Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Изнасилованные судьбы. Три женские истории о преследовании, убийстве и унижении

29 ноября 2018, 10:57
Изнасилованные судьбы. Три женские истории о преследовании, убийстве и унижении
Фото: Сергей Логинов для 66.ru
В этом материале три женщины рассказывают о себе. О том, как насилие изменило их жизнь. Все эти случаи произошли в Екатеринбурге. Ни у одной истории нет доброго финала. Насилие, даже если оно произошло несколько лет назад, не забывается и продолжает разрушать.

Насилие бывает разным: физическим, сексуальным, психологическим, экономическим. Принуждение к сексу, избиения, оскорбления, унижения, финансовые ограничения — это насилие, или абьюз. По данным Росстата, в России от домашнего насилия за год страдает 16 млн женщин. А в ООН подсчитали, что каждая третья женщина в мире подвергалась физическому насилию, и учредили Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин 25 ноября.

Спецкор 66.RU Ольга Татарникова нашла трех женщин в Екатеринбурге, которые рассказали свои истории. Имена собеседниц изменены по их просьбе.

Он выломал окно, взял дрель и пошел на меня

Фото: Сергей Логинов для 66.RU

Полночь. Лена с ребенком ложатся спать. Неожиданно от бывшего мужа Антона приходит сообщение: «Я под дверью, принес продукты. Открой». Лена набирает: «Мы уже спим. Надо было предупредить». На самом деле Лена боится — на бывшего завели уголовное дело за побои. Так что дверь Лена не открывает. Антона это не устраивает. Он перепрыгивает через забор, обходит дом и выбивает раму из окна. Забирается внутрь. С грохотом падает шкаф — по полу разлетаются осколки посуды и книги. Антон хватает дрель и идет к кровати, где сидит Лена.

«Тогда я подумала, что это последние секунды моей жизни, сейчас он мне просверлит голову», — вспоминает женщина. В тот раз обошлось. Антон выхватил у бывшей жены телефон, просверлил мобильник и выбросил в окно. Ему не нравилось, что девушка много времени тратит на инстаграм. Потом сел на диван и заплакал. Понял, что опять не смог сдержаться.

Лена всегда мечтала встретить брутального мужчину. Антон таким и оказался. Высоким, широкоплечим, сильным. Красиво ухаживал, много шутил, в компании друзей был самым мужественным — рубил дрова, жарил мясо, ставил палатку. Подруги Лене завидовали. Она сама тоже поначалу не могла нарадоваться и не обращала внимания на вспышки гнева: «Надо было тогда все понять. Один раз мы ехали, а перед машиной бабушка медленно переходила дорогу. Он высунулся из окна и заорал, мол, давай быстрее, старуха. Я тогда подумала, что он просто устал».

Жизнь стала невыносимой, когда Лена забеременела. Муж кричал, когда она опаздывала домой на полчаса. Говорил, что ей на него наплевать, и выталкивал на балкон в холод. Закрывал дома и забирал ключи. Друзья и соседи не верили Лене, твердили, что у нее прекрасный муж и ей очень повезло. Уйти не могла — боялась вспыльчивого супруга. Уговаривала развестись, но тот не соглашался. Лишь когда Антон бросил жену на колени, схватил за голову и сказал, что или она откажется от ребенка или он свернет ей шею, Лена все-таки написала заявление в полицию. Уголовное дело возбудили, потому что она вся была в синяках и ссадинах, но закрыли «по примирению сторон» — женщина так и не решилась прийти на суд.

Уйти от мужа Лена пыталась шесть лет. Сбегала к маме — но он караулил у дверей, приносил подарки и становился идеальным на пару недель. Однажды просто села в такси, уехала с ребенком на другой конец города, сняла комнату. Но муж нашел ее и там. Как только Антон понял, что Лена сбежала, он уволился с работы, узнал айпи-адрес, с которого та последний раз выходила в Сеть, и днями ходил по городу, пытаясь найти Ленину машину. Нашел. Упал в ноги и сказал, что будет лечиться. Лена поверила, и круг снова замкнулся.

«Ему постоянно надо контролировать и унижать — когда он видит, как мне плохо, ощущает себя Богом и самоутверждается. А если чувствует, что я готова уйти — становится шелковым. Такие отношения могут длиться бесконечно», — объясняет женщина.

Сейчас Лена снова сбежала. Прекратила общение, обрубила все контакты и встречается с мужем только в суде, чтобы решить, как часто отец будет видеться с ребенком. Женщина боится, что Антон будет срываться на сыне, и хочет ограничить их общение. А еще Лена считает месяцы и ждет, пока пройдет полгода и он кого-нибудь встретит — психологи говорят, что тиран не может жить без жертвы больше шести месяцев.

Маму отравили, перерезали горло и тушили сигареты о грудь

Фото: Сергей Логинов для 66.RU

В комнату 26-летней Флоры забегает дочка Вика. На пятилетней девочке мамины черные капроновые носки. Флора смеется и просит Вику выйти из комнаты. Та подбегает к маме, обнимает и возвращается к братьям в соседнюю комнату. Флора назвала дочку в честь матери, которую потеряла почти двадцать лет назад.

