«Чем больше памятников, тем спокойнее жить». Александр Перцев — о том, почему не нужно свергать Ленина

21 апреля 2017, 11:46
Колонка
«Чем больше памятников, тем спокойнее жить». Александр Перцев — о том, почему не нужно свергать Ленина
Фото: архив 66.ru
Согласно последнему опросу «Левада-центра», за снос памятников Владимиру Ленину выступают только 14% жителей России, положительно оценивают его роль в истории 57%. Социологи отмечают, что количество симпатизирующих вождю мирового пролетариата увеличивается с каждым годом — несмотря на то что вспоминают о нем разве что накануне дня рождения, 22 апреля, и только в связи с давней дискуссией о перезахоронении. О том, почему фигура Владимира Ленина вновь обрела для россиян символический смысл, мы спросили у профессора, доктора философских наук Александра Перцева.

— Меня не удивляют результаты опроса, согласно которым большинство опрошенных против сноса памятников. Памятники нужны, чтобы помнить. А помнить надо не только хорошее, но и плохое. Потому что как только плохое забывают, оно тут же возвращается. Есть такая поговорка: «Новое — это хорошо забытое старое». Стоит что-то хорошо забыть, как оно тут же станет новым. Молодежь любит все новое. Она тут же и вернет забытое. Хотите вернуть Николая II — снесите ему памятник. Будет вам еще одна площадь Пятого года. Хотите вернуть Ленина — снесите памятник ему. Потому народ наш стал мудрее. У нас стоит и памятник Ленину, и памятник Николаю II. И вокруг каждого собираются люди, которые могут там выражать свои мысли. Выговорились — и пошли дальше жить.

Есть латинский девиз, который очень любили в университетах: «Опасайся человека одной книги!» Человек, который хочет заставить всех читать только одну книгу, — фанатик. Он хочет сжечь все остальные, перевоспитать в своем духе всех, а не удастся — так убить. То же самое можно сказать и о человеке, который хочет оставить только одинаковые памятники — везде.

Я еще помню те времена, когда памятники Ленину и Сталину из гипса стояли перед каждым учреждением. Этим мы сами себя и победили в идеологической борьбе (американцы зря думают, что это сделали они — не такие уж они мыслители и пропагандисты). Любое однообразие надоедает и вызывает застой, а потом и отвращение. Потому что источник развития — единство и борьба противоположностей. Это сказал не Маркс и не Ленин, а Гераклит, который родился за 540 лет до Христа. Люди любят выбор — при любом строе. Если им что-то навязывать — они выступят против чисто из принципа. А если дать возможность выбора — поступят «центристски». Большинство никогда не склонно к крайностям, если его не выводить из себя специально.

Так что чем больше памятников для выбора, тем спокойнее жизнь. Но все еще есть люди-просветители, которые кого-то хотят перевоспитать при помощи памятников, насаждая их единообразие. Эффект — противоположный.

Вспомните, как болезненно старшее поколение перенесло переименование «Рубина» на углу Малышева и 8 Марта в «Бруснику». Одинаково бессмысленные названия, казалось бы. Но старики хотят, чтобы в городе оставалось что-то вечное (хотя бы немного). Тогда и их тоже будут помнить. Если переименовать улицу Ленина, будут люди, которые станут протестовать — не потому что они его политические сторонники, а потому что они в детстве гуляли по этой улице, первое свидание на ней назначали. Им хочется внуков привести на это место — и не хочется говорить, что теперь это улица Толерантности, например, или улица Инноваций.

Когда назначалось свидание на улице Ленина, мало обращалось внимание на его политические взгляды. У меня, к примеру, самые теплые воспоминания об улице Крауля. И я не хочу, чтобы ее переименовывали. Когда я вспоминаю свою молодость, мне как-то не особенно важно, что она названа по фамилии рабочего спичечной фабрики Логинова, героического красногвардейца Крауля. Но когда ее замыслят переименовать, придется отвечать на вопросы: «А ты за Логинова или за Крауля? Или за Третий Интернационал?» Пусть у нас все помнится и все стоит — чтобы помнить. Ни на чем патологически не концентрируясь.

Памятники, которые стоят, — это обозначения не дороги, а придорожных вех. Туда нас заносило, когда мы съезжали с дороги. И туда ездить больше не надо. Они обозначают крайности, а не путь. Но вехи потому и ставят, что приближение к крайностям опасно. Надо заметить их заблаговременно.

