Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

В гостях у странных людей. Спецкор 66.RU погибает за «Талибан» в уральском лесу

В гостях у странных людей. Спецкор 66.RU погибает за «Талибан» в уральском лесу
Фото: Дмитрий Антоненков; 66.RU
«Мы будем моджахедами. Не по идеологическим причинам, а просто так интереснее», — объявили мне в команде, к которой я напросился на открытие страйкбольного сезона на Урале — игру по событиям 80-х годов «Афган: нас не сломать». Тысяча мужчин со всего Урала сутки бегали по лесам и отвалам, паля друг в друга из «мягкой пневматики», умирая и воскресая. Они ответили для себя на вопрос, зачем это нужно.

Страйкбол — игра командная. Одиночкам тоже можно играть, но они быстрее гибнут, поэтому стараются прибиться к командам, рядом с которыми оказались поблизости. Попасть в команду — куда более сложная история.

Чтобы стать кандидатом в члены нашей команды, ты должен собрать комплект снаряжения и ты должен ходить на тренировки, которые проходят раз в две недели. Если плохо воюешь или ленишься тренироваться - выгоняют. Ещё есть "сдача на нашивку", где бойцы проходят полосу препятствий и спаррингуют с другими членами команды, объясняет мне участник одной из команд.

— А что дает нашивка?

— Возможность проверить свои силы и плюс сто к уважухе от парней

Нет желания проходить подобные испытания — нет проблем, есть и другие команды. В какие-то вообще можно попасть, просто выразив желание и купив «привод».

Некоторые команды идут еще дальше, строя «военную технику», давая вторую жизнь старым автомобилям.

Командир руководит своим отрядом и в мирное, и в игровое время. Перед началом нынешней игры он делит бойцов на три звена. Мы с коллегой-журналистом, тоже напросившимся на игру, попадаем в одно звено. «Вы будете отмычками. Мы будем запускать вас вперед и смотреть, что будет», — объясняет командир нашего взвода. Я догадываюсь, что будет. Но не возражаю.

Открытие страйкбольного сезона проходит под Асбестом, на полигоне «Отвал». Ландшафт намекает на события, по мотивам которых все собравшиеся и устраивают войнушку, — военный конфликт в Афганистане.

Согласно изначальной легенде, в провинции Хост на границе с Пакистаном моджахеды пытаются создать исламское государство. Им противостоят советские войска, у которых в провинции оборудован аэродром и военные базы. Душманам предстоит завоевать свое место под солнцем и развернуть лагерь.

Карта территории боевых действий. Полигон довольно протяженный. Неудивительно, что уже к вечеру у большинства игроков ноги отваливаются от усталости.

С началом игры начинается какой-то хаос. Толпы моджахедов расходятся с точки, символизирующей пакистанскую границу. Большинство направляется в сторону так называемой высоты 3432. Это отвал породы высотой несколько сотен метров. Его занимают советские войска, которые душманам необходимо выбить. Сотни мужчин с чалмами на головах и наклеенными бородами с криками «Аллах акбар!» устремляются наверх.

Мы, как «отмычки», тоже спешим вперед. Но взводные тормозят: «Не спеши, впереди может быть засада. Пускай самые буйные все разведают».

На высоте 3432

Мы выходим на высоту, она уже занята душманами. «Ничего, еще постреляешь. На войне так же: много ходишь и можешь даже не успеть выстрелить — как тебя убивают. Я сам, правда, на войне не был, но все это именно так», — объясняют мне.

Пострелять удается примерно часов через пять после начала игры. Двигаясь к советской артиллерийской базе, командир принимает решение помочь штурму аэродрома. Автомат, который мне выдали, сначала отказывается стрелять (по неопытности я не включил подачу пуль-шариков из рожка). Потом приходит осознание, что прицельная дальность моего «привода» — метров 20. Дальше пульки сносит ветром, и есть ли от них вообще какой-то толк — непонятно. Но в общем азарте все равно стрелял. Когда моя цель подняла руку и встала, показывая поражение, я так и не понял, моя пуля попала в него или чужая.

Еще минут через 20 убили меня.

Выбив советские войска с аэродрома, мы в лоб ударили по артиллерийским позициям толпой душманов из других команд. Взводные по традиции отправили меня вперед — вместе с духами из чужих команд, чтобы выявить спрятавшихся снайперов противника. Что я и проделал. Когда что-то щелкнуло по куртке, я остановился. А после второго щелчка стало понятно: в меня попали.

На «том свете» погибших на пути джихада моджахедов нет гурий и райских кущ. Там можно перекусить, спокойно зарядить опустевшие рожки, отдохнуть и поболтать с другими игроками; вечером — дискотека и концерт самодеятельности по расписанию.

— Не жалеешь, что приехал? — интересуются уже ночью бойцы.

— Скорее, нет. Стрелять по людям весело, когда знаешь, что, «погибнув», они отправляются перекусить.

Фото: Дмитрий Антоненков; Ян Гравшин 66.RU