хоть какую-то весточку от своей дочки. Во время нашего разговора он мне рассказал, что у него нет денег на балансе телефона. Тогда я с друзьями скинулся и перевел ему порядка 10 тысяч тенге (около 2 тыс. рублей) на телефон. После этого дедушка мне перезвонил, поблагодарил и поделился своими искренними эмоциями обо всем происходящем. Он начал плакать, и в этот момент я тоже расчувствовался, у меня задрожал голос.

Нурадиль с теплотой вспоминает другие свои звонки. «Однажды я звонил девушке, которую искал ее молодой человек. Сам он находился в Чехии и никак не мог с ней связаться. Когда я дозвонился до девушки, она попросила меня связать ее с ним. Но я этого не мог — у нас не было номеров телефонов отправителей заявок. Тогда она стала мне рассказывать о том, какой замечательный ее парень. Это длилось минут 15, и я не мог положить трубку. Но это был самый милый момент», — рассказал Нурадиль.

После того как в стране начали постепенно восстанавливать интернет, команда смогла выдохнуть.

«Весь штаб выдохнул, и впервые за все время часть из нас выкачалась. Я наконец могу уделить время своим детям. Ощущение дикой усталости. Но очень хорошей, от хорошо проделанной работы. Пока ощущение, что ситуация нормализуется», — рассказала Тамиля.

«Постоянная тревога и спешка пропали, чувствуем небольшое спокойствие и какую-то грусть. Очень верим, что скоро все начнет налаживаться», — говорит Алуа.

Однако несмотря на первые признаки стабилизации ситуации, волонтеры готовы при необходимости снова вернуться к своей активной работе.

Никита:

— Полное облегчение, наверное, придет, когда все закончится. Когда люди снова смогут спокойно гулять, когда забудутся выстрелы, и все, что происходило, забудется как страшный сон. Мы видим, что уже совсем скоро к нам вернутся милые счастливые деньки. И мы этого очень ждем.

Можно ли в России полностью отключить интернет, как в Казахстане?

Ранее IT-специалист Михаил Климарев рассказывал 66.RU, что сегодня полное отключение интернета в России невозможно. «Пока в России не построили суверенный интернет, полный шатдаун невозможен по одной простой причине — в России более 7000 операторов связи», — объяснял Михаил. Для сравнения: в Казахстане, как пишет издание inbusiness.kz, всего четыре оператора связи.

Как объяснял нам ранее специалист, чтобы полностью отключиться от интернета в России, в очень короткое время нужно разослать 7000 писем, садминистрировать процесс так, чтобы не было утечек, и проконтролировать, чтобы все произошло синхронно. Это фактически невозможно.

«Подготовка к такому шатдауну должна будет начаться в соответствии с нашими законами, по крайней мере, за неделю. А за это время и активисты придумают, как это все обходить, и некоторые операторы связи откажутся исполнять», — говорит он.

А вот отключение услуг в конкретной локации возможно провести, так как в определенной точке владельцев сетей и оборудования, которые предоставляют свою инфраструктуру операторам связи, гораздо меньше. Например, в Москве их всего четыре.

«То есть во время протестов в 2019 году в органах написали четыре письма, мобильный интернет отключили, но при этом в общественных местах работал WI-FI и фиксированный интернет. Поэтому отключение мобильного интернета не решает оперативную задачу перекрытия утечки информации с мероприятий».