Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Такого кризиса не было за всю историю». Тамара Бортникова – о том, сколько цирк потерял из-за локдауна

«Такого кризиса не было за всю историю». Тамара Бортникова – о том, сколько цирк потерял из-за локдауна
Фото: Григорий Постников, 66.ru
Весной 2020 года, когда из-за пандемии COVID-19 в России только начали закрывать цирки, директор Екатеринбургского цирка Тамара Бортникова строила грандиозные планы и заявляла, что «городской цирк станет одной из лучших культурных площадок страны». О предполагаемых убытках, которые отрасль может понести из-за долгого простоя, она не говорила. Но локдаун затянулся на девять месяцев, и теперь руководитель организации уже рассказывает 66.RU о колоссальном ущербе, средствах на восполнение финансовой дыры, отключении отопления в цирке и планах привлечь к капремонту здания школьников.

— В марте все цирки вынужденно закрылись из-за пандемии и вновь заработали с ограничениями только спустя девять месяцев, в частности Екатеринбургский цирк — 19 декабря. Насколько мощный удар и ущерб нанесла пандемия Екатеринбургскому цирку?

— Пожалуй, это самая кризисная ситуация за всю столетнюю историю «Росгосцирка» — даже во время войны цирки не прекращали работу и давали представления. Наша основная деятельность была приостановлена, а обязательства по содержанию зданий остались. Ведь пандемия не отменила счетов за тепло, воду, свет, налоги, траты на содержание персонала и корма животным.

Ситуация начала меняться, только когда антиковидные меры смягчили и цирки открылись. Главная задача сегодня — вернуть зрителей. Если хотите помочь цирку — купите билеты и приходите всей семьей! Наша ближайшая премьера — «Шоу воды, огня и света» состоится 30 января.

Фото: Григорий Постников, 66.RU


— Вы говорите про ущерб, можете назвать сумму убытков? За счет чего будете закрывать образовавшуюся «дыру»?

— Давайте примерно посчитаем. Если в прошлом году в новогодние праздники нас посетили более 70 000 зрителей, то в этом году — всего 27 000. То есть более чем половину мы недобрали, а это десятки миллионов рублей недополученной прибыли. Любая кризисная ситуация требует нестандартных и эффективных решений. Мы экономили средства всеми возможными способами: среднее количество человек, работавших в цирке во время пандемии, — не более десяти, это администрация цирка и технические службы. Мы еще долго будем ощущать на себе последствия сложившейся ситуации, и на данный момент невозможно оценить в полной мере масштабы ущерба.

— То есть проблемы цирка решаются за счет налогоплательщиков?

— Мы — филиал федерального предприятия и смогли пережить этот период только благодаря господдержке. Конечно, в связи с пандемией выделялись дополнительные деньги на кормление животных, зарплату артистам и персоналу — они получали минимальную сумму, потому что представлений не было.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

Неожиданным подарком на Новый год стала дополнительная выплата всем артистам нашей компании, как мера поддержки от государства. Деньги оказались очень кстати: известный факт, что сфера культуры, и цирковая отрасль в частности, признана одной из самых пострадавших в 2020 году.

— В прошлом интервью на 66.RU вы говорили, что «неожиданную паузу можно использовать в плюс» и, например, провести ремонт в здании. Это удалось?

— Абсолютно точно могу сказать, что да! У нас получилось реализовать все, что было запланировано, и даже больше. Мы знали, что купол здания в плохом состоянии, но случилось непредвиденное: кровля купола цирка сильно пострадала во время июльской аномальной жары, а в августе во время проливных дождей вся вода оказалась в зрительном зале. Это была настоящая борьба со стихией — мы дежурили ночами, спасали оборудование и откачивали накопившуюся воду.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

Некоторые сотрудники цирка рассказывают, что на месте отремонтированного северного входа раньше была ночная дискотека. Пришлось убирать сцену, шест и кучу костюмов.

Необходимость аварийного ремонта кровли была очевидна, что мы и сделали до наступления холодов. Кроме того, мы отремонтировали служебный и северный вход, находящийся рядом с парковкой. Ремонт делали сами сотрудники цирка, чтобы максимально уменьшить стоимость работ. И уже перед Новым годом у нас заработали все пять входов.

— Ремонт делался опять же за счет средств, перечисленных «Росгосцирком» и министерством культуры?

— Да, нам выделяются субсидии, я об этом уже говорила. Но в данном случае это была только стоимость материалов, потому что ремонт делали силами сотрудников цирка.

Фото: 66.RU

— Простой животных — тоже ощутимые затраты. На их кормление также выделяются дополнительные средства. Были ли какие-то особенности в содержании животных на время карантина?

— У нас самый большой по площади цирк в России, поэтому во время карантина мы принимали у себя не только животных из программы «Шоу огня, воды и света», но и другие аттракционы с белыми тиграми, носорогами и белыми медведями. Благодаря субсидиям Минкульта все животные получали ветеринарное обслуживание и корма. К примеру, содержание номера с попугаями обходится в 50 000 рублей в месяц, а тигр съедает шесть килограмм мяса в день.
Во время активных репетиций на так называемые поощрения для животных выделяется больше средств. Например, мишки за хорошее выступление получают банку сгущенки или печенье. В пандемию у животных точно такой же рацион, просто чуть меньше поощрений.

Фото: 66.RU

— Увольняли ли вы сотрудников во время пандемии или сразу после открытия цирка?

— Могу предположить, во многих компаниях увольнение работников — один из способов пережить кризис, но «Росгосцирку» удалось избежать этого. У нас был сложный период в один месяц, когда мы отключили в здании отопление, чтобы сэкономить, обогревали точечно только необходимые помещения. Про это даже не хочется вспоминать. Но благодаря этому за один месяц нам удалось сэкономить около миллиона рублей. Мы разработали целую программу по оптимизации, и, кроме того, наша гостиница временно не принимала гостей, в ней жили только наши артисты. Сделано это было ради сохранения здоровья наших артистов.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

Конечно, мне как директору необходимо было сохранять командный дух сотрудников: что только мы не придумывали, даже занимались йогой по утрам. Лично я села на шпагат (смеется).

— Под конец вернемся к планам на будущее. В прошлом году вы говорили, что екатеринбургский цирк через пять лет станет лучшей площадкой в России. Ничего не поменялось?

— На данный момент ничего не изменилось, и я надеюсь, что не изменится. Через полтора года мы закроем здание на капремонт до 2024 года, поэтому у зрителей осталось не так много времени, чтобы получить удовольствие от циркового шоу. Мы уже составили техническое задание и ждем его согласования. Кроме того, мы приняли участие в международном конкурсе проектов «Школа реальных дел», поучаствовать в котором приглашаем и школьников Свердловской области. Нам очень интересно узнать, каким видят цирк наши дети. И, возможно, предложенные идеи будут реализованы при проведении капремонта. Сейчас главная задача — вернуться на докризисный уровень проведения представлений. Надеемся, что все ограничения в скором времени снимут и мы вновь увидим полные залы в нашем цирке.