Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Козырь в руках Анодиной. Почему МАКу выгодно держать в секрете отчет о посадке А321 на кукурузное поле

5 ноября 2021, 17:00
Козырь в руках Анодиной. Почему МАКу выгодно держать в секрете отчет о посадке А321 на кукурузное поле
Фото: РИА «Новости»
Отказ публиковать информацию о расследовании аварийной посадки A321 «Уральских авиалиний» на кукурузное поле все больше выглядит как очередной этап противостояния Межгосударственного авиационного комитета и российских властей. Глава МАК Татьяна Анодина давно в контрах с официальной Москвой, решение придержать отчет об истинных причинах происшествия в Жуковском может быть связано с развивающейся в настоящее время атакой на нее саму. Содержание официального документа МАК может быть как предметом торга с российскими властями, так и стать своеобразной местью им же в будущем, если урегулировать конфликт на условиях, которые устроят всех, не удастся.

66.RU уже писал о том, что аварийная посадка Airbus A321 «Уральских авиалиний» на кукурузное поле под Москвой в августе 2019 года стала уникальной в истории авиационных происшествий в России. С точки зрения практики их расследования. Так, Межгосударственный авиационный комитет в нарушение международных норм не стал в августе 2021 года публиковать промежуточное сообщение о ходе своей работы по этому делу. Воздержался МАК и от обнародования предварительного отчета, который был готов как минимум год назад. Молчит ведомство и о сроках публикации отчета окончательного.

Отчет МАК должен раз и навсегда поставить точку в дискуссиях вокруг чуда на кукурузном поле. У комитета есть вся информация, которая бы позволила либо признать действия экипажа лайнера единственно верными, либо указать на ошибки пилотов, которые и привели к аварийной посадке самолета с риском для более двух сотен жизней находившихся на борту пассажиров. Второй вариант означает суд над членами экипажа, такое развитие событий никак не обрадует Следственный комитет России, да и Кремль тоже, ведь пилотам — Дамиру Юсупову и Георгию Мурзину — уже выписал индульгенции Владимир Путин, вручив каждому звезды Героев России. Их уголовное преследование будет выглядеть как минимум странным. Кто вообще на такое осмелится.

Подогнать результаты расследования МАК в пользу какой-либо версии (если есть такая потребность) чрезвычайно сложно — кроме его специалистов в работе участвуют также представители Airbus (разработчик самолета), CFM (разработчик двигателей), эксперты со стороны AAIB (Отдел по расследованию авиационных происшествий при Минтрансе Великобритании) и BEA (Бюро по расследованию и анализу безопасности гражданской авиации при Минтрансе Франции). Участников довольно много. Ну а самое главное — зачем это Межгосударственному авиационному комитету — он же вообще никак не подчинен российским властям.

Как устроен МАК

Межгосударственный авиационный комитет врывается в информационную повестку довольно редко — чаще всего, когда на территории России терпит крушение какое-нибудь воздушное судно. И кажется, что МАК — это такое российское государственное ведомство, что-то вроде прокуратуры или Следственного комитета — только про самолеты. А вот и нет.

Межгосударственный авиационный комитет появился в 1991 году — после распада Советского Союза. Союз прекратил свое существование, но авиакатастрофы на занимаемой им когда-то огромной территории никуда не делись. Ранее их расследованием занимался Госавианадзор СССР, в новых же условиях перед получившими независимость государствами встал выбор — либо каждое учреждает свое собственное ведомство со всеми бюрократическими проблемами встраивания в международную систему таких органов, либо все договариваются и образуют один Межгосударственный авиационный комитет — преемник Госавианадзора СССР, которому и делегируют соответствующие полномочия. Так и произошло.

Кроме расследования собственно авиационных происшествий МАК занимается еще огромной кучей нужных вещей — разработкой и вопросами соблюдения единых авиационных правил, норм летной годности, сертификацией летной техники и аэропортов, ну и так далее. Это действительно главный авиационный регулятор на территории СНГ, независимость и авторитет которого признаны во всем мире.

