Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
77151 +178
Выздоровели
70084 +189
Умерли
2345 +13
Россия
Заразились
4212100 +11198
Выздоровели
3767664 +16102
Умерли
84876 +446

Алексей Навальный: «Екатеринбург доказал, что бойкот на президентских выборах сработает»

17 сентября 2017, 01:45
Алексей Навальный: «Екатеринбург доказал, что бойкот на президентских выборах сработает»
Фото: Сергей Логинов для 66.RU
Известный оппозиционный политик дал интервью 66.RU, в котором рассказал, почему объявленный им и Евгением Ройзманом бойкот выборов губернатора не выдержал испытания лотереей, за что его так любят школьники и когда нам ждать креатива от местного избирательного штаба политика.

Организаторам мероприятия, изначально заявленного как митинг, в последний момент пришлось изменить его формат, чтобы получить разрешение на проведение акции от министерства общественной безопасности. Сначала чиновники митинг согласовали, но потом передумали, назвав его «антиконституционным», и попытались отозвать свое разрешение. Решить вопрос удалось только этим утром — после того, как в ситуацию вмешался Навальный. После долгого разговора с политиком на площади Обороны в министерстве все же дали добро на проведение встречи, но все транспаранты и лозунги пришлось оставить у рамок.

Фото: 66.RU

К 18:30 площадь Обороны была заполнена полностью. Многие не стали проходить за рамки и стояли слева и справа от сцены, на возвышении. По нашим подсчетам, встреча с Алексеем Навальным в Екатеринбурге собрала примерно 2–3 тыс. человек. По данным организаторов, на площадь Обороны этим вечером пришло в несколько раз больше, в полиции же говорят про 1 400. Многие ждали, что поддержать Навального придет мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман, но он так и не появился.

Фото: 66.RU

Участники акции принесли с собой триколоры и плакаты в виде восклицательного знака с надписью «Навальный-2018». В первых рядах стояли школьники и студенты, к ним Навальный и обратился в первую очередь. Молодые люди приветствовали политика аплодисментами и криком, стоило только ему появиться на сцене.

Фото: 66.RU

— Я прочитал в новостях, что ваш детский омбудсмен выпустил специальную инструкцию под названием «Как уберечь школьников от митингов Навального». Просто мне интересно, есть здесь школьники? Поднимите руку! — попросил Алексей Навальный. Руки подняла большая часть участников встречи. — Не уберегли школьников от митингов Навального! Сейчас я научу вас плохому, сейчас я научу вас экстремизму (если говорить правду у нас стало «экстремизмом»).

Фото: 66.RU

Со сцены Алексей Навальный дал несколько предвыборных обещаний. Вот только некоторые из них: повысить зарплату полицейским и освободить их от необходимости «стоять под кустами» во время встреч кандидатов в президенты со своими сторонниками. Отменить призыв в армию. Отправить на скамью подсудимых всех коррупционеров. Отменить 282-ю статью УК РФ и разогнать Роскомнадзор. Создать институт независимых прокуроров, которые смогут возбудить уголовное дело даже против президента. Освободить от налогов малый бизнес. Увеличить пенсии и т.д.

Фото: 66.RU

После этого пришедшие на митинг могли задать свой вопрос Алексею Навальному. Микрофон получали в основном те, кому удалось занять место в первых рядах.

Фото: 66.RU

Участники акции спрашивали Навального про конфликт вокруг фильма «Матильда» Алексея Учителя и о взрыве ККТ «Космос» (по мнению Алексея Навального, произошедшее — «теракт, вдохновленный Натальей Поклонской»). Об отношении к Рамзану Кадырову. О том, как решить проблему с эпидемией СПИДа. О перспективе строительства храма на воде и его отношении к Церкви (под колокольный звон ближайшего храма Навальный рассказал, что, если станет президентом, не допустит, чтобы РПЦ забирала куски земли под строительство новых храмов «просто потому, что ей так хочется»).

Фото: 66.RU

Девушка в первом ряду спросила у Навального, разрешит ли он регистрировать в России однополые браки. Политик не ответил ни да, ни нет, сказав, что проведет по этому поводу референдум в каждом регионе, в том числе — в Чечне.

