Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Артемий Троицкий: «Своего лица у уральского рока нет. Вы уж извините»

26 января 2017, 16:00
Колонка
Артемий Троицкий: «Своего лица у уральского рока нет. Вы уж извините»
Фото: vk.com/a_k_troitsky ,архив 66.ru
Чем хороши дискуссии вокруг новогоднего «Голубого огонька», почему не стоит обижать Аллу Пугачеву, за что можно и нужно уважать Юлю Чичерину, почему уральские рокеры всегда «исповедовали мрачную музыку» и какими запомнились герои Свердловского рок-клуба представителям московской творческой элиты — читайте в нашем интервью с одним из ведущих специалистов по современной музыке в России.

В это воскресенье, 29 января, Артемий Троицкий прилетит в Екатеринбург, чтобы представить свою версию лучших музыкальных альбомов 2016 года. «Гуманитарная дискотека», организатором которой стал лекторий «Прямая речь», пройдет в «Доме печати», начало в 19:00. За несколько дней до выступления известный критик дал интервью Порталу 66.ru.

О мрачности уральского рока

— Свердловский (екатеринбургский) рок — явление многогранное, поэтому я бы сказал, что своего лица у него нет. Ярко выраженного уклона в какой-то один стиль или в одно настроение за уральскими рок-музыкантами не замечено. Хотя, конечно, можно сказать, что большинство групп из Екатеринбурга исповедуют музыку довольно мрачную. Мне трудно сказать, с чем это связано. Это и климат, и индустриальные пейзажи, и общая суровость местной жизни. Тяжелая история также могла наложить свой отпечаток. Но если у сибиряков все ушло в музыку отчаянную и сердитую, то есть в панк-рок, то в Екатеринбурге все это приняло более изысканные и глумливые формы.

Ярких, развлекательных групп шутовского или карнавального направления, чего всегда было в избытке в Питере и Москве, в Свердловске не было. Исключение составляет разве что группа «Водопад им. Вахтанга Кикабидзе». Есть еще группа «Чайф», но она мне не слишком нравится. Извините. На мой вкус, эта группа и простовата, и полна какого-то лукавства. «Чайф» — это такой усредненный русский рок, который меня не слишком трогает. Неудивительно, что их стиль сегодня составляет основу репертуара «Нашего радио». Я все-таки люблю музыку, в которой есть что-то новое, в которой есть страсть.

О легендах свердловской рок-сцены

Мое знакомство с музыкой тогда еще города Свердловска началось в 1978 году, когда я вместе с Андреем Макаревичем и «Машиной времени» приехал на фестиваль «Весна УПИ». На этом фестивале я услышал группу «Сонанс» Александра Пантыкина. Она показалась мне любопытной. Это была такая симфо-рок-группа, очень своеобразная. Они пытались объединить в себе русскую камерную музыку (я отчетливо слышал влияние Сергея Прокофьева) и весь арсенал рока. Группа исполняла сугубо инструментальные композиции, что было тогда нетипично.

После этого я слышал группы, которые можно назвать обломками этого самого «Сонанса». С одной стороны, это «Урфин Джюс» Пантыкина, с другой — группа «Трек». «Урфин Джюс» меня, скорее, разочаровал, потому что я ожидал от Пантыкина чего-то более интересного; и моей любимой группой стал «Апрельский марш», что-то я даже слышал у них живьем. Настя Полева тоже пришлась мне по душе. Помню, что пропагандировал ее музыку в Москве.

«Наутилус Помпилиус» была настолько яркой и сильной, что смогла добраться до страждущей советской рок-публики самостоятельно. «Наутилус» — одна из важнейших рок-групп 80-х гг. Возможно, первая советская постмодернистская рок-группа. Но наряду с роком «новой волны» у них было, как мне тогда казалось, много ироничных ссылок на эстрадную музыку и вокально-инструментальные ансамбли. Меня это слегка сдерживало в любви к ним.

В дальнейшем свердловская музыка меня не сильно занимала. Кого можно упомянуть из поколения 90-х? Конечно, «Агату Кристи». Это группа, несомненно, талантливая, некоторые песни, в частности «Сказочная тайга», мне очень нравятся. Но что мне никогда не нравилось, так это настроение «Агаты Кристи». Весь этот нарочитый декаданс, как они сами о себе говорили. Вообще вся уральская готика мне казалась не слишком убедительной.

«Смысловые Галлюцинации» я слышал, но никогда не бывал на их концертах. Поэтому сказать о них что-то мне трудно. Последние десять лет более или менее симпатичные записи я слышал у групп «Курара» и «Сансара». Ну и, конечно, бесспорные любимцы екатеринбургской сцены — «4 позиции Бруно». Они понравились мне настолько, что парочку их альбомов я выпустил на своем лейбле.

О спорах вокруг «Голубого огонька» на Первом канале

Я думаю, что прилипать к телевизору в новогоднюю ночь — это вообще очень скучно. Есть, конечно, люди пожилые, люди, которые очень сильно устали от жизни. Если для них «Голубой огонек» — это и правда тот огонек, на который они вяло бредут, то пусть будет... Но для молодых и активных людей в новогоднюю ночь существует большое количество более интересных занятий, чем тупое глядение в телевизор. Лично я все эти «Голубые огоньки» никогда в жизни не смотрел: ни в советской молодости, ни в среднем возрасте, ни даже сейчас, когда достиг пенсионного возраста. Поэтому, на мой взгляд, все эти дискуссии не заслуживают большого внимания.

Тут важно другое: сам факт, что телезрители вдруг взбунтовались. Такого, по-моему, еще не бывало. Естественно, телезрители голосуют рейтингом. Это факт известный. Чем больше они смотрят, тем больше это показывают. Но чтобы телезрители вдруг массово и организованно стали протестовать по поводу тех или иных телевизионных программ — такого в нашей новой российской истории я не припомню. Это само по себе очень здорово. Мы же привыкли к тому, что народ у нас покорный, что ему показывают — то он и смотрит. Давится, плюется, но все равно смотрит. А тут что-то пошло не так, появились какие-то признаки протеста. Это очень интересно.

Но я думаю, что выбрать Аллу Пугачеву в качестве мишени для всеобщего зрительского неудовольствия было не очень удачной идеей. Нравится Алла Пугачева кому-то или нет — нужно признать, что это явление не только в нашей музыке, культуре, но и во всей нашей жизни. В этом смысле я солидарен с Константином Эрнстом, который сказал, что Алла Пугачева на телеэкранах в новогоднюю ночь — это примерно то же самое, что «бутылка шампанского и салат оливье». Отчасти это действительно так.

Фото: архив 66.ru, vk.com/a_k_troitsky, tele.ru