Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Человек Наук. Экономист о том, когда Россия перейдет с нефти на солнечные батареи и ветрогенераторы

14 ноября 2018, 12:00
Человек Наук. Экономист о том, когда Россия перейдет с нефти на солнечные батареи и ветрогенераторы
Фото: Анна Уткина для 66.ru
66.RU продолжает серию публикаций об уральских ученых, которые добывают новые знания. Кандидат экономических наук Галина Чеботарева рассказала, почему Россия не торопится развивать зеленую энергию, как государство влияет на «зеленый» энергорынок и зачем ученые придумывают новые экономические формулы тем, кто превращает солнечные лучи, ветер и приливы в электричество.

Галина Чеботарева — экономист будущего. Она оценивает, как эффективно управлять процессами по добыче энергии экологичными и безопасными способами — с помощью солнечных батарей и ветрогенераторов.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.ru

Что такое зеленая энергия

Энергию, которую добывают из солнца, ветра и воды, называют зеленой, или альтернативной. Ее противопоставляют традиционной углеводородной энергии — нефтяной, угольной и газовой. Зеленую энергию добывают из практически неисчерпаемых природных ресурсов, поэтому еще называют возобновляемой. Она более экологична, поскольку при выработке нет выбросов в окружающую среду. Пока главный минус такой энергии — дороговизна. Масштабы внедрения и технологии развиты еще недостаточно, чтобы вырабатывать ее много и дешево.

За границей ставить солнечные батареи и запускать ветрогенераторы начали в семидесятых. Наибольшее распространение возобновляемые источники энергии (ВИЭ) получили в Европе. Там в каждом регионе своя специфика. В горах — ветер, на юге — солнце. Поэтому нельзя сказать, что добывать энергию, например, из приливов выгоднее, чем из ветра.

Наиболее высокими темпами ВИЭ внедряют в Азии, в частности в Китае. Там показатели по вводу мощностей и объему инвестиций растут быстрее всех в мире.

Фото: Ольга Татарникова, 66.ru

В России солнечные батареи и ветрогенераторы ставят преимущественно в Приволжском и Южном федеральных округах.

Как развивают ВИЭ в России

Россия находится в начале пути. Альтернативные технологии активно внедряются здесь последние десять-пятнадцать лет. Если смотреть статистику, ВИЭ у нас представляют преимущественно гидроэлектростанции, в меньшей степени — солнечные и ветряные электростанции. Не все в мире относят гидроэлектростанции к ВИЭ, так что если гидроэлектростанции вычеркнуть, то зеленая энергетика в России окажется практически на нуле.

Энергосектор России функционирует за счет традиционных углеводородов. Но нефть, газ и уголь когда-нибудь закончатся. Когда — сказать сложно. Ученые называют сроки в 50–200 лет. Так что, если мыслить стратегически, чем раньше развивать и внедрять ВИЭ, тем дешевле энергия обойдется потом. С другой стороны, России пока нерационально ускорять переход с углеводородов на ВИЭ, потому что ресурсов хватает. Европа внедряет зеленые технологии, так как там полезных ископаемых или нет, или их мало, а европейским странам необходимо стремиться к энергонезависимости.

Развитие зеленой энергетики было бы полезно для российской глубинки. В нашей стране столько деревень, до которых не доходят газ и электричество. Протягивать туда трубы и сети крайне сложно. Зато автономные станции на основе ВИЭ помогли бы электрифицировать удаленные районы. Деревне для бытовых нужд не требуется много ветрогенераторов или солнечных батарей.

Отказываясь от традиционных источников энергии, мы поможем окружающей среде восстанавливаться. Основной вред при использовании углеводородов дают не только выбросы углекислого газа, но и отходы, которые появляются при добыче ископаемых.

Фото: Ольга Татарникова, 66.ru

В Евросоюзе текущая цель — добывать более 20–30% зеленой энергии. В России сегодня прогноз — 2,5% к 2020 году и 4,5% к 2024 году.

Какая связь между зеленой энергетикой и политикой

В России устанавливать оборудование для добычи зеленой энергии пока невыгодно: техника дорогая, а эффект невелик. Но государство понимает, что эту сферу надо развивать, и поэтому стимулирует компании внедрять альтернативные технологии и использует для зеленой энергии специальные тарифы.

Промышленные компании тоже осознают, что пора переходить к зеленой энергетике. Сегодня на заводах популярно устанавливать солнечные батареи для собственных нужд. Но нельзя сказать, что это повсеместное явление.

Внедрение ВИЭ в России, как и во всем мире, сильно зависит от политических рисков — доход в этом секторе сегодня невозможен без господдержки. Политическая нестабильность негативно влияет на уровень инвестиций. Частные инвесторы понимают, что из-за санкций, или изменений в законодательстве, или смены задач правительство может прекратить или уменьшить поддержку, а потому не торопятся реализовывать «зеленые» проекты.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.ru

Как сделать доходной зеленую энергетику

Я исследую «зеленые» проекты. Одна из моих задач — на практике проанализировать способы господдержки российских и зарубежных проектов, изучить их эффективность и разработать эконометрическую модель, которая поможет оценить целесообразность господдержки. Еще развиваю концепцию повышения конкурентоспособности для российских энергетических компаний.

Когда реализуешь план исследования, порой получаешь неожиданный результат. Например, мы выяснили, что говорить о рыночной доходности для ВИЭ сейчас невозможно. Например, доходность промышленного предприятия напрямую зависит от финансовых показателей. Но с зелеными технологиями иначе — на доходность таких компаний влияют политические факторы.

Для альтернативной энергетики еще нет четких методик экономического управления. Мы используем инструменты из банковского и экономического секторов, исследуем новые показатели и формулы. Большая часть литературы и статистики, которую мы изучаем, — на английском. Так как в России экономика зеленой энергетики еще недостаточно развита, для ученых-экономистов это отличная сфера исследований. Тут даже не с чем сравнить выводы, кроме как с иностранным опытом. Например, в России невозможно просчитать риски привычными методами, потому что для этого нужны данные за десятилетия. Тех 10–15 лет, что живет в стране зеленая энергетика, не хватает, поэтому я изучаю показатели других стран и примеряю на наши реалии.

Сейчас мы хотим понять, как экономические, управленческие, государственные и технологические риски распределяются по этапам проекта возобновляемой энергетики. Когда они повышаются, а когда понижаются — в инвестиционный или постинвестиционный этап? Еще хочется узнать, как у инвесторов со временем меняется отношение к проекту, как изменяется эффективность производства. И как следствие — что сделать, чтобы эти проекты стали выгоднее.

Проект «Человек наук» посвящен уральским ученым, которые меняют мир к лучшему. Их имена неизвестны широкой публике, но именно они развивают российскую науку. В каждой публикации журналисты 66.RU опускают свои дилетантские вопросы и оставляют ответы ученого в виде монолога.