Фото: 66.RU

После того как встреча подошла к концу, молодые люди потребовали коллективное селфи с Навальным. На сцене погас свет, и юноши и девушки стали выстраиваться в очередь за автографами и фото с политиком. Девушки говорили, что Навальный для них — как рок-звезда и они «хотят от него ребенка». Молодые люди также не скрывали, что в восторге от выступления Навального.

Фото: 66.RU
Фото: 66.RU

Попрощавшись с юными сторонниками, Алексей Навальный дал интервью 66.RU — о прошедших губернаторских выборах, стратегии бойкота и причинах своей популярности у школьников.

— Во время губернаторских выборов явка по Свердловской области достигла 38% (по мнению экспертов, эта цифра значительной выше ожидаемой). То есть бойкот, к которому вы призывали, провалился. Почему?
— Собственно говоря, никакой кампании за бойкот не было. Я призвал к бойкоту, сам Ройзман призвал к бойкоту. Были два ролика, несколько человек написали в «Фейсбуке»... Да, мы были услышаны меньше, чем хотелось бы, потому что особо и не обращались. Нельзя сказать, что это была большая кампания, какой мы бы хотели ее видеть. Безусловно, лотерея перебила этот бойкот. На примере Свердловской области мы увидели, что лотерея превратилась в такой же важнейший инструмент фальсификации, как и вбросы. Она добавила 14% к явке. Это весьма мощный рычаг. Но тем не менее расчеты показывают, что не меньше 10% избирателей, которые могли бы пойти на выборы, их бойкотировали, хотя к этому призывали всего несколько человек. Теперь, опираясь на свердловский опыт, мы уверены, что реальная массовая кампания за бойкот даст хороший результат. Просто нужно лучше этим заниматься.

Фото: 66.RU

— Почему вы приехали в Екатеринбург после губернаторских выборов, а не до? Почему, сделав ставку на бойкот, не стали призывать к этому ваших сторонников на митинге?
— Это все же большая, комплексная штабная работа. Мы не едем в один город, мы проезжаем несколько городов. Это требует подачи заявок, уведомлений. Нужно понимать, что, несмотря на важность многих важных выборов, которые идут по стране, здесь, в Свердловской области, в Екатеринбурге, в Москве и т.д. мы фокусируемся на президентской кампании. Поэтому логика наших выступлений и поездок зависит от работы штаба, а не от того, что происходит в конкретном регионе.

— Как вы оцениваете результаты губернаторских выборов в Свердловской области, на которых победил Евгений Куйвашев?
— Я не считаю их выборами вообще. Это такая подставная игра, при которой очень непопулярный кандидат выиграл благодаря лотерее, которая, по сути, является разновидностью фальсификации, и даже в таких условиях получил… Сколько? 63%? На фоне других губернаторов, которые на таких же жуликоватых выборах получали 75–88%, это выглядит жалко. Даже с помощью лотереи губернатор получил самый низкий результат из всех губернаторов по стране. Это показывает, насколько люди ему не доверяют.

Фото: 66.RU

— Зачем вообще нужен бойкот? Оттягивая от избирательных участков протестный электорат, вы в конечном итоге повышаете итоговый результат кандидата от власти.
— Не все кандидаты — от власти. В этом особенность последних выборов и особенность тех выборов, которые были здесь, в Свердловской области. Здесь же все люди, которые участвовали, были кандидатами от власти. Конструкция, при которой мы призывали бы голосовать за какого-то второго кандидата, чтобы он тянул на себя голоса и добился второго тура, была невозможна. Все кандидаты были подставными.

Безусловно, бойкот — это не лучшая стратегия. Она сложная и чаще всего малоэффективная. Но тут стоял не политтехнологический выбор, а просто моральный. Ну невозможно было в этом участвовать! Это мухлеж, это обман, главного кандидата не пустили, и не участвовать в этих выборах — это, скорее, морально-нравственный выбор, нежели расчет процентов, куда что перетечет. Проценты в данном случае — уже вторичны.

— Сегодня вы заявили, что будете применять тактику бойкота во время президентских выборов…
— Если меня не зарегистрируют, то да.

— Но будете делать это более жестко. В чем будет заключаться эта кампания?
— У нас есть 80 штабов по всей стране, довольно большая поддержка людей. Мы надеемся, что все эти люди будут участвовать в кампании за бойкот. На этот раз это будет действительно кампания. В Свердловской области это было просто несколько правильных действий определенных людей. Это было правильное заявление Ройзмана, не допущенного до выборов, и мое заявление, в котором я высказал свое отношение к кандидату. Но кампании-то не было, не было даже штаба бойкота. Не было действий — по ряду разнообразных причин.

