Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
43996 +384
Выздоровели
36179 +387
Умерли
970 +9
Россия
Заразились
2138828 +24326
Выздоровели
1634671 +23226
Умерли
37031 +491

«Это оценивается как вред средней тяжести»: медэксперт – о травмах Румянцева, которого толкнули в сквере

23 июня 2020, 17:43
«Это оценивается как вред средней тяжести»: медэксперт – о травмах Румянцева, которого толкнули в сквере
Фото: архив 66.RU
Эксперт заявил суду, что Максим Румянцев получил ушиб головного мозга, который оценивается как вред средней тяжести для здоровья. При этом допрошенный мастер рукопашного боя после просмотра видеозаписи констатировал, что удара со стороны Максима Шибанова, который мог бы нанести какие-то повреждения, он не увидел.

В Верх-Исетском районном суде продолжается процесс над жителем Екатеринбурга Максимом Шибановым, который обвиняется в причинении вреда здоровью средней степени тяжести называющему себя журналистом Максиму Румянцеву. Инцидент произошел в мае 2019 года во время протестов в сквере у Драмтеатра.

В начале заседания адвокаты попросили суд приобщить к делу характеристики на Максима Шибанова, а также видео из Челябинской области, на котором заснят аналогичный конфликт с участием Максима Румянцева, где, по мнению адвоката, он также провоцирует оппонента на драку. Румянцев высказался против: «Можно на сколько угодно отматывать время назад».

Также защита попросила приобщить письмо вице-президента фонда «Город без наркотиков» Андрея Кабанова. Адвокат Румянцева возражает: «Ох, Кабанов сам столько раз сидел… Мне было бы стыдно такое приносить в суд».

В качестве эксперта защита попросила привлечь мастера по рукопашному бою Алексея Ершова. Сторона потерпевшего также опротестовала это прошение. Однако ему все-таки дали слово и показали видеозапись конфликта Румянцева и Шибанова.

«Можно ли сделать заключение, что Шибанов нанес целенаправленный удар? Или это можно именовать простым толчком?» — спросил у Ершова адвокат Шибанова.

«Понятие «удар» требует позиции. Чтобы его нанести, нужно стоять на ногах и нужна фиксация руки, кулака. На данном видео человек стоит очень неудобно, руки сложены в неудобной позиции, и это был просто толчок, который был нанесен куда-то там. Удара, который мог бы нанести какие-то повреждения, я здесь не вижу», — ответил эксперт. Представитель Румянцева уточнил, какая физическая подготовка была у Шибанова (он ходил в тот же клуб, что и тренер). «Нормальная физическая подготовка», — ответил Ершов. Он затруднился определить по видеозаписи, получил ли Румянцев физические повреждения.

По просьбе потерпевшего тренер посмотрел замедленное видео стычки Румянцева и Шибанова и констатировал, что рука Максима Шибанова была не зафиксирована: «Удара не было, было толкающее движение. Движение в сторону лица было. Человек повалился, а вследствие чего он повалился, не видно. Удара не было». Тренер также считает, что толчок, скорее всего, был сделан без применения силы: «Для того чтобы сделать толчок с силой, нужно было изменить позицию, повернуться».

После допроса двух свидетелей в зал заседаний вызвали медэксперта, который зафиксировал у Румянцева закрытую черепно-мозговую травму и телесные повреждения средней тяжести. Он зачитал по бумаге, что у пациента была «клиника ушиба головного мозга». Ущерб здоровью никак не связан с больничным и лечением пациента — это «анатомическое повреждение», пояснил эксперт.

«В данном случае у человека имелся ушиб головного мозга, который оценивается как вред средней тяжести для здоровья. Это не мое желание или нежелание. Все подзаконные акты, которые существуют, это регулируют», — отвел он подозрения от достоверности заключения. Он определил степень ущерба для здоровья на основе документов, выданных Максиму Румянцеву в больнице во время стационарного обследования, и еще раз подчеркнул, что заключение никак не связано с трудоспособностью потерпевшего.

