Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Мы — футбольная команда, и я главный тренер». Один день с начальником цеха завода ЖБИ

16 апреля 2018, 09:01
«Мы — футбольная команда, и я главный тренер». Один день с начальником цеха завода ЖБИ
Фото: Владислав Бурнашев, 66.ru
Вот уже несколько лет Станислав Побат занимает должность начальника цеха № 7 — одного из самых крупных на заводе ЖБИ в Екатеринбурге, выпускающего те самые железобетонные изделия, из которых ежегодно строится около 100 тыс. кв. м жилья. Станислав, пожалуй, самый молодой начальник на производстве, рассказал 66.RU, почему, придя на завод еще будучи студентом, он так здесь и работает.

Я пришел на это предприятие, когда оно еще носило совсем другое название. В 2004 г. наш декан (я учился на факультете строительного материаловедения в УПИ) сказал, что на «Бетфоре» есть должность технолога в цехе. Мне было интересно попробовать. Работать начал, даже еще не получив диплом.

Не скажу, что многие мои однокашники, окончив институт, отправились на заводы: многие ушли в торговлю, занялись бизнесом. А я как-то сразу прикипел к производству. Когда пришел, здесь как раз меняли технологию — внедряли вместо ячеистых трехслойные панели на тяжелом бетоне. Мне поручили перепроектировать изделия.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.ru

Завод ЖБИ, который дал название целому району Екатеринбурга, в прошлом году отмечал свое 60-летие. Из изделий, выпущенных здесь за это время, построили свыше 12 млн кв. м жилья. А еще — детские сады, школы, больницы, промышленные здания. В 2008 г. завод вошел в «Группу ЛСР» — производство значительно модернизировали. Сегодня на заводе выпускают изделия не только для Екатеринбурга, но и для других городов — Уфы, Тобольска, Сыктывкара.

Совсем недолго работа была бумажной: через пару месяцев я уже работал в цехе, руками. Не просто смотрел, как по моим чертежам делают панели, но и сам проходил все этапы — от армирования до сборки.

Технолог — интересная должность: непосредственно в его подчинении нет людей, но он в любой момент может остановить работы, если увидит, что они идут не так, как надо. А чтобы понять, как надо, необходимо испытать все на себе.

Фото: Константин Мельницкий, 66.ru

Работа по созданию современных домостроительных панелей делится на несколько этапов. Начинается все с подготовки палеты — металлический поддон загоняют под огромный плоттер, который наносит контуры изделия, расположения проемов и закладных деталей согласно рабочим чертежам.

Из плит, которые я делал своими руками — не один, конечно, вместе с другими, — построены сотни тысяч квадратных метров во всех районах Екатеринбурга. И на ЖБИ, и на Уралмаше, и на Ботанике, и на Юго-Западе — везде есть дома, к которым я приложил руку.

Через полгода меня вызвал главный инженер завода: «Станислав, переходи из цеха ячеистого бетона в цех КПД. Выплывешь — выживешь на нашем заводе». А там — семь огромных рабочих пролетов, с разным оборудованием и различной технологией, со своими сложностями. Работы было — умотаться.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.ru

После плоттера палета переезжает на пост сборки борт-оснастки: здесь по нарисованным контурам с помощью магнитной системы собирается опалубка, с учетом всех технологических проемов. Например, сейчас рабочие делают будущую стенку с балконной дверью.

Как раз в это время проходила модернизация. Сначала в цехе появилась новая линия Ebawe, позднее Weckenmann. Монтаж линий происходил не то что на моих глазах, а при моем непосредственном участии: совместно с немецкими специалистами и службой главного инженера настраивали и отлаживали работу нового оборудования.

Одновременно наблюдал за тем, как работают люди, кто на своем месте, кто нет. Это очень пригодилось, когда я стал начальником цеха, — мы отладили свою работу так, чтобы делать все максимально эффективно.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.ru

Правая рука Станислава, мастер Алексей Пиняжин, как и его начальник, закончил факультет строительного материаловедения УрФУ. «Вначале работал в продажах, а потом подвернулась вакансия, пошел на завод. Нисколько об этом решении не жалею, хотя среди моих знакомых такая работа не считается престижной. Но мне нравится: и делом занят, и произвожу что-то действительно нужное людям. Да и оплачивается такой труд хорошо, не меньше, чем торгаши получают», — делится эмоциями Алексей.

