Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Мама, теперь я мажоретка. В Екатеринбурге 23 первокурсницы в коротких юбках превращают военный марш в мирное шоу

Мама, теперь я мажоретка. В Екатеринбурге 23 первокурсницы в коротких юбках превращают военный марш в мирное шоу
Фото: Константин Мельницкий, 66.ru,архив 66.ru
За полгода девочки с палочками в руках очаровали всех студентов Горного университета. На очереди — город. Корреспондент Портала 66.ru побывала на репетиции единственного в Екатеринбурге коллектива мажореток, примерила китель и поняла, что крутить палку — это целая наука.

— Называйте это дефилированием с оркестром, — смеются за кулисами первокурсницы. Они единственные в Екатеринбурге взрослые мажоретки. Если отойти от хореографических терминов, мажоретки — это девочки, которые во время парада маршируют с палочками или барабанами в руках и радуют мужчин стройными ножками и красными губами.

Мы заходим в актовый зал, когда коллектив отрабатывает сокращенный вариант марш-парада. Девочки машут ногами на сцене и крутят палки наманикюренными пальчиками, а мы снизу наслаждаемся зрелищем. Танец пока еще сырой, у одной падает палочка, другая невпопад сделала гранд батман. «Они просто без репетиции, а то, что палочка упала, — это нормально, за это на соревнованиях балл почти не снижают», — заступается за своих тренер.

Появился отряд мажореток в Екатеринбурге в сентябре. В Горном университете директор оркестра нашел тренера и затащил ее в вуз. И теперь на всех праздниках и парадах музыкантов УГГУ сопровождают марширующие первокурсницы.

Порядки в женском коллективе армейские. Командир, она же тренер, она же хореограф — Лилия Алексеева. Перед репетицией она выстраивает свой отряд по росту: «По порядку рассчи-тайсь!»
«Первая, вторая, третья…» — всего двадцать три.

Палки, которые крутят девочки, называются батоны (с ударением на первый слог). Делают их в Венгрии по заказу. Длина палки зависит от длины руки мажоретки. Если размер будет больше, то крутить будет неудобно, батон может ударить по голове или по плечу.

За сценой лежит аптечка. Дело даже не в том, что палка может прилететь кому-нибудь в глаз. А в том, что, как говорит тренер, восемнадцатилетним девчонками тяжело стоять в жаре под софитами в плотном кителе.

На предложение попробовать себя в роли мажоретки я соглашаюсь сразу же. Что тут сложного? Палка не тяжелая. Знай себе шагай и крути — выглядит очень просто. Тем более когда за плечами десять лет эстрадных танцев. Лучше бы я молчала…

За сценой мне помогают переодеться. Надеваю красную юбку поверх белой. Девочки предупреждают, чтобы сильно не крутилась: «Белье будет видно». Пытаюсь застегнуть китель сама — не дотягиваюсь. Ответственная за прически заплетает мне косу и дает красную помаду. На сцене без нее никак. На всё про всё три минуты. Я не успеваю ровно накрасить губы и выбегаю на сцену.

Лилия ставит меня на первую линию.

— Сейчас будем учить тебя мешать кашу. Бери левой рукой батон и зажимай его между большим и указательным пальцами. Начинай размешивать кашу… Хорошо… Не отпускай, держи ровно посередине… Ускоряйся!

Я не понимаю как, но на большей скорости батон, словно по чьему-то приказу, начинает крутиться в другую сторону. Где моя координация? Пока я занимаюсь самобичеванием, Лилия поднимает перед моими ногами палку.

— Выше колени! Чтобы больно было! Выше! — Я начинаю задирать колени, палочка выскальзывает из рук.

— Не опускай. Тянись макушкой вверх, втяни грудь и живот! А улыбка где? Убери помаду с зубов. — Я пытаюсь одновременно думать обо всех частях тела и языком стирать помаду. То еще зрелище. Девочки за спиной улыбаются — вспоминают себя на первых занятиях.

За двухминутную тренировку у меня заболели пальцы.

— У нас тоже пальцы в синяках, это нормально. У тебя еще хорошо получилось, я в начале вообще ничего не могла, — утешают меня.

Я использую вопрос, чтобы закончить свою неудачную попытку с маху стать мажореткой.

— А почему вы пошли в мажоретки? Никто же не знает, что это такое.

— Поэтому и пошли. А еще костюмы красивые.
— Короткие юбки не смущают?
— Это не короткие, это стандарт. Выше нельзя, уже неприлично, — подключается Лилия.

После репетиции я подхожу к тренеру.
— Вы всегда такая строгая? Или только со мной?
— Почувствовали на себе? Так всегда. Девочкам же по восемнадцать лет, они у меня красивые и добрые, учатся хорошо. А сейчас же весна. Если не будешь строгой, то они рассыплются. Поэтому дисциплина — в первую очередь. Я с ними воспитательные беседы провожу. А то расхлябанных тинейджеров полно, а выдержанных и статных девушек — мало.

В этот момент из-за кулис слышатся обрывки слов, запрещенных Роскомнадзором. Мажоретки превращаются в обычных студенток, натягивают кроссовки и бегут на пары.

Фото: Константин Мельницкий, 66.ru,архив 66.ru