Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Я знаю каждый метр из 1200 км проводов, которые мы обслуживаем»: один день с бригадой энергетиков

5 октября 2017, 18:00
«Я знаю каждый метр из 1200 км проводов, которые мы обслуживаем»: один день с бригадой энергетиков
Фото: Константин Мельницкий, 66.RU
Этих людей вспоминают (и обычно недобрым словом), когда в доме пропадает электричество. Хотя отключают энергию чаще всего как раз для того, чтобы непредвиденных сбоев в электроснабжении не случилось. Мы провели один день с бригадой энергетиков и узнали, когда им бывает страшно, почему на них матерятся жители и какой урон энергосистеме города могут нанести крысы.

Найти бригаду, обслуживающую потребительские сети 10–0,4 кВ под Богдановичем, не так просто: за день они успевают поработать в разных концах района.

«В нашем распоряжении 306 подстанций и 400 км линий электропередачи — это 1200 км проводов. И каждый из них я знаю как свои пять пальцев: где какое возможно повреждение, как его быстрее устранить, когда и что отремонтировать, чтобы не допустить аварии», — начинает разговор Сергей Лаптев, мастер распредсетей Богдановичского РЭС Восточных электрических сетей филиала ОАО «МРСК Урала», когда мы наконец ловим электриков в селе Грязновском. Этот рассказ мы и публикуем.

— Наша работа — разъездная. Утром приходим в офис в Богдановиче, заполняем наряды, собираем необходимое оборудование — и в машину. За день в дороге проводим минимум 2–3 часа. Вот сейчас произведем здесь необходимые операции, а потом поедем совсем в другой конец — надо подготовить там всё для работ, которые будем выполнять завтра.

Примерно 85% нашей деятельности — профилактика. Знаете поговорку: болезнь легче предупредить, чем лечить? Она не только для людей подходит, но и для электросетей. Мы всё лето, всю весну и осень обследуем провода, проводим ТО на подстанциях, устраняем поломки, чтобы в самый непредвиденный момент, например когда на улице мороз -40, потребители не остались без электроэнергии и, соответственно, тепла. Сейчас же без электричества никуда: все газовые котлы, все обогреватели — всё от него зависит.

Фото: Константин Мельницкий, 66.ru

В энергосистеме Сергей Лаптев работает уже почти четверть века — в следующем году отметит юбилей. «Из армии пришел, поступил в техникум, выучился на электрика. Поначалу непонятно было, как оно будет, а стал работать — понравилось. Мое это!» — рассказывает Сергей Михайлович.

Чем лучше мы работаем, тем меньше люди нашу работу видят: пока все хорошо, перебоев в энергоснабжении нет — никто и не задумывается, каких усилий это стоило. Конечно, бывает обидно порой, когда приступаешь к своей работе, а на тебя с матюгами кидаются: «Давай скорее включай электричество обратно, у меня яйца в инкубаторе остынут!» Но ремонтировать сети без отключения невозможно.

Хотя просто так, ни с того ни с сего мы электроснабжение не отключаем: все плановые работы занесены в график и возможны только после согласования с потребителями. Другое дело, что наши потребители — это, как правило, сельсоветы. Они и должны доводить до сведения жителей, что в такое-то время будет отключено электричество на такой-то срок в связи с проведением работ. Все муниципальные предприятия — школы, детские сады, больницы — диспетчер обязательно обзванивает, предупреждает об отключениях.

Фото: Константин Мельницкий, 66.ru

В бригаде Сергея Лаптева все электрики — со стажем: работают более пяти лет. Самый молодой — Влад (на фото он крайний слева) — пришел всего год назад. До этого несколько лет работал электриком в управляющей компании. «Здесь работа интереснее: постоянное движение, все время чему-то учишься», — рассказывает Влад.

Возьмем, к примеру, сегодня — мы меняем трансформатор на одной из подстанций. По идее, я уже год назад знал, что мы будем это делать: каждый трансформатор через какое-то время осматривают, проводят испытания и по их результатам говорят, нужен ли ремонт. Если нужен, но не срочно, мы ставим это себе в график работ, пишем соответствующую заявку. Дальше работают диспетчеры: смотрят, когда режимы позволят произвести отключение. Сначала за две недели предупреждаем потребителей, а потом еще накануне.

