Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Египтянин едет на стадион: лингвистический тест-драйв Екатеринбурга

16 июня 2018, 11:25
Египтянин едет на стадион: лингвистический тест-драйв Екатеринбурга
Фото: Мария Калугина для 66.RU
У нас есть: один иностранный болельщик, который отлично говорит по-английски, но совсем не знает русский, таксист с Google-переводчиком, два полицейских, кондуктор, лодочник и официант. Болельщик поедет от автовокзала (где он нашел себе жилье) в фан-зону ЧМ-2018, оттуда — на стадион. А все остальные попытаются ему в этом помочь.

Это Мохаммед Абдельхафиз Амр, египетский болельщик. Сегодня он поедет в фан-зону ЦПКиО в сопровождении корреспондента 66.RU. Но помогать ему никто не будет. Журналист только смотрит и фотографирует. Вызывать такси, спрашивать дорогу у прохожих и полицейских, договариваться с кондуктором трамвая и заказывать себе еду в заведениях общепита Мохаммед должен сам. А русский язык он не знает.

Фото: Мария Калугина для 66.RU

С остановки «Автовокзал» он пытается уехать на машине: идет договариваться с водителем автомобиля с символикой «Яндекс.Такси» на бортах. Бесполезно. Таксист только разводит руками и максимально громко повторяет: «Не понимаю! Не по-ни-ма-ю!»

Фото: Мария Калугина для 66.RU

Деньги египтянина, в итоге, получает другой водитель-бомбила. Он тоже не понимает по-английски, зато умеет пользоваться Google-переводчиком и даже пытается вести с туристом традиционные таксистские беседы о жизни. За свои услуги, правда, требует 400 рублей. Мохаммед знает, что такая поездка в Екатеринбурге стоит чуть больше сотни. И это его расстраивает: «Этот парень не знает английского, но стремится разговаривать и помогать. Это круто! Но цена! Сейчас посмотрим стоимость такой поездки в приложении «Яндекс.Такси». Видишь, всего 100 рублей. А он взял 400. Считаю, что это ненормальная ситуация».

Фото: Мария Калугина для 66.RU

У входа в ЦПКиО египетский болельщик спрашивает дорогу до фан-зоны у полицейского. Он помочь не может, но зовет своего коллегу, который, хоть и с чудовищным акцентом, все понятно, стилистически и грамматически верно объясняет.

Фото: Мария Калугина для 66.RU

Фан-зона найдена. Половина квеста выполнена. Осталось доехать от ЦПКиО до «Екатеринбург Арены» и что-нибудь где-нибудь поесть по дороге.

Фото: Мария Калугина для 66.RU

Мохаммед садится в первый попавшийся трамвай на остановке «Мичурина». Спрашивает у кондуктора в кудрях и бледно-розовой блестящей помаде: «I need to go to the stadium. Yekaterinburg-Arena». Розовые губы-металлик недовольно отвечают: «Вам нужно сесть на шестой трамвай». Видя растерянность иностранного гостя, к беседе подключается бабушка-пассажирка. Громко кричит: «Вам не нужно выходить! Вам только проехать шесть остановок! И вы будете в центре! Шесть! Шесть остановок!». Загибая пальцы, она считает: «Айн, цвай, драй, фир… ух, забыла! Саша, как по-английски «шесть» будет?», — спрашивает у своего внука. «Шесть», — отвечает Саша. «Сикс!» — подключается другая пассажирка. В общем, доехали. Кое-как.

Фото: Мария Калугина для 66.RU

Прогулка продолжается по проспекту Ленина. На Плотинке Мохаммеда заинтересовали припаркованные лодки, и он пытается узнать, сколько стоит водная прогулка. У администратора импровизированной лодочной станции есть фора: весь прайс крупно распечатан, заламинирован и приклеен к поверхности стойки. Показав на самую бюджетную позицию — самостоятельную прогулку на лодке за 800 рублей, он изображает гребцов. Мухаммед указывает на фото небольшой яхты с ценником 1000 рублей. Лодочник хвалит его выбор, показав большой палец, и обращает внимание на аналогичную яхту с ценником 1200. «What' s the difference?» — интересуется египтянин, поочередно указывая то на одну, то на другую картинку и пожимая плечами. «Мощность, лошадиные силы…» — начал было по-русски лодочник, но обращается к своему коллеге: «Серега, как лошадиные силы по-английски будут?» «Хорс пауэр», — отвечает Серега. «Хорс пауэр!» – радостно восклицает лодочник и тыкает в цифры на картинках, показывающие разную мощность лодок.

Фото: Мария Калугина для 66.RU

Водная прогулка, в итоге, не состоялась. Мохаммед дошел до стадиона. Можно возвращаться.

Но сначала — перекусить. Первым попавшимся интуристу баром оказывается «Mussels. Craft». Бармен, молодой высокий парень в смешной бандане, протягивает меню. По-английски в нем ни слова. Но бармен мужественно пытается пересказать написанное: «This is dumplings with ham, dumplings with pork… эээ…coffee americano, tea…» — словарный запас неумолимо подходит к концу.

В итоге Мохаммед рассказывает, что город ему нравится и что люди у нас, в принципе, хорошие. Но лингвистический тест явно завален. К сожалению.

Мохаммед Абдельхафиз Амр, египетский болельщик:

— Я вижу и понимаю, что люди пытаются мне помочь. Как правило, они делают это, просто говоря громче или добавляя акцент, но все равно по-русски! В Египте, например, в Каире, где я живу, совершенно другая ситуация. Там большинство населения знает английский, потому что у нас есть международные школы, в которых дети учат язык с 5 лет, а в дальнейшем все преподавание в школе, а затем и в университете происходит на английском.

Текст: Мария Калугина для 66.RU