Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Скоро город останется без единственной свалки. Интервью о мусорной реформе с директором «Спецавтобазы»

13 октября 2020, 18:00
интервью
Скоро город останется без единственной свалки. Интервью о мусорной реформе с директором «Спецавтобазы»
Фото: Григорий Постников, 66.RU
На каждой контейнерной площадке города — по пять разноцветных контейнеров. Каждый — для своего вида мусора. За каждым приезжает специальная машина. Мусор везут на высокотехнологичный сортировочный завод, где вторсырье распределяют по партиям и отправляют к переработчикам со всей страны — они закупают наш мусор через онлайн-биржу. В итоге свалок в Екатеринбурге практически нет. Муниципалитет победил отходы и даже заработал на них. Но это далекое будущее, которое описывает Наталья Зубова, гендиректор «Спецавтобазы» — компании, назначенной региональным оператором. Реальность от этого будущего еще очень далека, а город находится в ситуации, когда единственный оставшийся у него полигон твердых бытовых отходов практически исчерпал свой ресурс. И где будет новый — никто не знает, или не говорит.

Мусорная реформа идет в России с 1 января 2019 года. Услуги по вывозу твердых коммунальных отходов (ТКО) перешли из разряда жилищных в коммунальные. Реформа должна была решить проблему незаконных свалок, ввести раздельный сбор мусора и значительно сократить вывозимые на полигоны объемы. Но в Екатеринбурге сложилась тупиковая ситуация. В городе есть только одна свалка. Ранее власти пытались найти новые площадки для полигона вблизи Екатеринбурга, но эти проекты оказались нежизнеспособны.

66.RU обсудил сложившуюся ситуацию с директором «Спецавтобазы» Натальей Зубовой, пришедшей на эту должность в декабре 2019 года. Предприятие, которое она возглавляет, является региональным оператором по обращению с ТКО и отвечает за вывоз этого бытового мусора в Свердловской области и его дальнейшую судьбу: переработку или отправление на свалку.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

«Полигона «Северный» хватит на три-четыре года»

— У МУП «Спецавтобаза» только один полигон для твердых бытовых отходов (ТБО) — «Северный». Что будет, когда он переполнится?

(Ранее 66.RU рассказывал, почему полигон скоро не выдержит напора свалившегося на него объема отходов.)

— Мы не можем допустить переполнения полигона. Не имеем права. У него есть определенный лимит. Как только он будет исчерпан, полигон «Северный» закроется. Администрация города составит по нему проектно-сметную документацию на проведение рекультивации. Ее, скорее всего, проведут за счет федеральных денег.

Сам полигон «Северный» будет действовать еще года три-четыре. Этого времени как раз достаточно для того, чтобы построить новые объекты для приемки ТКО. Сейчас рассматривается резервный полигон. Он уже есть в проекте, но, к сожалению, пока не указаны его географические координаты. Безусловно, полигон будет за пределами Екатеринбурга. У нас нет подробной информации о нем. Но когда проект согласуют окончательно, информацию до нас доведут (проектом занимается министерство энергетики и ЖКХ Свердловской области, — прим. ред.).

Фото: Григорий Постников, 66.RU

— А что будет с полигоном «Северный» после рекультивации? Его снова можно будет использовать для хранения ТБО?

— Думаю, что таких планов нет. Сам объект используется порядка 40 лет, а это уже очень много. Там огромный объем образований. На его месте может появиться рекреационная зона, зеленые насаждения, может, площадка какая-то.

«Мы намерены бороться за каждую бутылку и картонку на мусорной площадке»

— Летом в виде эксперимента в некоторых дворах установили контейнеры для раздельного сбора. Однако среди горожан есть мнение, что ТБО все равно отправляют на одну свалку, где все перемешивается. Как на самом деле обстоят дела с сортировкой мусора?

