Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Пять портретов 17-летних: кем стали «дети Путина» и кто их новый президент

Пять портретов 17-летних: кем стали «дети Путина» и кто их новый президент
Фото: архив 66.ru
Владимир Путин находится у власти последние 17 лет. За это время в России подросло целое поколение, чье мировоззрение и политические взгляды сложились в эпоху Путина-президента и Путина — премьер-министра. В 2018 году пройдут первые в их жизни выборы, на которых они должны назвать имя своего идеального президента. Накануне экзаменов и последних звонков журналист Портала 66.ru встретился с пятью 17-летними выпускниками из Екатеринбурга и узнал, какими выросли эти люди и что их волнует, знают ли они, что такое сменяемость власти, зачем она нужна и способны ли они представить кого-то на месте Владимира Владимировича.

Павел: «В России редко выпускают на политическую арену достойных людей»

— В детстве я хотел стать полицейским или юристом, но сейчас понимаю, что не смогу носить погоны. Для госслужбы я слишком импульсивный. Не люблю, когда кто-то пытается загнать меня в рамки. Такой уж я свободолюбивый. Поэтому поступать буду на юрфак. Возможно, когда-нибудь стану депутатом Законодательного собрания. Как бы пафосно это ни звучало, я хочу делать мир лучше. Я бы начал с реформирования системы образования, потому что то, что там сейчас происходит, мне не нравится. Я, например, не понимаю, кому нужны Всероссийские проверочные работы. Хорошо, что пока они не влияют на оценку в аттестате. Если честно, следующему выпуску я не завидую.

Несколько лет назад я думал о том, чтобы уехать за границу. Знакомая моей семьи живет в Лондоне. Она была готова выслать мне приглашение, помочь с жильем и колледжем. Но потом ближайшим родственникам военных запретили выезжать за пределы страны, и про Лондон пришлось забыть (моя мама работает в органах). С тех пор за границей я ни разу не был. Свое будущее я связываю с Россией. Разве что перееду из Екатеринбурга в Питер.

Мне не нравится, когда люди, которые уезжают из России, говорят, что «за границей лучше». Это твоя страна, ты в ней родился, и уезжать, говоря, что «все плохо» и «ничего не изменить», — по меньшей мере неправильно. Получается, что вместо того, чтобы попытаться что-то сделать, ты филонишь. В этом смысле я считаю себя патриотом, то есть тем человеком, который остается со своим народом, в своей стране несмотря ни на что. Патриот — это тот, кому не все равно, кто участвует в жизни страны, имеет свою гражданскую позицию и не боится выражать свое мнение.

Телевизор я смотрю редко, разве что фильмы, и то когда отключат интернет. В соцсети захожу только по делу, чтобы отправить кому-нибудь сообщение. В школе я занимаюсь организацией культурных мероприятий, поэтому мне часто приходится решать какие-то вопросы. Написать «ВКонтакте» — это быстро и удобно. Новости я тоже читаю не в соцсетях, а в специальных приложениях на телефоне: у меня установлены Life, «РИА Новости», «Российская газета»… Я понимаю, что все это прокремлевские СМИ, но все равно доверяю им больше, чем остальным.

Я много читаю. В основном книги не из школьной программы. Сейчас, например, на моем столе лежит книга Дональда Трампа «Искусство заключать сделки». До этого прочитал «Как стать богатым». Трамп советует еще прочитать психологические труды Карла Юнга, поэтому думаю, что они следующие в моем списке. Главное, что я понял про Трампа, — он не политик, а бизнесмен. Он пишет, что всегда будет поступать так, как выгодно ему или его компании. Поэтому я не верю в то, что с его приходом отношения между Россией и США наладятся. Это такая маленькая пороховая бочка, на которую мы все сели. Я не питаю никаких иллюзий на его счет.

«Если Владимир Путин примет участие в выборах в 2018 г., я проголосую за него. Я не его ярый поклонник, но другой кандидатуры пока не вижу».

Владимир Путин, как Мономах, проводит политику смирения. Он не идет на поводу у провокаторов, которые пытаются задеть Россию (история с высланными из США российскими дипломатами это доказывает). Еще он постоянно наращивает военную мощь России. Мы часто слышим, что у нас сделали новый сверхзвуковой истребитель, транспортник способен переносить на борту 900 тонн, позволяет транспортировать полноценную армию в любую точку мира. И Россия постоянно говорит об этом — и американским военным, и Евросоюзу.

Я не думаю, что если появится человек, который придет вместо Путина, то все сразу станет плохо. Может быть, нам как раз нужен такой политик, как Дональд Трамп? Может быть, такие кандидаты уже есть, но нам их просто не показывают? Достойных людей на политическую арену вообще выпускают редко.

Алексей Навальный не сможет принять участие в президентских выборах. В любом случае он соберет немного голосов. О нем вообще мало кому известно, зато он часто попадает в криминальные новости. В итоге у людей складывается ощущение, что он чуть ли не враг народа, хотя он просто представляет оппозицию. Так у нас давят людей, которые выражают мнение, отличное от мнения правящей партии. Это, конечно, фиговенько. Поэтому я не жду, что в 2018 г. на выборах появятся новые лица. Наверное, все будет как обычно.

Кира: «Главная заслуга путинского времени — возрождение патриотизма»

— Я много занимаюсь, поэтому паники перед ЕГЭ у меня нет. Наоборот, мне нравится, что экзамены стали более универсальными. Бабушка, мама и некоторые наши преподаватели не раз рассказывали, как им приходилось сдавать по несколько предметов в каждый вуз, и я рада, что мне не придется этого делать. Благодаря ЕГЭ все получили равные шансы на поступление в любой вуз страны. И это здорово.

Минус ЕГЭ в том, что заработать максимальный балл может даже человек, лишенный необходимого уровня знаний, без особых способностей. Натаскать на сдачу теста можно любого, поэтому реальных знаний он, конечно, не отражает. Гораздо более честный и весомый показатель ума — олимпиады. Они же неплохая возможность повысить свои шансы на поступление. Я несколько раз побеждала на региональных этапах Всероссийской олимпиады для школьников. Теперь моя цель — выйти на федеральный уровень.

Я планирую поступать в Высшую школу экономики: мне нравятся программы вуза, его подход к обучению и к своим студентам. Там практически нет зубрежки. Все мои друзья, которые учатся в «вышке», — до сих пор живые люди. Это очень важно. Решение о том, на какое отделение поступать, далось мне нелегко. Меня увлекает философия, но сегодня это, пожалуй, не самое перспективное занятие, поэтому я остановилась на международных отношениях и на медиакоммуникациях. Поступить туда трудно, но именно поэтому мне и хочется попробовать.

Фото: Константин Мельницкий, 66.ru, архив 66.ru

Роскомнадзор убил Telegram-бота 66.RU.
Подписывайтесь на резервный канал.