Независимость и неподконтрольность МАК давно перестали устраивать российские власти. В 2015 году премьер Дмитрий Медведев отобрал у комитета полномочия по сертификации авиационной техники, после чего также начался долгий и пока незавершенный процесс лишения его полномочий по расследованию авиационных происшествий. Последнее сделать очень сложно — правительству нужно не только создать новый орган, но и добиться его признания на уровне других государств и международных организаций гражданской авиации. Это крайне тяжелая технологическая и дипломатическая задача. К решению которой еще даже не приступали.

При этом попыткам лишения Межгосударственного авиационного комитета полномочий активно противостоит его основатель и бессменный руководитель с 1991 года Татьяна Анодина, чем очень раздражает российских правительственных чиновников и руководство Росавиации.

Кто такая Татьяна Анодина

Татьяна Григорьевна Анодина — легенда и железная леди российской авиапромышленности. Вдова министра радиотехнической промышленности СССР генерал-полковника Петра Плешакова и, независимо от этого, настоящая селфмейдвумен, в свое время заправлявшая Главным техническим управлением Министерства гражданской авиации СССР.

Анодина — инженер-конструктор старой школы, приложившая руку к созданию и сертификации более десятка воздушных судов советского и российского производства. Разработчик систем аэронавигации аэропортов, доктор технических наук, профессор и один из самых авторитетных мировых специалистов в своей области. Как уже было сказано, руководит Межгосударственным авиационным комитетом с момента его создания вот уже 30 лет, уходить с поста не планирует. Ах да, ей 82 года.

Кроме всего прочего, Татьяна Анодина — мать Александра Плешакова и свекровь Ольги Плешаковой — владельцев и руководителей обанкротившейся в 2017 году авиакомпании «Трансаэро». Анодина владела трехпроцентным пакетом акций перевозчика и это владение доставило ей проблем, как в процессе банкротства компании, так и много позже — осенью 2021 года.

Молчание МАК и банкротство «Трансаэро»

В середине сентября 2021 года Арбитражный суд Петербурга и Ленинградской области неожиданно наложил арест на имущество Александра и Ольги Плешаковых, а также на имущество Татьяны Анодиной.

Арест имущества четы Плешаковых и Анодиной был осуществлен по требованию конкурсного управляющего обанкротившейся авиакомпании Алексея Белокопыта. Он пытается привлечь экс-акционеров к субсидиарной ответственности по долгам перевозчика.

Банкротство «Трансаэро» — это такая древняя и забытая всеми история, что решение суда действительно стало неожиданным для всех, поскольку по результатам нескольких лет шедших ранее судебных процессов все претензии к собственникам компании давно были сняты.

Примечательно, что сама Татьяна Анодина, крайне редко выступающая в публичном поле, прокомментировала решение суда даже не в прессе, а на официальном сайте Межгосударственного авиационного комитета, где напрямую связала его с деятельностью возглавляемого ей ведомства.

Татьяна Анодина, руководитель Межгосударственного авиационного комитета:

— С учетом того, что с момента подачи заявления о привлечении меня к субсидиарной ответственности прошло более двух с половиной лет, а ходатайство Конкурсного управляющего было подано только сейчас, я оцениваю данную ситуацию как очередной этап организованного давления на меня как на руководителя международной организации, на которую российским и международным законодательством возложены в том числе и независимые расследования всех авиационных происшествий, а также как очередную попытку дискредитации. В этой связи я буду предпринимать меры по защите своей чести и чести моей семьи, а также деловой репутации МАК.

Вопрос о том, с чем именно может быть связано такое давление на МАК именно в 2021 году, Анодина оставляет открытым, но факт остается фактом — сегодня единственное официально незаконченное расследование комитета, в конкретных и нужных результатах которого кровно заинтересованы российские власти, — это расследование аварийной посадки лайнера «Уральских авиалиний» на кукурузное поле под Москвой. Поскольку вопрос этот давно стал политическим.

Удар по Анодиной вполне может быть следствием ее нежелания дать «нужную» оценку случившемуся в Жуковском. Ровно как и приглашением к торгу по поводу такой оценки. Возможна и такая ситуация, что, заранее зная о готовящейся в отношении нее атаке, Анодина сознательно придержала отчет у себя, чтобы распорядиться имеющейся информацией в зависимости от того, как будет развиваться конфликт. В случае своего проигрыша железная леди вполне может использовать отчет о происшествии для приготовления блюда, которое по традиции принято подавать холодным.