— То, что раздельный мусор смешивают, — это вообще не так. Все подтверждается навигацией, которую подделать невозможно. Машина действительно может пройти дважды одна и та же. Например, утром у нее первый рейс — она приехала за несортируемыми отходами, увезла на полигон. А после обеда эта же машина приехала во второй раз и забрала мусор из контейнеров для сортируемых отходов.

Пока еще не так много действующих объектов сортировки ТКО в регионе. В Екатеринбурге функционирует один комплекс, который способен обрабатывать существенные объемы, — это Широкореченский. Там же расположена и мусороперегрузочная станция. Мы привозим отходы туда — часть идет на сортировку, а часть — так называемые хвосты — подлежит захоронению на полигоне «Северный». Таким образом, мы решаем две задачи. Первое — уменьшаем поток мусоровозов, которые идут на полигон «Северный» за счет того, что сортируемые отходы не надо туда везти, только «хвосты», которые на Широкой Речке перегружают в мультитоннажные фуры. Второе — обеспечиваем выборку фракций, которые идут переработчикам по договорам купли-продажи.

— А давно работает Широкореченский мусоросортировочный комплекс? Была информация, что его закрывали.

— Широкореченский МСК существует давно, порядка лет 10. Но да, он действительно периодически закрывался. Последний раз его закрыли на реконструкцию и запустили снова в конце 2019 года. Сначала его не было в территориальной схеме Свердловской области по обращению с отходами. Но потом его включили в этап до 2025 года.

Фото: предоставлено 66.RU «Спецавтобазой»

— Сортировка мусора приносит прибыль?

— В данный момент это не имеет какой-либо окупаемости и экономической целесообразности в краткосрочном периоде. Это пилотный проект, цель которого – выяснить, как меняется экологическое поведение потребителей, стоит ли делить отходы на сортируемые и несортируемые, каков процент полезных фракций, сколько контейнеров достаточно для сбора такого мусора.

Планируется, что в будущем это будет приносить деньги. Ведь те доходы, которые поступают от продажи полезных фракций, влияют на размер тарифа. Сейчас появляется очень много организаций, которые устанавливают свои емкости рядом с контейнерными площадками, извлекают из этого собственную экономическую выгоду, но при этом деньги дому не перечисляют.

Мы со своей стороны все операции показываем в отчетах. Каждый рубль, который мы получили от продажи сортируемого мусора, влияет на стоимость кубометра обращения с ТКО.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

Контейнеры, которые не принадлежат «Спецавтобазе», но стоят рядом с контейнерной площадкой

— Завод по производству цемента «Сухоложскцемент» хотел закупать отсортированные отходы у «Спецавтобазы» для создания RDF-топлива. Это будет реализовано?

— Мы прорабатывали с некоторыми заводами, в том числе с предприятием в Сухом Логу, возможность поставки отходов с целью получения RDF. Но процесс очень сложный в плане получения именно такого состава сырья, который нужен для качественного топлива. Сама экономическая модель не терпит абсолютно никаких непросчитанных производственных циклов.

Проблема в том, что в России нет обширной практики по производству и использованию такого топлива. В некоторых субъектах России, к примеру, этот процесс тоже не пошел. Может, через какое-то время получится, но пока нужно научное исследование. Мы начнем этим заниматься, когда будет четкое понимание, как это делать. Это интересная тема с точки зрения уменьшения процента захораниваемых отходов.

«В идеальной схеме человек вообще не должен задумываться, куда нести мусор»

— С начала мусорной реформы «Спецавтобаза» начала вывозить мусор и у жителей частных домов. Насколько я знаю, не всегда они были готовы заключать договор. Получилось их убедить?

— Так вообще не все были готовы заключать договор. Неважно, частный сектор или нет. Просто в 2019 году у жителей частных домов неприятие было существеннее выражено, потому что до этого они в принципе не платили за вывоз мусора. Понятно, что расходы за обращение с отходами из частного сектора не должны ложиться на жителей многоквартирных домов. Но уклоняющиеся есть всегда. Это и коммерческие организации, и частные лица.