Фото: 66.RU

— Выборы 10 сентября называют генеральной репетицией президентских выборов 2018 г. И власть доказала, что готова. Оппозиция себя никак не проявила, за исключением муниципальных выборов в Москве, но они прошли без вашего участия. Почему там не было ваших кандидатов?
— Что такое оппозиция? КПРФ? «Справедливая Россия»? По определению в выборах могли участвовать только системные партии, они на то и системные. Но наша «Партия прогресса» не могла участвовать, потому что ее не регистрируют. И КПРФ, и «Справедливая Россия», в меньшей степени ЛДПР какой-то электорат забрали, проявили себя крайне слабо и в большинстве регионов уменьшили свой процент, потому что они ничего не делали. В день выборов я включаю телевизор — на участке показывают Геннадия Андреевича Зюганова, который подходит к журналистам и начинает что-то рассказывать про Америку, какая плохая Америка… Ну кому интересно это все, эти стоны про внешнюю политику! Если системная оппозиция отказывается от борьбы, а она делает это последовательно последние 6–7 лет, то неудивительно, что мы видим постоянное сокращение ее результатов. Кремль сказал им: «Ничего не делайте, сдавайте нам позиции», — ну они и сдают, и больше ничего не происходит.

Фото: 66.RU

— Как вы оцениваете работу своего штаба в Екатеринбурге?
— Есть набор объективных показателей. Это, во-первых, зарегистрированные, верифицированные избиратели, во-вторых — митинги. Митинги сейчас наши главные показатели. Работа штаба оценивается в совокупности. Сегодняшнее мероприятие прошло очень успешно, особенно если учесть, что оно было проведено в условиях клоунады, которую устроила местная власть. Сначала она согласовала заявку, потом отозвала ее… В результате они две недели морочили нам голову. Сегодня утром я приехал и выяснял все с представителями администрации. С утра они сказали, что отзывают заявку, но потом все-таки ее согласовали. Тем не менее даже в этих условиях мы провели огромный, наверное, самый большой из всех политических митингов, которые были в Екатеринбурге за последние несколько лет. И это большой успех штаба! Я благодарен всем волонтерам и тем, кто работает в штабе!

— Складывается впечатление, что главная функция штаба — это организация митингов и встреч с вами, при этом самостоятельно никаких информационных поводов там не генерируют. Есть ли такая задача?
— Конечно, да, но штаб как технологическая машина служит определенным целям. Цель номер один — это сбор 300 тыс. подписей. В отличие от других кандидатов, нам эти подписи никто не нарисует и липовые подписи у нас никто не примет. Поэтому задача штабов — функциональная. Они регистрируют и верифицируют людей, чтобы в час Х мы быстро собрали 300 тыс. подписей, правильно их оформили и нотариально заверили. Это большая работа, сделать которую довольно сложно. Поэтому в первую очередь штабы фокусируются на этом, во вторую — на организации встреч. Третий этап кампании будет связан как раз с генерированием каких-то других информационных поводов.

Фото: 66.RU

— Вы уже проводили замеры своей популярности в Екатеринбурге?
— Мне сложно оценивать свою популярность в Екатеринбурге. Я могу сказать, что с точки зрения политики Екатеринбург — это особенный город. Здесь своя культура митингов, своя культура проведения выборов, фальсификации происходят реже, здесь Ройзман победил кандидата от «Единой России». Екатеринбург — более продвинутый и более благоприятный для нас город. Но мы не обольщаемся. Мы будем бороться за каждый голос. Я не могу сказать, сколько процентов поддержки у меня здесь, сколько людей меня знает, это задача избирательной кампании — увеличивать эти показатели.

— Сегодня, как и на прошлые митинги, пришло много школьников. Как вы сами себе это объясняете — почему они вам симпатизируют?
— Мне кажется, сегодняшний митинг показал: считать, что у нас одни школьники, — большое преувеличение. Сегодня здесь было огромное количество людей старшего возраста. Но я очень рад, что молодежь, которая раньше была абсолютно аполитичной, подключается к нам. Это, конечно, связано с новыми средствами коммуникации, которые мы используем, в первую очередь с YouTube.