Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Рендеры против реальности. Три примера, что в Шарташском лесопарке строят не то, что обещали

Рендеры против реальности. Три примера, что в Шарташском лесопарке строят не то, что обещали
Фото: Григорий Постников, 66.RU
Гуляющие на Шарташе горожане обратили внимание, что результаты благоустройства не сильно соответствуют картинкам из мастер-плана, который презентовали в прошлом году. Работы идут либо медленно, либо не так, как задумывалось. Мы нашли минимум три примера и попросили директора лесопарка Артура Зиганшина ответить на претензии.

Пример № 1. Велопешеходная зона

На рендерах она представляет собой широкую дорогу, разделенную строго пополам на зоны для пешеходов и велосипедистов — их отделяют две сплошные полосы и вазоны с зеленью.

По факту же вазонов на дорожке до сих пор нет.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

Велосипедисты и пешеходы двигаются хаотично, часто занимая не свои полосы:

Фото: Григорий Постников, 66.RU
Фото: Григорий Постников, 66.RU

Иногда по дорожке ездят автомобили и трактора, поскольку несколько въездов в парк по-прежнему открыты.

Фото: Григорий Постников, 66.RU
Фото: Григорий Постников, 66.RU
Фото: Григорий Постников, 66.RU

Объяснение директора Шарташского лесопарка Артура Зиганшина:

«С наступлением тепла, со сходом снега нами, как управляющей компанией парка, совместно с минприроды были выявлены недочеты, которые были допущены при проведении строительно-монтажных работ в прошлом году. У госконтракта существует пятилетняя гарантия на все виды работ. Сейчас подрядчики все свои недочеты, недоделки устраняют. Работы ведутся в том числе и в праздничные дни. По парку у нас передвигаются и специалисты подрядных организаций, и тяжелая техника. Поэтому пока шлагбаумы мы не закрываем, чтобы они как можно быстрее закончили. После того как мы работы по устранению брака примем, все новые шлагбаумы закроем. Это касается западной части парка. Что касается восточной, она закрыта для автомобилей с 2018 года. На период проведения строительно-монтажных работ я бы всем рекомендовал выбирать ее для прогулок. Но западная — наиболее посещаемая, тем более в праздники. В очередной раз приношу извинения. После праздников посмотрим, в каком подрядчики идут графике, и тогда уже можно будет делать выводы об окончании всех работ. Не хотел бы какие-то сроки пока называть.

Частично по той же причине вазоны на велопешеходной дорожке пока не устанавливаются — потому что там перемещается техника подрядчиков. И второй момент: есть мнение (не только мое) людей и экспертов, чтобы нам вазоны посредине велодорожки не выставлять. Посоветовавшись со специалистами и выслушав мнение постоянных посетителей, мы думаем, что в целях безопасности, наверное, это будет правильное решение. Возможно, поставим их в других местах, украсив те же самые детские площадки. Человек на велосипеде может засмотреться и влететь в этот вазон. Кроме того, в зимний период нужно будет их полностью убирать с дороги. Это накладно и проблематично. И если вазоны будут установлены, ни одна машина полиции, МЧС или лесотехнической службы не сможет в этом месте развернуться. Но решение пока не окончательное. Сейчас еще проконсультируемся с минприроды и ближе к лету примем решение».

Фото: Григорий Постников, 66.RU

Пример 2. Детские площадки

Судя по рендерам, в парке должно было появиться что-то такое:

Фото: предоставлено 66.RU Артуром Зиганшиным

А появилось — вот это:

Фото: Григорий Постников, 66.RU

Кроме того, на площадках, где полно детей и взрослых, продолжаются работы, вокруг много пыли и грязи.

Фото: Григорий Постников, 66.RU
Фото: Григорий Постников, 66.RU

Прошлой зимой в интервью 66.RU Артур Зиганшин говорил, что впоследствии в лесопарке поставят дополнительные площадки.

Артур Зиганшин: «Такие площадки были заложены в проекте. Мне они, повторюсь, не нравятся. Особенно то, как повело себя прорезиненное покрытие после зимы. Оно ужасное. Оно все поплыло. Будет доставлять нам кучу эксплуатационных вопросов, надо консультироваться с подрядчиками и специалистами.

А что касается новых, более современных, природных площадок, разновозрастных… То, что нам поставили, — для детишек четырех-пяти лет максимум. А порезвиться охота всем, это все давным-давно придумано, все эти категорийности площадок. Они должны быть. И мы будем на этом настаивать, доказывать руководству, что это надо сделать. В противном случае мы получим со стороны тех же самых подростков, которым будет нечего делать в парке, вандализм и разрисованные баллончиками опоры освещения — они будут «развлекаться», как им самим захочется».

Фото: Григорий Постников, 66.RU

Пример 3. Гранитная 200-метровая скамейка

Длинный бордюр, на который потратили около миллиона рублей, планировали дооснастить скамеечными модулями.

Пока же там голый гранит.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

Артур Зиганшин: «Вкратце напомню предысторию. Изначально по проекту в этом месте должен был быть просто высокий бордюр, потому что в этом месте у нас приподнята подушка для велопешеходной дорожки. В этом месте возникали сезонные подтопления дороги и поселка Пески. Бывают на Шарташе и шторма, как это ни странно звучит.

Бордюр должен был служить неким элементом дорожной велопешеходной набережной. Уже в процессе монтажа, это было еще прошлым летом, мы обсуждали благоустройство лесопарка с бывшим главным архитектором Екатеринбурга Тимуром Абдуллаевым, и он предложил этот гранитный парапет украсить, потому что на нем все равно будут сидеть отдыхающие и рыбаки. Но сидеть на граните с точки зрения здоровья неправильно. Поэтому Тимур безвозмездно разработал нам модули, которые мы в прошлом году примерили, я сам лично на них посидел. В народе их начали называть 200-метровая гранитная скамейка.

В настоящий момент идея пока нереализуема, потому что сначала необходимо создать полноценную управляющую компанию, которая занималась бы дальнейшим благоустройством, точечными ландшафтными работами, охраной, управлением кластером. И в том числе мы могли бы реализовать задумку по скамейке, если она нужна будет горожанам.

Все, что у нас происходит с благоустройством и созданием кластера, а это многовекторный процесс, все зависит от бюджета. Если он будет, все будет под нашим надзором быстро реализовано. Если с деньгами будет тяжело, не готов прогнозировать сроки выделения бюджетов. В этом году, я думаю, уже точно нет».

Фото: Григорий Постников, 66.RU