Я, конечно, людей понимаю, поэтому в одно отключение мы с ребятами стараемся выполнить максимальное количество возможных работ. Сейчас вот новый трансформатор установим, подключим, а заодно сделаем ТО щитка: протрем пыль, проверим контакты, обновим диспетчерские надписи, подкрутим болты, если что-то где-то разболталось. Вообще-то это отдельный вид работ, и на их проведение надо бы выделять отдельное время. Но зачем? Это же дополнительное отключение, людям опять без света сидеть. Уж лучше сразу всё сделать.

Фото: Константин Мельницкий, 66.ru

«В нашей работе есть место красоте и романтике. Посмотрите, какой сегодня красивый день! В такой и работать приятно. Конечно, такая погода на Урале редкость, чаще дождь или ветер. Тем ценее такие дни!» — делится эмоциями Сергей Лаптев.

Конечно, случаются у нас и аварийные вызовы. Чаще всего это связано с погодными условиями: грозами, ураганами или, например, сильным морозом. Даже при самом тщательном обслуживании аварий избежать удается не всегда. Но когда мне звонят даже посреди ночи, поднимают и описывают проблему, я все равно уже примерно знаю: где, на каком участке какое именно повреждение случилось. Пока едем — прикидываю, что и как, сопоставляю. Надо сказать, ошибаюсь редко.

Фото: Константин Мельницкий, 66.ru

«Такие трансформаторные подстанции — открытые — разработали в наших Восточных электросетях еще в 1965 г. Мне они нравятся больше закрытых: пыль и грязь не копится, грызунов нет. Вы, например, знаете, что одна крыса может обесточить полгорода? Был как-то такой прецедент на подстанции Фарфоровой — это в окрестностях Богдановича. Забралась внутрь крыса, с шины на шину стала перебираться и устроила короткое замыкание. Часть города без света сидела, пока мы поломку устраняли», — вспоминает бригадир.

Мне в моей работе именно этот момент нравится больше всего — когда находишь повреждение. У нас ведь как: чтобы произошла поломка, порой и пары секуд хватает, а чтобы ее обнаружить — могут и сутки пройти.

Помню, работал я как-то в Богдановиче, это уже давно было. Сейчас-то мы воздушными линиями занимаемся, а там — город, кабели в основном. Воздушку сразу видно: тут провод провис, тут обмотка плохая, тут изолятор прогорел. А кабель не посмотришь — он в земле. Чтобы найти повреждение, используют приборы, и делает это специальная изыскательная служба. В мои обязанности такие работы не входят, но мне интересно, во время одной из аварий я и напросился поучаствовать. И не зря. Они несколько часов искали, где же обрыв. Ходили с приборами, смотрели — все везде нормально. А тока нет! Попросил я прибор. Десять минут не прошло — нашел повреждение.

Можете назвать это интуицией, а может, просто опыт. По сути ведь интуиция — это накопленные знания, которые как-то так мгновенно обрабатываются в голове. Вот так в тот раз и было. Прикинул: раз такие последствия, скорее всего, вот такая-то причина. Протестировал — и точно!

Бывают и страшные моменты — в основном когда на высоту поднимаешься. Сильный ветер может раскачать верхнюю часть опоры. Конечно, плановые работы в таких условиях мы не выполняем, но если авария — устраняем неисправность в любом случае. Как-то зимой случилась авария на линии, с которой питалась котельная. На улице — холод за -35 с ветром. Надо включаться, иначе все трубы перемерзнут. А для этого — подниматься на опору. Вышка была на другом объекте, пришлось воспользоваться «когтями» и забираться самому. Перед этим сделали страховку: подогнали машины, раскрепили опору. Опора высокая, ночь, сильный ветер, я в «когтях», лезу, страшно. Но если не подать энергию — еще страшнее: люди на морозе останутся без тепла. Забрался, конечно, сделал, что надо.

Вообще своей работой я горжусь: и людям пользу приносим, и на месте не топчемся, развиваемся, растем. В прошлом году больше десятка новых подстанций запустили — это много, это хорошо: раз нужны новые мощности, значит люди строятся, жизнь идет. Моя профессия меня не только кормит, я ее просто люблю. Всегда говорю: чтобы быть каменщиком, плотником, столяром, сварщиком — можно не учиться: так, руками поработал — и весь навык. А чтобы стать энергетиком, учиться надо обязательно, развивать себя.