Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

В спецприемнике Екатеринбурга не приняли письма с фамилиями Навальный и Волков. Их назвали запрещенными

В спецприемнике Екатеринбурга не приняли письма с фамилиями Навальный и Волков. Их назвали запрещенными
Фото: 66.мвд.рф
Дежурный смены заявлял, что в письме «всякая белиберда». Позже он получил выговор.

В спецприемнике Екатеринбурга отказывались принимать письма, в которых упоминаются оппозиционный политик Алексей Навальный и экс-глава сети региональных штабов Леонид Волков (штабы Алексея Навального внесены Росфинмониторингом в перечень организаций, причастных к терроризму и экстремизму). Журналисту 66.RU об этом рассказала экс-сотрудница екатеринбургского штаба Виктория Райх.

Общественница и ее друзья в конце апреля пытались передать более 10 писем арестованным после очередного митинга экс-координаторам штаба Навального Алексею Гресько и Ирине Норман. По словам Виктории Райх 22 апреля, сотрудники спецприемника сказали, что взяли письма, но адресаты их так и не получили.

Выяснилось, что их не принимали, потому что в тексте есть «запрещенные фамилии». «Дежурный смены, старший лейтенант Вингазов, сказал, что в письме «всякая белиберда» и присутствуют запрещенные слова: «Навальный» и «Волков», — уточнила Райх.

Вингазов заявил, что в спецприемнике имеют право вскрывать чужую корреспонденцию согласно закону «О порядке отбывания административного ареста» (67-ФЗ). Но это не так. Как объяснила юрист Юлия Федотова, в ст.18 этого закона сказано, что «сотрудники места отбывания административного ареста могут проводить досмотр письменной корреспонденции в установленном порядке».

Но в пункте 22 приказа МВД о внутреннем распорядке говорится, что «цензура не допускается, а досмотр письменной корреспонденции проводится комиссией из двух сотрудников места отбывания ареста в присутствии лица, подвергнутого аресту».

Юлия Федотова, юрист:

— Естественно, что письма читают в СИЗО и колониях. По отношению к задержанным по административным статьям это не относится. Говоря просто, в спецприемниках вскрывают корреспонденцию, чтобы понять, не передали ли вместе с письмом наркотики, не обращая внимания на текст. То, что в этом случае письмо зацензурировали, — не очень логично. Ведь они не соответствуют основному признаку экстремизма — массовое распространение.

Вчера, 3 мая, Виктория Райх поговорила с начальником дежурного смены спецприемника и тот заявил, что «Вингазов уже получил выговор». После этой ситуации девушке сказали передавать в спецприемник письма по почте с марками, чтобы сотрудники ФСИН в спецприемниках не читали их.

  • Алексея Гресько и Ирину Норман арестовали в апреле по части 8 статьи 20.2 КоАП РФ («Повторное нарушение порядка проведения митинга»). В спецприемнике они пробудут 29 и 30 дней соответственно.