Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Мог стать знаменем контрреволюции, и его убили первым». В Перми историки ищут кости брата Николая II

«Мог стать знаменем контрреволюции, и его убили первым». В Перми историки ищут кости брата Николая II
Фото: исторический архив для 66.ru
Пока в Екатеринбурге с размахом отмечают столетие расстрела царской семьи, в Перми идет работа. Ученые, краеведы и американцы вместе с собаками ищут могилу младшего брата Николая – Михаила Романова. Пермяки уверены, что именно Михаил мог спасти Россию от большевиков. И что убийство 13 июля в Перми было главным преступлением века, когда погиб последний российский император.

До сих пор историки спорят, как и где было совершено загадочное кровавое убийство Михаила Романова, младшего брата Николая II, в пользу которого отрекся русский царь весной 1917 года. Не могут они и решить, кого считать последним императором: старшего или младшего брата. Формально, они оба нарушили закон о престолонаследии.

Владимир Гладышев — краевед, журналист и писатель из Перми. Вот уже тридцать лет он ищет могилу Михаила Романова, в чью пользу отрекся Николай II. Владимир написал книгу о жизни младшего брата — о своевольном, сильном человеке, которого прочили на престол после того, как Николай отошел от управления страной. Вместе со студентами и другими поисковиками Гладышев участвует в раскопках на окраине Перми и ищет место преступления.

Фото: Владислав Бурнашев; 66.RU

— Давайте сразу с главного. Последним русским императором был Николай II или его брат Михаил, в пользу которого отрекся царь?

— Этот вопрос до сих пор остается в подвешенном состоянии. Манифест отречения Михаила историки иногда называют манифестом «не-отречения», потому что он своей подписью фактически преградил путь другим законным претендентам на трон. А Николай, по сути, нарушил законы престолонаследия. Он должен был отречься в пользу сына Алексея, но не сделал это по личным причинам — он понимал, что Алексей болен, и хотел его уберечь.

— А что важнее юридически, закон о престолонаследии или решение царя?

— Строгие знатоки тончайших граней престолонаследия толкуют по-разному. Я как историк и краевед считаю, что именно Михаила нужно называть последним императором. Когда я бываю на крестном ходу, ко мне часто подходят женщины с иконками Михаила и спрашивают: «А он царь или не царь?» Я им отвечаю, что он ждал решения народа. А решения и не последовало. Последовала только бессмысленная бойня гражданской войны.

— А Михаилу кто-то присягал, когда Николай отрекся?

— Собственно, нет, не успели. Хотя если верить воспоминаниям генерала Краснова, он писал, что в его дивизии с радостью восприняли новость, что Михаил Александрович станет царем. Был еще один любопытный документ. Через несколько дней весть о том, что Николай отрекся в пользу своего младшего брата, достигла Оханского уезда (часть современного Пермского края). И там военные части успели выразить поддержку и принять документ в пользу Михаила.

Научная экспедиция по поиску останков Великого князя Михаила Александровича Романова и его секретаря Николая Жонсона. Группа исследует территорию в микрорайоне Перми Вышка-II вокруг предполагаемого перезахоронения после расстрела.

— Как вы считаете, для большевиков важнее было убить Николая или Михаила? Он представлял угрозу для революции?

— Николай везде уже считался бывшим царем, то есть был фигурой отыгранной. На Михаила многие ставили даже во время пермской ссылки. За ним следили спецслужбы со стороны Антанты и со стороны Германии. Большевики его боялись, он мог бы стать знаменем контрреволюции, и поэтому его убрали первым. Люди в Перми считали Михаила возможной главой новой монархической или республиканской России.


— Как вы думаете, Михаил был бы лучшим царем, чем мягкотелый Николай? Он бы смог провести реформы в стране?


— История не терпит сослагательного наклонения. Но я все-таки скажу, что из него бы получился неплохой конституционный монарх. Он был образованный, сильный человек высокой культуры. У него был опыт командования Дикой дивизией, где он показал, что умеет находить общий язык с совершенно недисциплинированными горцами. Хотя сам Николай не видел в нем правителя и принижал его. Николай вспоминал, что брата не готовили быть «хозяином земли русской». Император, видимо, забывал, что у Михаила тоже были самые лучшие учителя. Например, Сергей Юрьевич Витте. Именно Михаил, когда зашатался трон Российской империи, убеждал брата, что необходимо провести реформы, иначе Россия погибнет.

Михаил с женой, Натальей Шереметьевской

— А Михаил же был женат на простолюдинке?

— Нет. Его жена была дворянкой. Проблема была в том, что он должен был жениться на принцессе, представительнице какого-нибудь царского рода. А он влюбился в Наталью Сергеевну, которая дважды была замужем. С ней он обвенчался в сербской церкви, и после этого ему запретили возвращаться на родину и лишили его миллионных капиталов. Зато он был с любимой.

— Как прошли его последние дни в Перми?

— Можно даже по часам рассказать, чем он занимался, благодаря большому количеству источников. За князем в Перми следили все. Он читал газеты, занимался физкультурой, много ходил. Из-за язвы желудка он ел только диетическую пищу, принимал ванны. В ночь с 12 на 13 июня к нему ворвались боевики и под угрозой оружия вывели на улицу. Секретарь Михаила, Николай Жонсон, напросился вместе с ними. Их обоих посадили в два экипажа и увезли. А дальше — полная неясность. Цареубийцы-боевики так замели следы, что мы до сих пор ничего не можем найти. Мы проверяем разные направления, десятки версий, но пока ничего нет. Искать приходится вслепую.

Фото: Владислав Бурнашев; 66.RU

— А есть вероятность того, что останки уничтожены?

— Версия есть, мол их сожгли в топках мотовилихинского завода. Но тогда завод не работал. Кроме того, провезти незаметно два экипажа по территории оборонного предприятия было нереально. Пришлось бы уничтожать множество свидетелей и их родственников. Так что большевики выбрали где-то укромное место на опушке мотовилихинского леса и там закопали тела.

— Может, Михаилу все-таки удалось сбежать?

— Нет, такого быть не может. Хотя ходят экзотические версии, что якобы его видели за границей. Например, будто он появлялся при дворе сиамского короля в Таиланде. Русское посольство сразу опровергало слухи. А главное — палачи проговаривались об убийстве. Один их них, Николай Жужгов, обмолвился, что когда они поехали закапывать Михаила, он видел надпись на теле и предложил ее разрубить. У Михаила действительно была татуировка, по примеру старшего брата он сделал в Лондоне на плече дракона.

— А что изменится после того, как РПЦ признает останки царской семьи, найденные в Поросенковом логу под Екатеринбургом?

— Прежде всего, недовольны и не верят в экспертизы — наши соотечественники за рубежом. А РПЦ осторожничает, чтобы не обидеть их. Хотя по сути для членов дома Романовых ничего не изменится. Глава современного императорского дома говорила, что они ни на что не претендуют.

— Почему останки последнего царя ищут только энтузиасты и краеведы?

— Не только местные. Лет пять назад возобновили уголовное дело об убийстве Михаила Романова. Следователи тоже ищут документы, свидетельства. Кстати, Путин заявлял, что скоро будут открыты какие-то архивы, может, благодаря им получится узнать правду. Следователь прокуратуры общался и с американцем Петром Сарандинаки, который давно ищет могилу Михаила Романова в Перми. Насколько я знаю, пока ничего нового найти не удалось. Даже собака из Скотланд-Ярда, которая искала останки, умерла — надышалась чего-то в Мотовилихинской почве.