Я сейчас вполне могу сравнить свою команду с футбольной. Вот смотрите, есть главный тренер — это начальник цеха. Есть помощники тренера — мастера. Это мои глаза и руки — без них я никуда. Дальше — нападение: в нашем случае это пост армирования. Они должны обеспечить работой своего центр-форварда — в цехе это человек, который стоит на формовке (на бетоноукладчике). Чем больше и быстрее он наформует — голов забьет, — тем лучше для всех: мы выполним план. В качестве полузащитников — пост сборки борт-оснастки: здесь подготавливают все для нападения, чтобы им было что армировать. Есть и защита — пост распалубки, и вратарь — пост сдачи: от того, как быстро и качественно они сработают, зависит, пропустим ли мы гол. Если в конце смены, на сдаче, нет ни одного изделия, все ушло на склад готовой продукции, — значит, мы выиграли «всухую». Это лучший для нас результат — как и для любой футбольной команды.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.ru

Палета с борт-оснасткой попадает на пост армирования, где рабочие укладывают арматурный пространственный каркас изделия, фиксируют петли и закладные детали — с их помощью впоследствии будут крепить элементы при возведении дома.

Раньше в одной смене работали 22 человека, сейчас 15 — и они свою работу выполняют намного эффективнее. Да, для этого пришлось постараться: каждый их них поработал на разных участках, где-то получалось лучше, где-то хуже. Моя задача — заметить, где человек наиболее производителен, и в итоге поставить его именно на этот участок.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.ru

После армирования палета отправляется на вибростол под бетоноукладчик: здесь подготовленную плиту заливают бетонной смесью. Вибрация обеспечивает качественную ровную заливку, без пор на готовом изделии.

Наверное, многие думают, что работа начальника цеха — кабинетная: бумажки перебирать, по селектору общаться. Конечно, это все тоже есть: планерки у начальника производства, в цехе со своими работниками, с технологами цеха (за чашкой кофе по утрам) и так далее. Но за восемь (а то и больше) часов моего рабочего дня в кабинете я нахожусь максимум часа два. Остальное время — тут, в цехе, со своей командой.

В цех прихожу в начале восьмого утра — хотя официально рабочий день с восьми. Но для меня это поздно. За сорок–пятьдесят минут я успеваю пройти по всей цепочке, понять, где что мы вдруг упустили, где как надо перестроить рабочий процесс, где-то дозаказать какие-то материалы, чтобы в итоге люди работали равномерно, без каких-то простоев, которые потом неизбежно обернутся авралом.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.ru

Следующий этап после формовки — сушильная печь: это камера со своим подъемным механизмом-лифтом, которая одновременно может вмещать до 48 панелей. При температуре 50 °С в течение 18 часов свежесформованные изделия набирают прочность.

Но знаете, наверное, самая основная работа любого начальника — это работа с людьми. Я не просто знаю каждого по имени или даже прозвищу (улыбается). Я знаю, чем они живут, у кого какие кредиты, у кого ребенка надо в садик, кто собрался жениться или разводиться. Без этого никак: у нас работают не бездушные механизмы, а живые люди. От того, что у них на душе, в конечном счете зависит, выполним ли мы производственные задачи: если у человека все валится из рук, какая ему работа?!

Фото: Владислав Бурнашев, 66.ru

После тепловой обработки панели попадают на пост распалубки, где снимают всю борт-оснастку. Затем деталь поднимают и отправляют на финишную отделку. Палеты же, как и опалубка, чистятся и возвращаются в производственный цикл.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.ru

После отделки поверхность панелей, из которых потом возведут дома, становится идеально гладкой. «Пройдитесь по стройке монолитного дома: там на стенах могут быть надписи «пузо» или «зуб» — это в процессе заливки бетон по какой-то причине вспучился, появился наплыв. Его надо сошлифовать и только потом, после соответствующей обработки, выполнять какие-то отделочные работы. А на наши стены обои можно клеить сразу», — рассказывает мастер Алексей Пиняжин.

У нас сейчас в команде трудятся люди 10 национальностей: у всех свои обычаи, своя вера. Это тоже приходится учитывать. Если человеку нужно пять раз в день пойти, скажем, помолиться, никто его держать в это время на рабочем месте не будет. И наши работники благодарны: им не надо говорить, мол, ты отлучался, давай теперь вкалывай. Каждый сам прекрасно понимает, что работа всего цеха зависит в том числе и от него. Думаю, в этом понимании есть и моя заслуга.

Роскомнадзор убил Telegram-бота 66.RU.
Подписывайтесь на резервный канал.