Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
68304 +386
Выздоровели
60815 +396
Умерли
1938 +16
Россия
Заразились
3738690 +19290
Выздоровели
3150763 +19003
Умерли
69918 +456

Город без русских маршей и белых патрулей: история падения агрессивного национализма

4 ноября 2020, 13:13
Город без русских маршей и белых патрулей: история падения агрессивного национализма
Фото: 66.RU
Уральские националисты отказались от проведения традиционного «Русского марша» 4 ноября из-за пандемии коронавируса. С каждым годом это мероприятие в Екатеринбурге собирало все меньше участников. Классическое правое движение столкнулось с серьезными трудностями и, похоже, сходит на нет. Откуда взялись, куда пропали и чем запомнились Екатеринбургу националисты — в материале 66.RU.

Первый марш националистов в Екатеринбурге

Появление первых фашиствующих молодчиков на Среднем Урале покрыто мраком тайны. В первой половине 90-х российские приверженцы национализма объединились под флагами «Русского Национального Единства» (официально зарегистрированные в других регионах организации со схожими названиями признаны экстремистскими, их деятельность запрещена).

Соратники РНЕ, под руководством выходца из общества «Память» Александра Баркашова, проповедовали православный национализм (сегодня развитие этой идеологии наиболее ярко можно наблюдать у нынешних царебожников). А их целью было создание православной тоталитарной русской диктатуры. Если (уже пришедшая в упадок) националистская «Память» занималась в основном просветительской деятельностью, то баркашовцы строили хорошо дисциплинированную организацию военного образца. Большое внимание уделялось физической подготовке соратников.

Екатеринбургские школьники 90-х помнят, как подтянутые мужчины в черных беретах ходили по учебным заведениям, завлекая в свои ряды обещаниями регулярных занятий в спортзале и возможностью пострелять в тире. Помимо прочего, РНЕ предоставляло своего рода защиту от посягательств множества бандитских группировок того времени.

Фото: lenta.ru, 66.RU

Александр Баркашов

По слухам, баркашовцы и сами не чурались методов того времени. Народная молва гласила, что некоторые московские рынки и часть кремлевских палаток находились «под защитой» РНЕ. Впрочем, об откровенно криминальной деятельности баркашовцев в Екатеринбурге широкой общественности так ничего известно не стало.

Свердловские власти не обращали внимания на расплодившиеся в городах области ячейки Единства до конца 90-х. Все изменилось в 1999 году. К тому моменту в головной организации недовольство Баркашовым достигло пика, а он сам ввязался в громкий конфликт с московским мэром Лужковым. В поддержку своего лидера свердловские баркашовцы провели подобие прототипа будущего «Русского марша» — шествие чернобереточников по Екатеринбургу в честь Дня защитника Отечества. Марш не был согласован с властями. Чем не преминули воспользоваться политтехнологи конфликтовавших в то время главы Екатеринбурга Аркадия Чернецкого и свердловского губернатора Эдуарда Росселя. После того как стороны обменялись обвинениями в заигрывании с экстремизмом и фашизмом, в дело вмешалась милиция. У МВД появились вопросы к РНЕ в целом, и екатеринбургскому отделению в частности. С того момента начался стремительный закат прародителя российского нацдвижения.

Екатеринбургу РНЕ запомнилось многочисленными граффити со своим символом на стенах домов и ветераном Единства — дедушкой Минаковым — постоянным участником националистских мероприятий. В любое время года он надевал солдатскую шинель и неизменно брал с собой барабан.

Фото: ВКонтакте "Русский марш 2007", 66.RU

Минаков — крайний слева

Бритоголовые идут

Пока взрослые националисты были заняты внутренними дрязгами, игрой в политику и выбором единственно верной расовой идеи, предоставленные сами себе школьники копировали английских скинхедов (гораздо позже они разделились на противников: бонхедов и антифу). В моду вошли тяжелые ботинки, подтяжки, бомберы и бритые под ноль головы. Екатеринбургские скинхеды сбивались в банды, убивали время, убивая, избивая и грабя тех, кого считали нерусскими, а зачастую просто случайных встречных.

Они громко о себе заявили в 2002 году, устроив полномасштабное нападение на поклонников хип-хопа, пришедших на концерт «Касты» в ДК Урал. Около 60 бритоголовых, вооруженных чем попало, ворвались в толпу ожидающих начала представления рэперов. Полиция задержала около 20 несовершеннолетних нападавших.