Для многих сегодня Ленин символизирует некую справедливость. Нет, они не хотят «грабить награбленное», хотя ленинское выражение «экспроприаторов экспроприируют» означает именно это. Они уважают труд и уважают заработанное — в том числе предпринимательским трудом. Но именно из уважения к труду люди ненавидят тех, кто наживается, не трудясь: взятки берет, присваивает себе то, что не заработал. Предприниматель может разбогатеть за счет своего труда и ума. Но чиновник, который работает ничуть не во сто раз больше, чем простой бюджетник, не должен «зарабатывать» во сто раз больше него! Пока здесь работает просто здравый смысл. А не будет он работать — начнется желание «экспроприации экспроприаторов».

Памятник Ленину — это сегодня место для сбора коммунистов, которые излагают свои идеи (они отличаются, кстати говоря, от тех, которые излагал сам Ленин).

ЮНЕСКО в прошлом веке назвало трех лучших ораторов столетия: это были Ленин, Кастро и Шарль де Голль. Возьмите «Апрельские тезисы» Ленина, заберитесь на броневик (их сейчас много стоит в качестве памятников) и прочитайте вслух, чтобы вас слушали (без микрофона!) тысячи три человек. Ленин такое проделал у Финляндского вокзала, но у его памятника сегодня такого не увидишь.

Ленин был интеллектуалом. От него осталось 55 томов (там, правда, и телеграммы продиктованные, и записки). Но писать ныне как-то перестали. И что осталось от Ленина? Только какой-то смутный образ справедливости. Символ современной коммунистической партии, да и то в этом качестве сегодня его затеняет Сталин — как создатель великого государства. Ленин — это символ революции, Сталин — символ державы. Революция ныне народу не нужна — а держава вызывает ностальгию. Так что тут не о памяти речь, а о символах, которые память заменяют.

Ни Ленина, ни Сталина никто не читал, а символы берутся прямо из интернета. Значимость их для молодежи ничуть не больше, чем значимость брендов «Спартак» и «Зенит».

Одно время у молодежи был очень популярен портрет Эрнесто Че Гевары: и на значках он был, и на майках, и на пакетах. Просто как красивый символ революции. Симпатичный, яркий человек. Никто не помнил уже, что этот человек был министром на социалистической Кубе, а потом пошел в партизаны — поднимать революцию по всему миру — и в Африке, и в Латинской Америке. У него был лозунг: «Пусть будет один, два, три — много Вьетнамов». И погиб. И руки отрубили у его трупа — чтобы отпечатки пальцев снять потом.

Соответствует этот образ сегодняшнему интернетному? Здесь Че — просто символ молодежного бунта. Словесного, конечно. Ленин тоже становится все больше и больше таким символом. Реальный Ленин на него не похож. Никто не знает, что в Шушенское (это около Абакана) ему в ссылку доставляли книги из Англии, а оплачивалось это на те средства, которые ему выделило царское правительство — как ссыльному потомственному дворянину.

Вообще говоря, во времена, когда никто ничего не читает, кроме комиксов в интернете, есть хороший способ обезвреживания взрывоопасных фигур — превращение их в персонажи массовой культуры.

Поэтому получается ныне так (обойдемся без теории заговоров — само собой получается). Есть Ленин-центр, есть Сталин-центр, есть Ельцин-центр. Американцы специально придумали такие политические заповедники — там сохраняется, как в музее, дух «того» времени, хотя нынешнее время уже думает по-иному. И свободно туда собираются люди — выбирая, куда кому любо. В Ельцин-центре собираются люди, которым было интересно и хорошо в девяностые годы. Они в это время влюблялись, играли рок-н-ролл или танцевали его, творчеством занимались (а не креативом). Это было лучшее время в их жизни (и вовсе не потому что его устроил один Ельцин). А Бажову было бы лучше всего в доме-музее Бажова. Но молодежи там точно не понравится.

И если вам неприятны символы времени, которые собраны в Ельцин-центре, то просто не нужно туда ходить. Постройте рядом другой центр. Сделайте там все так, как было, например, в 2000-е или в 2010-е, и собирайтесь там. Там будут «Сколково», экзамены ЕГЭ, стандарты третьего поколения, эффективные менеджеры, бизнес-инкубаторы, борьба с коррупцией — всё, что вы любите.

Каждый человек — это живой памятник своей эпохе. Не надо всех переименовывать, стандартизировать или ронять на землю. И за всеми наблюдать не надо при помощи видеокамер и гаджетов. Наблюдайте за своим — за тем, что вам нравится, и сосредоточьтесь на нем. Во избежание расходящегося косоглазия.

архив 66.ru