Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
68662 +358
Выздоровели
61185 +370
Умерли
1956 +18
Россия
Заразились
3756931 +18241
Выздоровели
3174561 +23798
Умерли
70482 +564

Более 90% представителей ЛГБТ в Екатеринбурге сталкиваются с насилием. Пять типичных историй

12 апреля 2019, 14:45
За год Ресурсный ЛГБТ-центр получил сообщения о 413 новых случаях издевательств, побоев и придирок со стороны госорганов по отношению к людям нетрадиционной сексуальной ориентации.

Ресурсный ЛГБТ-центр в Екатеринбурге представил результаты мониторинга случаев нарушения прав по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности за 2018 год. Центр получил 112 анкет, в которых были описаны случаи физического насилия, оскорблений и травли.

  • Из 413 случаев правонарушений в отношении представителей ЛГБТ-сообщества, согласно данным отчета проекта «Вы готовы не молчать?», 162 произошли в отношении несовершеннолетних.
  • Только в 3 анкетах из 112 заполнившие указали, что не сталкивались в своей жизни с правонарушениями по причине сексуальной ориентации или гендерной идентичности.
  • С оскорблениями в общественных местах, в доме, школе, вузе представители ЛГБТ-сообщества в Екатеринбурге сталкивались 83 раза. С буллингом — 65 раз. С аутингом (раскрытием личных данных, включая сексуальную ориентацию и гендерную идентичность, без согласия) — 60 раз. Отказом в предоставлении услуг из-за ориентации или гендера — 16 раз. «Коррекционными» изнасилованиями — 3 раза. Принудительным психиатрическим лечением — 3 раза.

В каждом разделе отчета представлены несколько историй, описанных в анкете. Вот некоторые из них:

Физическое насилие (13 новых случаев за год)

«С. рассказал, как его периодически подвергали травле ученики средней школы, сталкивая через перила на бетонную лестницу, а также пытались поджечь его волосы».

Психологическое насилие (140 новых случаев за год)

«В течение недели Д. получала SMS (по несколько в день) от «борца за нравственность» Булатова с нецензурными оскорблениями и угрозами жизни и здоровью. Сообщения касались принадлежности Д. к ЛГБТ+ и ее деятельности в Ресурсном центре. Также были звонки с этого же номера, но на них Д. не отвечала».

Проявление профессиональной некомпетентности

«Д. не могла решить, совершать каминг-аут или нет. С этим вопросом Д. обратилась к психологам по телефону доверия. Д. сказали, что ей нужно лечиться и ее родители будут в ней разочарованы. Лучше Д. просто молчать, пока ее не отвезли в психиатрическую лечебницу».

Правонарушения на основе гендерной идентичности (4 новых случая за год)

«Д. — трансгендерный мужчина на гормональной терапии, но его документы остались прежними и есть сильное расхождение внешности и паспортных данных. На этом основании Д. отказали в перевыпуске утерянной банковской карты или выдаче наличных в кассе по паспорту. Сотрудники банка потребовали дополнительно подтвердить как-либо личность Д., как именно — они не уточнили. Старший менеджер также отказал Д. в обслуживании. Д. предложил принести справку об установлении диагноза «Транссексуализм», и представители банка согласились. Больше в этот банк Д. не обращался, поскольку считает требование предоставить справку принудительным раскрытием медицинской тайны. Финансовое положение Д. было очень затруднительным в тот момент, и ему необходима была эта карта или возможность снять с нее наличные. Д. не смог это сделать».

Правонарушения в отношении несовершеннолетних (80 новых случаев за год)

«В школьные годы В. терпела побои от родителей. В. находится под домашним арестом, ее избивают при любой попытке увидеться с девушкой, поэтому приходится тайно встречаться. Родители В. контролируют каждый ее шаг. В. предлагают написать заявление на мать, но В. не решается: «Она просто может меня не пустить домой, и я буду ночевать в подъезде…»