На следующий день после восемнадцатилетия Флора пришла в полицию, чтобы прочитать дело об убийстве матери. Она сидела за столом, перечитывала показания и плакала. Бабушка, с которой она жила, не рассказывала внучке подробностей.

«Мама поехала с лучшей подругой покупать машину дедушке в подарок. У нее были деньги. Видимо, подруга предложила заехать в гости к знакомым. Там все выпили, а когда мама не захотела дать еще денег на алкоголь, ее отравили, а потом убили. Перерезали горло от уха до уха, отрезали волосы, тушили сигареты о соски. Тело бросили в подъезде. Маму долгое время не могли опознать» — рассказывает Флора и смотрит в пустоту.

Флоре было шесть лет, когда тело матери привезли домой. Девочка смотрела, как обезображенный труп переодевают и гримируют, чтобы скрыть увечья. После этого маленькая Флора не разговаривала год. «Я могла говорить, но не хотела. Думала, все люди вокруг виноваты в смерти мамы». Флора осталась жить с бабушкой и дедом. Бабушка не могла смириться со смертью дочери — плакала и кричала до обмороков. Дедушка переносил трагедию молча и выдержал два микроинсульта.

Голос Флоре вернули к восьми годам — тогда она пошла в школу. В тринадцать лет случился новый нервный срыв: «Все вокруг говорили про мам и пап, а меня обзывали сиротой. Я снова перестала говорить, постоянно плакала и резала руки». Флора пролежала в психиатрической больнице два месяца. Ей и сегодня сложно заводить друзей и знакомых — людям не доверяет. Рядом только дети и муж.

Вот уже восемнадцать лет Флора раз в неделю звонит следователю и спрашивает, как продвигается поиск убийцы. В деле четыре фигуранта. Трое скончались в тюрьме. Одного так и не нашли. Женщина хочет отыскать ненаказанного и посмотреть ему в глаза: «Я хочу спросить, чем виноваты дети. Хочу увидеть раскаяние в его глазах. Тогда мне станет легче».

Флора вспоминает маму каждый день. Говорит, что до сих пор просыпается в слезах. Когда не с кем поговорить, запирается в комнате и представляет, будто рассказывает маме, как у нее дела, жалуется на усталость и тяжелую работу. Иногда встречается с гражданским мужем мамы. Тот женился на другой, но в доме до сих пор хранит портрет черноволосой высокой Вики с веселыми глазами и лакированной челкой.

Она принуждала меня к сексу и унижала

Фото: Сергей Логинов для 66.RU

24-летняя лесбиянка Элис познакомилась с Машей через общих знакомых: «Когда начала с ней встречаться, была вне себя от счастья. В школе гнобили из-за лишнего веса, а тут на меня обратила внимание такая крутая девушка». Маша одевалась в берцы и кожанку и говорила о себе в мужском роде. Элис влюбилась и призналась в этом подруге.

«Первый секс был странным. Я толком не знала, что делать, а Маша не говорила, чего хочет. Заставила сделать куни. Когда она кончила, думала, получу столько же внимания, но Маша отказалась — сказала, что не любит толстых и будет заниматься со мной сексом, только когда похудею. Тогда я подумала, что это норма. Урезала питание и занялась спортом. Когда скинула еще десять килограмм, она осмотрела мое тело и сказала, что осталось еще чуть-чуть. Со временем секс стал противен, я чувствовала отвращение к ней и себе. Но вслух ничего не говорила — боялась, она уйдет. Я ведь люблю ее, значит, надо терпеть».

Девушки съехались. Маша работала, Элис училась. У студентки не было времени зарабатывать деньги, и Маша начала давить на партнершу. Говорила, что та обязана прибираться дома, готовить еду и ухаживать за котом. Вскоре вынудила бросить учебу и устраивала истерики, если Элис уделяла ей мало внимания. Контролировала социальные сети и ограничивала круг общения. «Я должна была встречать ее с работы, везде сопровождать и поддерживать. Я перестала общаться с друзьями и все время сидела дома».

Потом к ним приехала погостить общая знакомая Алена. Между Машей и Аленой возникла симпатия. Девушки целовались и обнимались при Элис и просили ее уйти из квартиры, чтобы заняться сексом. Элис не знала, как поступить, а когда решилась поговорить с партнершей, та призналась, что никогда не любила ее.

Когда Элис поняла, что ее променяли на худую красотку, она захотела взять дедушкин пистолет и застрелиться. Ждать помощи было неоткуда: родители не одобряли ориентацию, а друзья советовали «просто уйти». Одумалась в последний момент и пошла в ближайшую психиатрическую поликлинику. Девушку положили в стационар. Психолог сказал, что она подвергалась всем видам насилия, кроме физического. Спустя два года Элис смогла заблокировать абьюзную подругу и начать новые отношения. Но когда вспоминает унижения, через которые прошла, у Элис начинают дрожать пальцы.