Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Журналистов бьют, задерживают и наказывают за их работу. Пять доказательств несвободы прессы в РФ

3 мая 2021, 18:38
Журналистов бьют, задерживают и наказывают за их работу. Пять доказательств несвободы прессы в РФ
Фото: Алексей Школа, архив 66.RU
С 1994 года 3 мая отмечают Всемирный день свободы печати. С каждой новой волной несанкционированных акций в России ужесточают требования к работе на них журналистов. Но даже строгое выполнение правил не гарантирует сотрудникам СМИ, что их жестко не погрузят в автозак как участников протестов, а потом не осудят.

Всемирный день свободы печати провозгласила Генассамблея ООН в честь принятой несколькими годами ранее Виндхукской декларации о содействии развитию независимой африканской прессы.

В апреле эксперты организации «Репортеры без границ» (RSF) опубликовали ежегодный всемирный индекс свободы прессы. В него вошло 180 стран. Россия заняла 150-е место. На сайте RSF говорится, что в стране «репрессивный аппарат используется для ограничения освещения в СМИ протестов, связанных с деятельностью оппозиционера Алексея Навального». Также эксперты организации отметили введение в России ряда законов, ограничивающих свободу прессы и вводящих контроль за интернетом.

Показательна ситуация с ограничением свободы журналистов в РФ, когда речь заходит об освещении несогласованных митингов. Тому, что государство пытается усилить давление на СМИ, можно найти массу подтверждений, анализируя события только 2021 года.

Жесткие требования

В начале апреля Роскомнадзор утвердил отличительные знаки для журналистов, которые работают на митингах. Такие требования ранее прописали в поправках в закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». Согласно приказу, «отличительный знак (признак) представителя средств массовой информации, присутствующего на массовом мероприятии, состоит из бейджа и специального жилета журналиста».

Бейдж должен представлять собой прямоугольную карточку размером не менее 9,5 на 14 см из бумаги белого цвета с надписью «Пресса». На ней должны быть размещены идентификационные данные журналиста, в том числе фотография, ФИО, наименование СМИ, подпись главного редактора, дата выдачи и срок действия. Надпись «Пресса» должна быть размещена в верхней части бейджа и при этом должна занимать не менее 5% площади.

Специальный жилет должен быть изготовлен из ткани повышенной видимости с элементами из светоотражающих материалов, что обеспечит видимость журналиста в дневное и ночное время. Жилеты должны быть исключительно неонового зеленого цвета. На них должна располагаться надпись «Пресса» в черном цвете.

«Основанием для деятельности журналиста на публичном мероприятии является редакционное удостоверение или иной документ, удостоверяющий личность и полномочия журналиста», — говорится в приказе.

Задержания на митингах и санкции

Соблюдение описанных выше требований не гарантирует журналистам неприкосновенность. В 2021 году в России прошли три крупные протестные акции — 23 и 31 января, а также 21 апреля. По подсчетам Профсоюза журналистов, только время двух январских митингов в Москве, Петербурге и еще 18 городах задерживали десятки сотрудников СМИ. В некоторых регионах — впервые.

Показательна ситуация, с которой столкнулся внештатный фотограф 66.RU Алексей Школа. Он снимал протестную акцию в сквере у Драмтеатра 23 января, имя при себе редакционное задание. Его задержали, отвезли в отдел полиции и составили протокол по ст. 20.2 ч. 5 КоАП РФ («Нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»). Суд признал его участником несанкционированного митинга и назначил 30 часов обязательных работ. А когда мы, коллеги Алексея, из солидарности в нему вышли на субботник, на место вызвали полицию.

Избиения на митингах

Наиболее агрессивно силовики действовали против сотрудников СМИ 31 января. Помимо 93 задержанных, в нескольких городах зарегистрировали случаи их избиений.

Как пишут «Открытые медиа», в Санкт-Петербурге полицейские на Сенной площади избили человека в желтом жилете с надписью «Пресса». Им оказался Тимур Хаджибеков (Георгий Марков), он снимал для Znak.com.

Конфликт с силовиками начался после того, как один из сотрудников правопорядка махнул дубинкой рядом с камерой, на что фотокорреспондент сделал замечание полицейскому. После этого к нему подошел другой полицейский и, по словам очевидца, ударил кулаком по камере. Журналиста ударили по ноге, уронили на землю и скрутили, используя электрошокер.

