Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

В гостях у странных людей. Зачем шахматисты и «книжники» 20 лет собираются на Плотинке

31 июля 2018, 11:21
В гостях у странных людей. Зачем шахматисты и «книжники» 20 лет собираются на Плотинке
Фото: 66.RU
Каждый из вас точно не раз проходил мимо них — кто-то быстро и без оглядки, кто-то — присматриваясь и иногда даже останавливаясь. Вторых уличные шахматисты любят больше — игрокам нужны зрители и атмосфера театра.

По улицам тянется бесконечный поток людей, возвращающихся с работы или просто решивших прогуляться. В это время на Плотинке, расположившись по обе стороны выхода из подземного перехода, группами собрались шахматисты-любители. Они сосредоточенно смотрят, как играют их знакомые, и, кажется, на этом празднике жизни нет никого моложе шестидесяти.

«Это игра развивает логику, — неожиданно начинает рассказывать мне мужчина с барсеткой в руках, который потом представится Сергеем. — К тому же здесь есть коллектив. Что делать людям в свободное время — лежать на диване? Вот и приходят. Здесь мы все друг друга знаем, это общение, но первыми здесь появились не шахматисты, а «книжники».

Фото: 66.RU

Сергей показывает на пожилого мужчину в зеленой куртке, зеленой рубашке, с зеленой шапочкой на голове: «Это Юра, ему 76 и он был первым». Юрий играет в шахматы с единственным молодым человеком в их компании. Он много ворчит, а когда партия заканчивается, юноша задает ему вопрос: «А как вас зовут? Играем пять лет и до сих пор не знаю».

Юра и есть тот самый книжник. Несмотря на то что на его импровизированном прилавке лежит в основном беллетристика, в кармане он носит список домашних книг таких писателей, как Байрон, Мопассан, Лермонтов.

Фото: 66.RU

Юрий, книжник:

— На Плотинке мы собираемся уже двадцатый год. Любители съезжаются со всего города. Иногда совсем пожилые приезжают просто посмотреть, так как играть здоровье не позволяет. Собираться начинаем после полудня и сидим столько, сколько позволит погода. Зимой, правда, больше 5 часов не получается выдержать. Когда замерзаем — идем в Ельцин Центр.

В том, что люди играют, Юрий не находит ничего удивительного и считает это крайне полезным. Он рассказывает про то, что к ним часто присоединяются проходящие мимо люди, и про то, как на протяжении двух лет своей работы к ним приходил британский консул, когда возвращался от губернатора.

Фото: 66.RU

Самыми сильными игроками здесь считают многократных чемпионов различных турниров по шахматам Леонида Пастухова и Александра Лысенко. Первый — непрерывно играет, курит одну за другой, бросая окурки себе под ноги. Второй — растерянно стоит неподалеку в кепочке с надписью SOCHI.

Александр Лысенко, шахматист:

— Сам я люблю играть в нарды, иногда хожу в букмекерскую контору и заглядываю сюда. Играют здесь обычно слабо — уровень виден при первом взгляде на доску: среди фигур должна быть гармония, а ее здесь нет. Исключение составляет лишь Пастухов. Но он не специалист, а просто одарен. Такое бывает, когда человек в определенном возрасте не получил некоторых знаний.

Фото: 66.RU

Лысенко рассказывает, что шахматы — его профессия. Он — международный мастер, закончил высшую школу тренеров и обучал искусству игры сборные Японии и Тайваня. К любителям Александр относится снисходительно, считая их игру просто хорошим времяпрепровождением. Он рассказывает мне о том, как раньше шахматисты собирались в театрах, как на их игру приходили смотреть зрители, о том, что он общался с десятком чемпионов мира по шахматам, кроме четырех — они умерли до его рождения.

Тем временем шахматисты бесконечно сменяют друг друга — одни уходят, другие — садятся на их место. Вокруг них собираются зрители. Они наблюдают за игрой и попутно листают книги Юрия. «Они смотрят, но не берут», — жалуется он мне, в то время как его соседи, видимо, решив сделать паузу в игре, уже что-то оживленно обсуждают.