Всерьез о свердловских скинах заговорили в 2005 году, после резонансного убийства трех выходцев из Армении в Верхней Пышме. Тогда бригада бритоголовых сначала забила двух кавказцев в забегаловке, а после, встретив по пути в центр города еще одного армянина, скинхеды сначала его избили, а потом задушили ремнем. День убийств совпал с посещением Верхней Пышмы консулом Армении, поэтому расправа получила широчайший резонанс. Четверку молодчиков полицейские задержали уже на следующий день. И хотя всем был очевиден мотив преступлений и принадлежность нападавших к скинхедам, их осудили как обычных убийц.

По большому счету, они такими и были.

Среди екатеринбургских скинхедов встречались и откровенно идейные расисты. Среди них — Артур Рыно. Родившийся и закончивший школу в Екатеринбурге, он получил идеологическую подготовку на собраниях РНЕ, а после переезда в Москву перешел к «акциям». Вместе со своими подельниками он прочесывал столичные улицы в поисках неславянских лиц. При встрече их убивали. Следствие обвинило Рыно в убийстве 37 человек. На суде он и его сообщники объявили себя «русскими солдатами, которые очищали город от оккупантов».

Между тем именно после верхнепышминской расправы над армянами свердловские власти осознали опасность скин-группировок. С тех пор разработкой фашиствующих бригад занялись полицейские из Управления по борьбе с оргпреступностью. Если раньше нападения на проезжих списывали на латентную уличную преступность, то теперь правоохранители пытались по различным признакам обобщить разрозненные убийства.

Однако к тому моменту стали меняться и сами нацбригады. Наиболее опытные из них перешли от спонтанных хаотичных «акций»-нападений к продуманным, подготовленным операциям, конспирации и всему тому, что больше соответствует характеристикам автономных террористических ячеек. Так появилась самая знаменитая свердловская скин-группировка «Фольксштурм».

«Народное ополчение»

Прохожего валят на землю отточенным ударом, после чего пятеро молодчиков работают ногами, старательно впечатывая голову жертвы в асфальт. Мимо проезжают машины, неподалеку проходят горожане. Жертва то ли кричит, то ли воет. Мужчине удается подняться на ноги, но град ударов не позволяет ему разогнуться в полный рост. На шатающихся ногах он пятится к кустам. В этот момент его спину пронизывает стремительная серия ударов ножом. Окровавленный, он валится на землю. Это кадры типичного ролика «Фольксштурма».

«Фольксштурм» получил свою известность благодаря этим роликам, размещавшимся на запрещенном теперь уже сайте Максима Марцинкевича, известного как Тесак. Ресурс собирал подобные видеоподелки с расправами над «нерусскими» со всей России. Екатеринбург занимал там почетное место. Таким образом, нападения скинхедов становились неким орудием пропаганды. Огромное число избиений и убийств, безнаказанность за это приводили как к популярности ультраправой субкультуры, так и активизировали подражателей.

В «Фольксштурме» за PR отвечал Илья Дорохов. Именно он документировал с помощью камеры атаки группировки, а после занимался монтажом.

По данным правоохранителей, бригада состояла из 12 человек. Все они были несовершеннолетние. Некоторые — из семей успешных чиновников. Они занимались единоборствами, позже на улицах оттачивая в деле полученные навыки. Внутри группировки велась идеологическая работа. На своих собраниях обсуждали вопросы расизма, тактику нападений и стратегию деятельности.

Два раза в месяц они выходили в «белый патруль». Молодые люди прочесывали улицы в поисках подходящих объектов для нападения.

Айналишо Улфатшоев, потерпевший:

— 12 октября 2006 года я возвращался с работы домой, по улице Боровой. Услышал шум бегущих людей. Остановился, чтобы оглянуться, но не успел. Почувствовал удар в спину и упал. Потерял сознание. Когда очухался, меня пинали пятеро или шестеро молодых людей. Вся спина была сырой от крови. Видимо, удар, от которого я потерял сознание, был ножом в спину. У одного из нападавших я увидел нож. Длина клинка была сантиметров 10–15. Они пинали и кричали: «Чурка нерусский, убирайся отсюда». Мне удалось подняться и побежать. Меня догнали двое. Схватили за куртку, но мне удалось вырваться и забежать домой. У меня было четыре ножевых ранения. Все в спину. После этого я попал в больницу.

Расцвет «Фольксштурма» пришелся на период 2006–2008 гг. А закат произошел стремительно. Одного из членов группировки задержали полицейские за мелкий грабеж. В ходе обыска у него дома правоохранители нашли системный блок с записями акций банды. У оперативников глаза на лоб полезли, когда они поняли, кого задержали. Молодой человек быстро раскололся и сдал своих соратников. Всего по горячим следам борцы с оргпреступностью задержали девятерых скинхедов. Еще трое несколько лет провели в бегах.