Корреспондент «Бизнес-FM» Айгуль Абдулина на той же акции пострадала во время зачистки улиц, прилегающих к Сенной площади: «Мы оказались между омоновцами и протестующими, когда первые резко побежали со щитами. Прицельно меня бить никто не собирался, просто в этой давке прилетело, но неприятно поразило, что я там была не одна — человек пять в жилетах, но они продолжали размахивать дубинками». После акций протеста журналистка заехала в травмпункт, где зафиксировала ушиб левого плеча.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков по итогам протестов 31 января заявил, что случаи применения насилия по отношению к протестующим носили единичный характер, и осудил насилие против силовиков.

Задержания после митингов

Внимания силовиков после последней несогласованной протестной акции 21 апреля не избежали не только ее участники, но и журналисты, освещавшие митинги. Причем в действиях силовиков наметился новый тренд — приходить по месту жительства уже после завершения акции.

  • К примеру, 25 апреля сотрудники уголовного розыска пришли к журналистке SOTA Анне Лойко и вручили ей повестку о вызове на допрос из-за «участия в митинге». В ОВД «Можайский» ее задержали и обвинили в выкрикивании лозунгов. Редакция SOTA утверждала, что Лойко пришла на митинг как репортер и освещала его в специальной жилетке, с аккредитацией и редакционным заданием. В отделении полиции девушке стало плохо, ее увезли на КТ, а затем отпустили, отложив беседу на период после майских праздников.
  • Еще через пару дней, 27 апреля, силовики пришли домой к корреспонденту «Дождя» Алексею Коростелеву и забрали его в ОВД «Левобережный». При этом Коростелев 21 апреля выходил в прямые эфиры во время трансляции «Дождя», на этих кадрах видно, что на нем была жилетка с надписью «Пресса». В полиции журналисту показали два видео с неизвестным человеком в черном свитере, которого силовики посчитали Коростелевым. Позже его отпустили под обязательство о явке.
  • Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов сообщал про визит силовиков к сотруднику радиостанции Олегу Овчаренко. Полиция потребовала от него явиться в отдел с пресс-картой и редакционным заданием, которое доказывает, что он освещал акцию 21 апреля.
  • Также силовики пришли и к корреспонденту «Комсомольской правды» Александру Рогозе. «К нашему журналисту, с которым мы работали на несогласованной акции, пришли участковые и увезли в отдел. Корректно, без жести. Видимо, попал куда-то на камеры, и его вычислили. В отделе очень удивились, что он журналист, взяли объяснения, редакционное задание и прочие, подтверждающие профдеятельность бумажки и отпустили с Богом», — описал ситуацию его коллега Александр Коц.
  • К журналистке «Медузы» (признана Минюстом РФ иностранным агентом) Кристине Сафоновой приходил участковый. Он не сообщил цель визита и пообещал, что ей «позвонят».

«Мы точно не знаем, с чем связана эта работа УВД и полиции. Вместе с тем я, наверное, могу предположить — там же был у нас случай, когда нежурналист находился на незаконном митинге с журналистским удостоверением. Это вопиющий совершенно акт… Подобные случаи — они провоцируют всю ситуацию», — заявил позже Дмитрий Песков.

Планы по ужесточению требований

В апреле издание «Коммерсантъ» со ссылкой на проект предложений Совета по правам человека по «обеспечению прав журналистов, предусмотренных законодательством о СМИ», сообщило, что российские журналисты, освещающие митинги и пикеты, будут обязаны помимо желтых жилетов и бейджей носить QR-код, который смогут проверить силовики, и числиться в особом реестре.

О такой инициативе говорилось в релизе СПЧ от 16 апреля по итогам совещания с аппаратом полпреда президента в Северо-Западном федеральном округе. «Электронная платформа «Медиацентр Санкт-Петербурга» предполагает внедрение идентификационной карты журналиста. По мнению разработчиков и журналистов, это будет способствовать повышению безопасности работников СМИ при осуществлении ими профессиональной деятельности, даст возможность органам правопорядка оперативно идентифицировать личность журналиста с помощью QR-кода», — говорилось в сообщении СПЧ.

В тексте проекта указано, что в случае его отсутствия в реестре представитель СМИ «должен понимать, что его деятельность может быть квалифицирована как участие в несогласованном митинге».

«По закону о СМИ, журналист имеет право присутствовать в местах проведения стихийных митингов, массовых беспорядков, стихийных бедствий. Для этого не нужны никакие опознавательные знаки, но каким-то образом нужно подтвердить свою принадлежность к зарегистрированными СМИ. Для этого у журналиста есть удостоверение, а для определения личности — паспорт», — заявлял РБК заместитель председателя Союза журналистов России Алексей Вишневецкий.

После каждого нового протестного митинга в эти слова верится с трудом.