«Мы видим составляющие черепно-мозговой травмы в виде ушиба головного мозга и в виде повреждений мягких тканей, о чем говорят кровоподтеки в области лица и волосистой части головы. У Румянцева был кровоподтек на затылке диаметром полтора сантиметра, а также в области спинки носа. Когда идет речь о степени тяжести, состояние оценивается по высшей степени, а не по отдельному характеру повреждений», — добавил выступающий.

«Есть книга об ушибах головного мозга, она не описывает данных о других состояниях. Оснований для изменения выводов, сделанных экспертизой, у меня нет. У нас также нет оснований полагать, что ушиба головного мозга не было», — подчеркнул эксперт.

На уточнение адвоката Максима Шибанова, возможно ли, что кровоподтеки появились только на следующий день, эксперт ответил, что уже рассказывал об этом: «Когда повреждения станут видны, зависит от индивидуальных особенностей организма, и просчитать это тоже нельзя». Оценивать характер и степень повреждений по видео, по словам эксперта, невозможно — только визуально.

Судья уточнила, каким образом дано заключение, — в частности, осматривал ли эксперт Румянцева лично или достаточно медицинских документов. «Мы проводим экспертизу, желательно на основании общения с пациентом и данных исследования, наблюдений специалистов за нервной системой человека. Оцениваются функции головного мозга, а не диагноз. Врач наблюдал и описал нарушения функции головного мозга. Это как пневмония, она не всегда видна на рентгене, но уже есть симптомы, одышка и другие», — пояснил эксперт.

«Если диагноз подтверждается клиническим описанием ушиба головного мозга и не подтверждается другими данными, возможно ли в этом случае исключить врачебную ошибку?» — уточнил суд. «Я не оцениваю. А по поводу ошибок врачей — я не могу оценивать, этот вопрос оценивается коллегиально, он не решается одним специалистом», — ответил эксперт.

  • Первое заседание по делу против Максима Шибанова прошло 15 июня. Поддержать обвиняемого пришли около десятка людей, но в зал их не пустили из-за пандемии коронавируса. Сегодня сочувствующие также собрались у здания суда. Некоторые из них выкрикивали в адрес Румянцева оскорбления.
  • Румянцев считает, что, кроме физических страданий, пощечина Шибанова причинила называющему себя журналистом моральные страдания. Он заявил в суде, что пятеро его детей подверглись кибербуллингу, а его у здания суда тут же окружили. Максим Румянцев потребовал выплатить ему 607 тысяч 500 рублей за моральный вред, 57 тысяч в качестве компенсации отсутствия зарплаты, 23 тысячи за услуги адвоката.
  • Перед вторым заседанием, 16 числа, корреспонденту 66.RU удалось пообщаться с Румянцевым. «У меня нет ни группы поддержки, ни кучи журналистов. Но правда на моей стороне, мне бояться нечего. Поэтому я не бегаю по редакциям, не показываю документов, потому что все было на самом деле, по-настоящему. Когда меня ударили, я упал и ударился. Это был удар. У нас идет прямая трансляция в суде, это все видят и слышат, каждый интерпретирует по-своему, но это его проблемы. К сожалению, та сторона с этим не соглашается, это их право», — заявил он.
  • Максим Шибанов рассказал свою версию случившегося в сквере в мае прошлого года. «Я прогуливался в сквере. Решил посмотреть, о чем люди спорят. Сначала стоял в стороне, ни с кем в разговоры не вступал. Потом услышал, что Румянцев оскорблял людей, называл их бесами… Я практически его не задел. Он завалился достаточно наигранно на грязь, было ощущение, что он это сделал специально. Потом поднялся, и все. Я сразу удалился, для того чтобы прекратить эту провокацию. Через метров 15–20 меня задержал сотрудник полиции и проводил в патрульный автомобиль», — поделился обвиняемый.
  • Максиму Шибанову грозит до трех лет лишения свободы, либо принудительные работы до трех лет, либо арест до шести месяцев.