Обращение с ТКО сейчас — это коммунальная услуга. Мы обязаны ее предоставить, а потребители обязаны ее оплатить. С «уклонистами» мы работаем. Число сознательных потребителей, которые платят за услугу и требуют качества ее оказания и своевременности, растет.

— А какая, на ваш взгляд, идеальная схема обращения ТБО?

— Я расскажу, как выглядит, на мой взгляд, идеальная система, но прошу не оценивать ее с точки зрения законодательства. Исхожу из следующих принципов. Во-первых, не навреди природе и людям. Во-вторых, разумное и рациональное использование всех видов ресурсов, в том числе топлива, которое тратится на вывоз отходов, и времени на их переработку. В-третьих, централизованное управление всей системой, организация замкнутого цикла по обращению с ТКО.

К отходам же относятся не только ТКО, но и строительный, промышленный, крупногабаритный мусор. Опасные и медицинские отходы, признаю, надо вывести из общей системы управления. Но строительные и промышленные нужно рассматривать целостно — вместе с ТКО. Человек не должен задумываться, куда именно нести ему свой мусор. Это может быть крыша от бани, трава, зеленые насаждения, мебель и т. д. (Вывоз крупногабаритных отходов, например мебели, входит в тариф на обращение с ТКО и им занимаются регоператоры; строительный мусор и, к примеру, спиленные деревья — это уже другая категория, ею занимаются специализированные компании, — прим. ред.)

Фото: Григорий Постников, 66.RU

Грузчики «Спецавтобазы» вынуждены перебирать отходы, чтобы убрать оттуда крупногабаритный мусор (шины, строительные материалы, большие ветки деревьев). Его выкидывают на помойки незаконно.

То есть на мусорной площадке у дома должны стоять отсеки для ТКО, строительного, промышленного мусора, для обрезанных зеленых насаждений. Потому что когда становится слишком много участников сферы обращения с отходами, многие начинают преследовать только свои экономические интересы, не оглядываясь на выгоду и удобство жителей, на экологию.

Если всем этим будет заниматься один оператор, то система будет экономически и производственно сбалансирована. Между тем в муниципальных образованиях людям некуда вывезти строительный мусор, а предприятия не знают, куда девать промышленные отходы. Именно от этого появляются несанкционированные свалки. Людям же все равно куда-то надо вывозить мусор. Залог успешности — только в единой системе.

— То есть люди раскладывают весь свой мусор по контейнерам. А дальше?

— Дальше мы отправляем все это на мусоросортировочный комплекс. Там разбираем отходы на полезные фракции, которые уходят по назначению. Остальное — на полигон.

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU

Мы себе составили план — создать единую сырьевую товарную биржу, поскольку сейчас ее нет. Есть разные мусоросортировочные комплексы, которые включены в территориальную схему. А есть пункты вторсырья, которых в терсхеме нет, но они тоже собирают вторсырье.

Соответственно, надо, чтобы все данные об остатках по всем собираемым фракциям были видны в режиме онлайн. Например, предприятию А нужно 10% таких-то отходов, предприятию Б — 50%. Мы у себя все это собираем и привозим им. То есть должно быть единое управление сырьевой базой.

К тому же есть виды отходов, например тетрапак, которые пока практически нигде не перерабатываются и не используются. Сейчас это «хвосты». Централизованное управление помогло бы собирать наилучшие практики, как его можно использовать.

В идеале это должен быть замкнутый цикл обращения с ТКО, когда сам региональный оператор отвечает в том числе за то, где разместить мусоросортировочные комплексы. Когда ты централизованно управляешь, ты прекрасно видишь, где и как лучше организовать и когда будет окупаемость, что, в конечном счете, будет положительно сказываться и на тарифе — ведь средства от продажи полезных фракций отходов будут учитываться, а не уходить на сторону, — и на экологической обстановке.