В итоге лидера «Фольксштурма» Михаила Русакова приговорили к 13 годам колонии строго режима, двоих его пособников — к восьми и шести с половиной годам лишения свободы. Еще шесть человек отделались условным наказанием. Довольно мягкое наказание за десятки преступных эпизодов связано с тем, что нападения совершались несовершеннолетними. Последним силовики задержали в Санкт-Петербурге Дорохова. В Екатеринбурге его приговорили к 10 годам колонии строгого режима.

Фото: Антоненков Дмитрий, 66.RU

Илья Дорохов в зале суда

После активизации силовиков по ликвидации скин-банд участвовать в «белых патрулях» стало опасно. Да и мода на бомберы и бритые головы плавно сошла на нет, став уделом исключительно футбольных фанатов. Изменилось и само общество. А в Екатеринбурге незаметно закрылся знаменитый «Пресс-бар» возле администрации свердловского губернатора, который добропорядочные граждане старались вечерами обходить стороной, поскольку это было излюбленным местом сбора скинов и фанатов.

«Русские марши»

Один из первых официальных «Русских маршей» прошел в Екатеринбурге в 2007 году. Тогда это мало напоминало привычное шествие. По форме — один из первых маршей в столице Урала был пикетом у памятника основателям города. Около 15 участников вышли под флагами «Народного союза». Тогда мероприятие осталось почти незамеченным.

Фото: ВКонтакте "Русский марш 2007", 66.RU

В следующем году мероприятие попыталось провести свердловское отделение «Движения против нелегальной эмиграции». Около 30 участников промаршировали от памятника Жукову до Черного тюльпана.

Постоянная смена организаций, проводивших екатеринбургские марши, дает представление о происходящих в то время событиях в мире «большого русского национализма». Многочисленные наци-пассионарии не могли договориться между собой и пачками плодили объединения, партии и союзы, зачастую находившиеся в открытых конфликтах друг с другом. Впрочем, и на сегодняшний день ситуация не изменилась, с той лишь разницей, что число активных олдскульных националистов в России уменьшается.

Раскол произошел и в среде свердловских наци. Так, с начала десятых годов в Екатеринбурге проводились два параллельных «Русских марша». «Русские» разгуливали по Сортировке мимо «Таганского ряда», в ходе послемаршевого митинга на ЖБИ отправляли деревянные чурки и президенту Таджикистана, устраивали казачий круг на Уралмаше.

Самый громкий на Урале «Русский марш» прошел 4 ноября 2012 года. Националисты пытались получить разрешение на шествие по центру Екатеринбурга. Однако власти им в этом отказали. Взамен предложили несколько вариантов на городских окраинах. Один из лидеров уральских маршей Максим Вахромов посчитав это издевкой — отказался. Зато другой лидер — Николай Богданов согласился пройти маршем по екатеринбургскому китай-городу — Сортировке. Он действительно собрал около 25 человек, которые завершили шествие напротив рынка «Таганский ряд».

Фото: © 66.RU

Большинство екатеринбургских наци решили пренебречь отказом властей и предостережениями полицейских. Националисты объявили сбор у памятника Кирова, чтобы промаршировать до Черного тюльпана. Но пришедших на площадь Кирова бритоголовых встретили полицейские. Тогда правоохранители задержали около 90 человек, включая и Максима Вахромова.

После полученного урока наци смирились, и дальнейшие «Русские марши» организованно проходили на Уралмаше, собирая каждый последующий год все меньше участников.

Фото: Сергей Логинов, 66.RU

В то же время, начиная с 2012 года, националисты стали проводить первомайский аналог марша — «Русскую весну».

Окончательный клин в русский национализм вбила война на Украине. Если до этого наци спорили о методах прихода к власти, религии и программах переустройства страны, то теперь принципиальным вопросом стало: как относиться к событиям в Незалежной, где «соратники-националисты захватили власть, однако новому правлению воспротивились русские братья с Донбасса». Российские наци разделились на тех, кто поддерживает одиозный «Правый сектор» и их оппонентов, сторонников Донбасса. Причем зачастую последние также выступают резко либо за ДНР, либо за ЛНР.

Лидер уральского «Русского марша» Максим Вахромов согласен с тем, что в правом движении назрел серьезный кризис. Он отменил «Русскую весну». В 2020 году им пришлось отказаться и от «Русского марша» на День народного единства.