Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Мэр на работе: 10 страшных историй из жизни Евгения Ройзмана

Мэр на работе: 10 страшных историй из жизни Евгения Ройзмана
Фото: архив 66.ru
С момента своего избрания мэр ведет приемы граждан, и для него это, пожалуй, ключевая работа. От всех остальных чиновников он отличается тем, что к нему проще всего попасть. И на Ройзмана вываливают море историй, хотя в некоторых ему трудно что-либо сделать в рамках своих полномочий. Мы решили не просто пересказать эти истории, но и рассказать о том, что мэр сделал, чтобы эти проблемы решить.

За три года, в течение которых идут еженедельные приемы, мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман выслушал истории и проблемы 12 тысяч горожан. На самом деле это очень приблизительная цифра, потому что его приемы — самые неформализованные по сравнению с приемами других чиновников. Причем попасть к нему можно и не в приемный день (в пятницу).

Самые несправедливые, страшные, иногда забавные истории Ройзман пересказывает в своем Facebook. До того как Ройзман занял кресло мэра, он тоже писал жуткие истории из своей жизни, но тогда практически все они касались наркомании. Он даже издал книгу из историй своего «Живого журнала», которая была не столько о наркотиках, сколько о людях, попавших в страшную беду, и тех, кто не в силах выбраться из нее самостоятельно.

Возможно, когда-нибудь Ройзман напишет книгу, в которой соберет истории со своих приемов на посту мэра. А пока журналисты Портала 66.ru написали одну из глав будущей книги за него. В ней мы собрали самые страшные истории, которые рассказывали мэру Екатеринбурга на приемах. Менять фирменный стиль изложения мэра мы не стали. Но и оставить все эти рассказы без финала мы не могли. В Facebook Ройзман рассказывает саму историю, практически никогда не сообщая, что было сделано и как проблему удалось решить. Поэтому мы попросили помощника мэра Степана Чиганцева рассказать, чем закончились эти истории, ведь это и есть показатель работоспособности мэра и его команды.

«18 лет, годовалый сын, другого уже похоронила»

Пришла девочка Даша. Ей всего 18 лет. У нее только что умер муж по пьянке, которому было 27. Она жила с ним с 15. На руках у нее годовалый сын. Мало того, год назад в это время у них погибла полуторагодовалая дочка — выпала из окна. Говорит, что не доглядели. Уголовное дело до сих пор еще не закрыто. У нее есть мать, судя по всему, не самая благополучная. У матери пять детей, беременна шестым. Дети от трех разных мужей. Почему пришла ко мне? А куда ей идти? Восемнадцать лет, годовалый сын, ни копейки денег. Понятно, что будем помогать. Постараемся, чтоб хоть аттестат получила.

В итоге: главная задача для помощников мэра была — помочь ребенку. Они несколько раз привозили для ребенка юной матери памперсы, еду и одежду. Потом девушка из поля зрения главы города пропала.

«Помогите мне положенца найти, я ему пожалуюсь»

Один подонок-нарколыга повадился бить собственную маму. Сломал ей ребра, сотрясение, ушибы. Она пришла ко мне жаловаться и привела с собой старшего сына. Естественно, я спросил его: «Ты-то почему не остановишь?!» А он говорит: «Я не готов противиться насилию!» О как! Раньше я в таких ситуациях помогал, не задумываясь, тем более что наркоманы, когда им правильно объясняют, все правильно понимают. Но сейчас меня просто посадят даже за попытку поговорить, поэтому я пытаюсь найти какие-то другие варианты. А вариантов нет. Пока он может бить мать и отнимать у нее деньги безнаказанно, он не остановится. Участковый к ней приходил много раз, но азарта у него нет, потому что она несколько раз писала заявления, а потом снова забирала. Боится она его. А она горный инженер, работает в хорошем месте, и ей стыдно на работу с фингалами ходить, а заступиться некому. Мне жалко ее. Я рассказал ей все варианты развития событий, сказал, как она может от него спастись, но это все нереальные сценарии, потому что она его боится и жалеет. Она все выслушала, покивала головой и говорит: «Нет, Вы меня не понимаете. Помогите мне положенца найти, я ему пожалуюсь» А я уж и слово-то такое забыл, растерялся и спрашиваю: «Кто это?!» А она говорит: «Да это смотрящий, который за положением смотрит!» Я вздохнул и говорю: «Позвоните 02, они должны знать».

В итоге: женщине помогли написать заявление на сына в полицию. Дальше в ситуации должно разбираться ведомство, но на всякий случай ей дали личный номер Ройзмана, чтобы она звонила, если что случится. Пока, судя по всему, у нее все хорошо.

архив 66.ru